Эксперт: «Экономика России растет черепашьими темпами»

Об экономической ситуации в мире и в России, рассказал в интервью Yenicag.ru профессор СПбГУ Станислав Ткаченко.

— Россия, Китай, Индия договорились создать аналог системе SWIFT. Ожидается, что новая платформа заработает и она будет эффективной системой против санкций. Насколько возможно создание подобной платформу и сколько государство заинтересованы в этой платформе?

— В современном мире вопрос доступа банковских структур государства к осуществлению финансовых операций через действующие глобальные платежные системы – это вопрос защиты национального суверенитета и экономической стабильности. Такие государства, как Китай, Индия, Бразилия и ЮАР к суверенитету относятся с максимальной серьезностью и прилагают необходимые усилия для его защиты, в том числе в финансовой сфере. Россия на основе собственного опыта прекрасно знает, что происходит, когда санкции вводятся в отношении ключевых банков страны. Наиболее болезненные для России санкции стран Запада после весны 2014 года были направлены против системообразующих российских банков – Сбербанка, Банка ВТБ, Газпромбанка, ВЭБ — Внешэкономбанка и Россельхозбанка. На их долю сегодня приходится почти 80 процентов всех банковских операций в стране. Эти санкции оказали крайне негативное влияние на такие макропоказатели, как годовая инфляция (она выросла с 6 до 15 процентов в 2013-2015 гг.), двукратная девальвация рубля и стремительный рост числа граждан России, живущих ниже официальной «черты бедности» — с 11 до 18 миллионов человек.

Станислав Ткаченко

Косвенными последствиями санкций против банковского сектора стали резкое увеличения бегства капиталов из России (почти 150 миллиардов долларов в 2014 г.)и падение показателя ВВП на душу населения, рассчитанного по официальному обменному курсу, с 16000 долларов в 2014 до 8750 долларов в 2015 г. Угроза отключения российских банков от платежных систем Visa и MasterCard вынудила ведущие банки страны совместно с правительством России спешно и не считаясь с расходами создать национальную платежную систему МИР. Она введена в действие в декабре 2015 года и успешно утвердилась в национальной экономике. Худшие опасения российских банков, связанные с отключением всех финансовых институтов страны от международной системы межбанковских платежей SWIFT, пока не реализовались. На примере Ирана, банки которого были отключены от системы SWIFT в 2012 году, что привело к острейшему финансово-экономическому кризису в этой стране, российская власть увидела, насколько разрушительной может оказаться данная мера.

Партнеры России по БРИКС самым внимательным образом следят за перипетиями санкционной войны России и Запада, стараются своевременно извлекать уроки. Поэтому усилия их правительств и банковских сообществ сегодня направлены на то, чтобы не допустить негативных последствийотключения SWIFTпо воле Вашингтона. Хотя SWIFT является кооперативным обществом, созданным по бельгийскому законодательству,но иранский кризис показал, что в ключевые моменты США способны оказать давление на управляющие этой платежной системой корпорации и отключить от банковской системы планеты целое государство с населением более чем 83 миллиона человек.
Разумеется, построение Россией и ее партнерами по форуму БРИКС альтернативной платежной системы станет довольно бессмысленной тратой финансов и интеллектуальных ресурсов, которые пять крупнейших развивающихся государств могли бы использовать более эффективно. Но опасения за собственную безопасность в этом вопросе оказались более значимыми. На практике, участниками новой системы, которую можно назвать анти-SWIFT, вскоре могут стать страны, которые опасаются односторонних и разрушительных действий США на международной арене. Сегодня таких государства на планете большинство! Так что у одобренного только что проекта неплохие перспективы.

— Вокруг проекта «Северный поток-2» уже не первый год идут «жаркие» обсуждения. Что вы можете сказать по данному проекту? Что оно дает России и Германии? В таком случае газ через Украину становится бессмысленным?

— Проект «Северный поток-2» реализуется с некоторым отставанием от первоначальных планов, но новый газопровод между Россией и Германией вступит в строй в середине 2020 года. Это преимущественно политический проект, но с течением времени он все же сможет окупить вложенные в его строительство средства.«Северный поток-2» также превратит Германию в главный европейский газовый хаб, откуда природный газ будет поступать в другие государства Центральной и Западной Европы. Россия сможет зафиксировать свою долю в газовом энергобалансе Европы на уровне немного выше 30 процентов (сейчас – 35 процентов), что гарантирует газовой отрасли России безбедное существование еще много лет.

Вопрос транзита российского газа чрезвычайно политизирован. Разумеется, это один из самых удобных маршрутов для транспортировки российского газа в Центральную Европу и в Италию, бесперебойно работающий вот уже почти полвека. И лишь желание России нанести сильный, а может быть даже и непоправимый, удар по украинской экономике, может заставить Москву заморозить украинский маршрут. Но как только политические отношения снова улучшатся – российский газ вновь пойдет через Украину в Европу. Если, конечно, за время простоя нынешние газопроводы на Украине не выйдут из строя.

— Как вы оцениваете экономику России на данном этапе? Какие темпы роста?

— Экономика России растет сегодня черепашьими темпами. Преодолеть вовсе не фантастический показатель прироста ВВП в 2 процента в год ей никак не удается уже на протяжении пяти лет. И пока не видно ресурсов, которые могли бы создать условия для заметного ускорения роста. Конечно, если нефть неожиданно подорожает до 100 долларов за баррель, рост вернется. Но качество этого роста останется неудовлетворительным. Сегодня у России есть несколько вариантов стимулирования темпов роста. Два самых обсуждаемых: наращивание государственных расходов в процентах к ВВП, или же проведение либеральных реформ, одним из элементов которых станет приватизация и резкое снижения участия государства в экономке.

Как видим, два варианта прямо противоположны друг другу. Поэтому выбор между ними равнозначен выбору будущего России как минимум на среднесрочную перспективу (10-20 лет). Сегодня ситуация в экономике России не блестящая, но все-таки вполне стабильная. Поэтому только серьезный внешний шок (новая волна санкций, резкое падение цен на продукты российского экспорта) может заставить правительство и парламент России пойти на риск и сделать выбор между «больше рынка» и «меньше рынка».

Анар Гусейнов

www.yenicag.ru

402