О ситуации вокруг Киркука и дальнейшего развития ситуации в Ираке, рассказал Yenicag.Ru эксперт по Ближнему Востоке Харун Сидоров.

– Киркук пал практически без боя. Как вы оцениваете происходящее в Ираке? Какой ответ будет из Эрбиля?

– Киркук, очевидно, был сдан. То, что он был сдан кланом Талабани и ПСК это лежит на поверхности. Интрига, однако, заключается в том, что происходило за кулисами, а именно, не пошел ли на сдачу Киркука сам Барзани. Я этого не утверждаю, но дело в том, что, по большому счету, именно вопрос Киркука был главным камнем преткновения во взаимоотношениях Эрбиля и Анкары. Теперь этого камня нет, и при желании ничто не мешает Анкаре заявить о победе, так как она вывела туркменов из подчинения Эрбиля, а Эрбилю объявить о независимости, после чего обе стороны могут начать неформальную нормализацию отношений.

Но этот сценарий, конечно, исходит их конспирологического допущения того, что Барзани пожертвовал Киркуком, чтобы противодействие независимости Курдистану было снято, по крайней мере, со стороны Анкары. Развитие же ситуации в сторону дальнейшей эскалации конфликта подтвердит, что Талабани предал Барзани, а тому в свою очередь не останется ничего кроме как бороться до конца со своими противниками – Багдадом, Тегераном, а теперь уже и Анкарой.

– Захват Киркука о многом говорит. Можно ли сказать, что это отчасти победа Эрдогана в том числе?

– Это, безусловно, крупная внутриполитическая победа Эрдогана. Но, по-моему, глубокому убеждению, с точки зрения долгосрочных внешнеполитических последствий для Турции она будет пирровой. Во-первых, этой победой, когда на улицах Киркука вместе ликовали люди с флагами шиитских экстремистских организаций и местных туркменов, Турция дала понять, что в конфликте между ее соплеменниками иных конфессий и ее единоверцами иных национальностей она предпочтет первых вторым.

Так, руководители Курдистана делали особый акцент на том, что все эти годы они противостояли шиитскому фундаментализму и этническим чисткам суннитов, которые признавали и сами руководители Турции. Однако когда дело дошло до интересов туркменов Киркука, которым как шиитам оказалось естественнее договориться с Ираком, Анкара с легкостью сдала повестку защиты суннитов и вчерашних их защитников – Пешмергу – стала называть террористами, а тех, кого вчера называла террористами, стала прославлять как Иракскую армию. То есть, из этого со всей очевидностью следует вывод, что интересы турок, будь то шииты, алевиты, тенгрианцы или просто атеисты для Турции как националистического государства всегда будут важнее, чем интересы мусульман, суннитов, но при этом не турок.

Во-вторых, даже если Эрдогану удалось или удастся договориться за кулисами с Барзани об обмене Киркука на нормализацию отношений с независимым Курдистаном, курдскому национальному самосознанию турецкой пропагандой и политикой в эти дни нанесена такая травма, которая не забывается. Здесь надо отметить, что в последнее время по ряду позиций имело место диаметральное расхождение между риторикой Анкары и ее реальными действиями. Например, громогласно заявляя, что Турция начнет операцию против Хайят Тахрир аш-Шам, с ними в итоге договаривались. Так же это может оказаться и с Барзани. Однако национальная память в отличие от логики правителей, способных решать вопросы закулисно, живет по своим законам. И в этом смысле не приходится сомневаться, что заявления Эрдогана о том, что российская авиация будет поддерживать борьбу с террористами в Идлибе, или демонстративное унижение курдов в Киркуке надолго останутся в памяти сирийских и курдских суннитов, которые сделают свои выводы об отношении к ним Турции и о том, как нужно относиться к ней.

– Можно ли считать данный факт, как ответом Ирана на антииранские заявления Трампа?

– Как показывает практика, Иран в своих действиях руководствуется не эмоциональными реакциями на чьи-то заявления, а своей долгосрочной стратегией в регионе. И в этом, кстати, заключается фундаментальное отличие хомейнистского Ирана как государства идеократического от эрдогановской Турции как государства авторитарно-популистского.

Иран откусывает и переваривает кусок за куском, независимо от того, сидит ли в Белом доме призывающий к миру Обама или же угрожающий ему противодействием Трамп. В этом смысле действия Ирана по отношению к раздающимся из Вашингтона заявлениям лучше всего описываются русской поговоркой: “а Васька слушает, да ест”. Так вот, Иран это такой Васька, которому все эти годы американцы позволяют, а иногда и облегчают пищеварительный процесс. В том числе, кстати, это относится и к действиям Трампа, который при всей его антииранской демагогии добился только того, что расколол суннитский лагерь, стравив КСА и ОАЭ с Катаром и Турцией и подтолкнув тем самым последних к сближению с Ираном.

Ниджат Гаджиев

Yenicag.Ru - www.yenicag.ru

× При полном или частичном использовании аналитики, интервью или новостей OOO "Yeni Chagh Azerbaijan" активная гиперссылка на главную страницу www.yenicag.ru обязательна.

Что думаете?
Похожие Новости

    "Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта."