Эксперт: «TANAP не составляет конкуренцию российским трубопроводным проектам»

О ситуации на Южном Кавказе, о том как реагирует Россия на проект TANAP и приход к власти Пашиняна рассказал Yenicag.Ru российский политолог Константин Тасиц.

— И в Армении и в Грузии произошла смена власти. Как вы считаете, будет ли это способствовать обострению ситуации в регионе Южного Кавказа?

Константин Тасиц

— Смена власти произошла в Армении. В Грузии скорее случилась смена правительства, поскольку «Грузинская мечта», возглавляемая Бидзиной Иванишвили, осталась правящей партией. Мне кажется, что в обоих случаях не следует говорить о возросших рисках обострения на Южном Кавказе. В Грузии мы наблюдаем преемственность внешнеполитического курса на евроатлантическую интеграцию и нормализацию отношений с Россией в экономической и гуманитарной сферах.
При этом проблему Абхазии и Южной Осетии Тбилиси намерен решать мирными, политическими средствами. В Армении отношение к нагорно-карабхскому конфликту является предметом консенсуса нынешней власти и оппозиции. Характерно, что во внешнеполитическом и силовых ведомствах не было значительной кадровой ротации. Их возглавили люди, работавшие в госструктурах при С. Саргсяне. Ереван сохраняет приверженность ранее достигнутым договоренностям, хотя и продвигает идеи по поводу изменения переговорного формата.

— Как Россия оценивает приход к власти Пашиняна?

— Официальные лица России восприняли события в Ереване как внутреннее дело Армении и выразили готовность работать с тем, кого изберет армянский народ. Экспертное сообщество пока высказывает осторожные оценки. Находясь в оппозиции, Пашинян был известен своими прозападными взглядами и популистскими высказываниями. Однако, придя во власть, он демонстрирует прагматизм и готовность к конструктивному диалогу. Насколько успешно будет новое правительство, покажут конкретные практические шаги.

— Как Россия наблюдает за ситуацией вокруг проекта ТАНАП?

— Эксперты, занимающиеся энергетикой, безусловно, следят за TANAP. Это значимый проект для Азербайджана, поскольку республика получает для своего газа прямой выход в европейские страны. Вместе с тем, по меркам Европы объем поставок в 10 млрд куб в год незначителен и не вызовет значимых перемен на газовом рынке. Поэтому в нынешнем виде он не рассматривается как конкурент российским трубопроводным проектам. Дальнейшее же развитие «Южного газового коридора» будет связано с решением большого числа как технических, так и политических проблем.

Анар Гусейнов

www.yenicag.ru

681
UTRO.AZ
NOVOYE-VREMYA.COM