Эксперт: США не при каких условиях не смогли бы создать военно-морские базы на берегах Каспия

О подписании статуса Каспийского моря, о том, как это будет влиять на взаимоотношения между пятью государствами, рассказал Yenicag.ru казахстанский эксперт Султанбек Султангалиев.

— Наконец состоялось подписание соглашения по статусу Каспия. Как вы считаете, насколько это соглашение удовлетворительно?

Султанбек Султангалиев

— Исходя из текущей ситуации, подписание Конвенции о правовом статусе Каспийского моря без всяких натяжек — исторический акт. Давайте учитывать, что к этому документу пять государств шли больше четверти века, если брать за точку отсчета распад СССР в декабре 1991 года. Полагаю, что от Конвенции как международного договора выиграли все прикаспийские государства. Конвенция закрепила договоры между странами по Каспийскому морю, окончательно определило принципы взаимоотношений на Каспии между государствами –партнерами, то есть, грубо говоря, определила правила игры.

Второй положительный аспект-это перспективы дальнейшего укрепления торгово-экономического сотрудничества между нашими странами, развития и совершенствования транcпортно-логистической инфраструктры, которая принесет значительные экономические дивиденды в уже в недалеком будущем. С учетом того, что Иран заключил соглашение о зоне свободной торговли с Евразийским экономическим союзом значение каспийских торговых путей и транспортного коридора «Север-Юг» будет только возрастать. В-третьих, сделан пусть не шаг, но позитивный подскок по вопросу разграничения дна Каспийского моря, таящего в себе впечатляющие запасы нефти и газа, которые необходимы для дальнейшего развития национальных экономик стран Прикаспия.

Подписание Конвенции является историческим актом, но в каспийскую эйфорию впадать не следует – по Каспийскому морю впереди много работы и для дипломатических ведомств, и для экономического блока кабинетов министров прикаспийских государств.

— Можно ли сказать подписания этих соглашений был последним шансом для России и Ирана, чтобы остановить вхождения НАТО в акваторию Каспия?

— Я бы не стал ставить вопрос в такой трагедийной плоскости , которая больше соответствует шоуменам из программы Владимира Соловьева, нежели серьезным экспертам. НАТО не при каких условиях не смогло бы создать военно-морские базы на берегах Каспия. Прежде всего, потому что главы Азербайджана, Казахстана и Туркменистана прекрасно понимают все негативные военно-политические и экономические последствия такого шага. А напряженность или же война в Прикаспии никому из нас не нужна. Запрет на размещение вооруженных сил иных держав на Каспийском море, которого активно добивались Россия и Иран-всего лишь превентивная мера предосторожности со стороны последних, как говорится, на всякий пожарный случай, ведь Конвенция будет Конституцией Каспия на протяжении многих последующих десятилетий. Лидеры прикаспийских государств будут приходить и уходить, а Конвенция оставаться и играть основополагающую роль в политических и экономических отношениях пяти государств на море, на нашем совместном море.

— Страны не смогли прийти к согласию по дну Каспия, это означает, что все переговоры еще впереди?

— Разграничение дна и будущие национальные сектора- это проблема, которую Конвенция так и не решила, обозначив лишь общие принципы. Хотя в северной части Каспия, между Россией и Казахстаном практически проблемы уже решены. И так как все прикаспийские государства заинтересованы в данном процессе, то работа в этом направлении будет неизбежно продолжатся. И не важно, сколько процентов дна достанется той или иной стране – важно будут ли там месторождения или нет (шучу).

Главное, не следует забывать о подписанном в сентябре 2014 года в Астрахани Соглашении «О сохранении и рациональном использовании водных биологических ресурсов Каспийского моря», которое несет в себе определенные препятствия для разработки нефтегазовых месторождений на Каспии. Этот документ более выгоден для России и Ирана, нежели для остальных партнеров, так как и Москва, и Тегеран рассматривают Каспий в первую очередь как кладовую биологических ресурсов, а не как огромное нефтегазохранилище.

Разница в подходах и приоритетах явно чувствовалась на протяжении десятилетий и давала о себе знать в переговорном процессе. Проблема в том, что данное Соглашение можно использовать как механизм блокировки перспективных проектов, например, строительства того же Транскаспийского трубопровода. Остается надеяться, что определенные договоренности, скрытые за официальными переговорами, имели место быть. И всегда есть место разумному компромиссу в виде совместного взаимовыгодного освоения тех или иных месторождений, как, например, российско-казахстанское сотрудничество в северной части Каспия.

Анар Гусейнов

www.yenicag.ru

725
UTRO.AZ
NOVOYE-VREMYA.COM