Эксперт: «Россия использовала терминологию прав человека для аннексии Крыма, а США — для вторжения в Ирак»

О ситуации вокруг прав человека и о том, как и почему некоторые страны спекулируют, этим рассказал Yenicag.Ru эксперт по международным правам человека Дмитрий Дубровский.

— Сегодня вопросы правах человека являются одним из острых тем в международной повестке. Азербайджан тоже подвергается критики на этой почве. Тем не менее те же права человека постепенно превращаются в тему спекуляции и политического давления. Где проходит грань между реальной защитой прав человека и политической спекуляцией?

Дмитрий Дубровский

— Права человека, действительно, были, скорее, формой, чем содержанием до 1975 года. Тогда, в момент подписания Хельсинских соглашений, никто не мог представить, что это начало «революции прав человека» в международном праве. С этого момента права человека становятся частью международного права, и потому перестают быть исключительно вопросом в целом национального законодательства.

Одновременно возникают серьезные международные правозащитные организации Amnesty International, Human Rights Watch и др — и они также начинают создавать новую реальность универсализации прав человека. Наконец, возникает R2P -обязанность по защите прав человека тогда, когда внутри определенных стран возникают серьезные проблемы с правами человека.

Конечно, это не значит, что права человека не могут использоваться как предлог — например, Российская Федерация активно использует терминологию прав человека для аннексии Крыма, например, а США — для вторжения в Ирак. Тем не менее, достаточно просто увидеть разницу — права человека лучше всего формулируются и защищаются не государствами, а международными неправительственными организациями, которые невозможно обвинять в «политической спекуляции» потому, что у них просто нет политических задач

— Отвечают ли конвенции по правам человека современным реалиям жизни людей и государств?

— Современные конвенции по правам человека, безусловно, развиваются и уточняются так, как развивается и уточняется представление о правах человека в мире в целом. Например, появление биотехнологий ставит вопрос о том, какие права человека должны будут защищаться в будущем, например, не будут ли дискриминироваться люди, рожденные в пробирках.

С другой стороны, современные реалии таковы, что именно стремление недемократических режимов контролировать население становится препоной к защите прав человека в мире — и это ставит вопрос о пределе суверенитета, как обязанности по защите собственных граждан. Если государство преследует собственных граждан — оно отказывается от своего суверенитета, и тогда суверенитет становится международным. Я думаю, в этом направлении должно развиваться международное право и прав человека в будущем.

Ниджат Гаджиев

www.yenicag.ru

260
UTRO.AZ
NOVOYE-VREMYA.COM