Эксперт: «Франция не может переварить усиление влияния Турции в регионе»

На вопросы Yenicag.Ru — Новая Эпоха отвечает украинский политолог, эксперт по Турции Григорий Мавров:

— На фоне пандемии накаляется военно-политическая ситуация в средиземноморском регионе, где имеющие выход к этому морю страны взялись за его раздел. Кризис, способный привести к активным военным осложнениям между Турцией и Грецией, уже назревает. Афины перебрасывают военную силу к островку Миас, расположенному в двух километрах от турецких берегов, где по парижскому договору Греция не имеет права держать военную базу. В целом, что происходит в регионе и чем все это закончится?

Григорий Мавров

— Это регулярно происходящее обострение, которое на этот раз усложняется еще и конфликтом вокруг газовых месторождений в Средиземном море, в который вовлечен ряд других государств. В результате, складываются новые альянсы и постоянно нагнетается ситуация. Местами это делается исключительно для давления на противоположную сторону, но есть и весьма опасные прецеденты, как это имело место 10 июня этого года, когда турецкие корабли навели свои ударные системы на фрегат Courbet ВМС Франции. Обе страны, как известно, являются членами НАТО, поэтому этот инцидент был встречен весьма настороженно в штаб-квартире Альянса. То есть, получается, что, как минимум три члена Альянса демонстрируют готовность применить военную силу друг против друга.

Возникает вопрос, а можно ли в текущем обострении обвинить турецкую сторону? Или же сложившаяся ситуация часть более сложной проблемы?

На мой взгляд попытка Франции, Греции и других государств региона обвинить во всем Турцию связана не только с территориальными претензиями между Турцией и Грецией, но и с все более возрастающей ролью Турции в Средиземном море. Некоторые страны, к сожалению, все еще находящиеся в плену своих колониальных амбиций не готовы признать тот факт, что мир давно и безвозвратно изменился. Нельзя просто игнорировать или постоянно демонизировать такое государство как Турция. Вообще, Франция всегда отличалась особой активность на Средиземноморье, вспомним хотя бы проект Союза Средиземноморья под авторством президента Николя Саркози. Поэтому газовый конфликт на востоке Средиземного моря и старые территориальные конфликты разных государств только притягивают Францию, усиливающую противников Турции. Потенциальные конфликты — это всегда способ заключить военные контракты или получить выгодные подряды, тем более, что французская корпорация Total играет не последнюю роль в разработке кипрских месторождений из-за которых очередной раз и поссорились Афины с Анкарой.

Таким образом, старые геополитические споры делают восточную часть Средиземного моря, ареной соперничества вооруженных сил, особенно флотов, различных государств от Франции и Италии до Турции, Египта и Израиля. Интенсификация конфликта и вовлечение в него новых игроков только способствуют дестабилизации региона, что в конечном итоге может привести к вооруженному конфликту. Вместе с тем, все основные игроки являются частью одного военного-политического Альянса, что в значительной мере сглаживает наиболее жесткие тенденции и помогает перевести территориальный или экономический конфликт в плоскость диалога.

— Глава правительства международного согласия Ливии Саррадж заявил о намерении оставить свой пост. Вроде после активной военной поддержки Турции он значительно укрепил свои позиции. С чем связано его намерение подать в отставку?

— Много причин, но я бы прежде всего отметил непопулярность Сарраджа среди ливийцев. Нужно отметить, что и с той стороны, я имею в виду восточную Ливию, происходят похожие события. В сентябре этого года, ушло в отставку правительство Абдаллы Тани, поддерживаемое силами генерала Хафтара. Оба правительства не пользовались популярностью населения и народные волнения, которые начались в августе привели к их отставке. Несмотря на фактический раздел страны, сами ливийцы очень часто демонстрируют национальное единство и действуют сообща.

— Что на счет Халифы Хафтара? Продолжит ли Россия поддерживать его и какие у него перспективы как одного из претендентов на пост лидера Ливии?

— Сложно сказать наверняка, но именно Хафтара российские СМИ пытаются представить одновременно и как наследника Каддафи, и в качестве гаранта светского характера Ливии. Интересно, что Россия, на словах позиционирующая себя борцом с терроризмом и экстремизмом, выбрала в качестве основного партнера весьма неподходящего для этого человека. С одной стороны, Хафтар долгие годы работал на ЦРУ и участвовал в операциях этого ведомства против Каддафи и поэтому вряд ли может воспринимается в качестве наследника Муаммара Каддафи. С другой стороны, ни для кого не секрет и сотрудничество Хафтара с радикальными террористическими группировками вроде мадхалитов, которые регулярно используют такфир (обвинение в неверии) против других мусульман, разрушают суфийские мазары и убивают суфийских шейхов. Хафтар действует как классический макиавеллист, не имеющий моральных принципов и руководствующийся исключительно своими собственными интересами, а не интересами Ливии. По-видимому, выбор Москвы обусловлен своеобразной стратегией делать ставку на наиболее проблемных или как сейчас модно говорить токсичных персонажей. Кремлевские аналитики и эксперты полагают, что именно таких лидеров легче всего использовать и контролировать. Так было в случае с Башаром Асадом и рядом других политиков. Однако, Хафтар и его действия, вспомним хотя бы срыв переговоров в Москве или последние сентябрьские переговоры в Сочи, красноречиво свидетельствующие о том, что эта стратегия начала давать сбои. Таким образом, уже непонятно, кто кого использует, или выражаясь языком одного голливудского фильма — собака крутит хвостом или же хвост крутит собакой?

— Российские наёмники из ЧВК Вагнера продолжают держать под контролем нефтеносный район Шераре и, по словам главы МВД страны, в регионе процветает контрабанда нефти и нефтепродуктов и черный нал, заработанный незаконным путем, направляется на финансирование незаконных вооруженных формирований и террористических группировок в Ливии. По-вашему, почему НАТОвская коалиция, которая свергла Каддафи, позволила России укрепиться в этой стране? Какая истинная стратегия Запада в отношении этой страны?

— У Запада нет единой стратегии в отношении Ливии. Франция поддерживает Хафтара, тогда как Италия готова сотрудничать с легитимным правительством в Триполи. Многие другие страны либо нейтральны, либо поддерживают одну из сторон в этом конфликте поэтому Турция, которая четко продемонстрировала свои предпочтения, объединяется с теми западными странами, что сделали ставку на признанное правительство в Триполи.

— С другой стороны Египет с финансовой поддержкой ОАЭ и Саудитов пытается вторгнуться в Ливию. Там сейчас высока вероятность столкновения Турции, Катара и законного правительства Ливии с коалицией ОАЭ, Саудовской Аравии и Египта. Как вы думаете, дело дойдет до очередной горячей войны в Ливии?

— Скорее всего не дойдет. Египет это сильный козырь в руках Эмиратов и их союзников, но пока нет необходимости его использовать, да и самих египтян не очень верно рассматривать исключительно в качестве объекта или марионетки Эмиратов или Саудовцев. Мы видим, что египтяне ведут себя, как самостоятельная сила, хоть и действующая в рамках договоренностей с Эмиратами и другими государствами по их коалиции. В последнее время, Египет усилил работу с ливийскими племенными лидерами, не зацикливаясь исключительно на Хафтаре и его структурах. В конце концов Ливия сосед Египта и поддержание устойчивых связей с различными силами в ливийском политикуме в интересах самого Египта.

Беседовал: Кавказ Омаров

www.yenicag.ru

524
NOVOYE-VREMYA.COM
www.newsroom.kz