Эксперт: «Договор Турции и Ливии позволяет блокировать планы поставщиков газа в Европу»

О том, почему Турция отправляет войска в Ливию, какие у нее там интересы, а также и про американо-турецкие отношения рассказал Yenicag.ru эксперт по Ближнему Востоку Харун Сидоров.

— Как сообщают некоторые СМИ, Турция отправила войска в Ливию. Насколько эта информация соответствует действительности?

— Я не могу оценить, насколько достоверна эта информация, но достоверно на поверхности лежит то, что Эрдоган об этом недавно заявлял и Бахчели сказал, что он поддержит это решение президента Турции. Но на сегодня турецкие инструктора уже находятся в Ливии, военные поставки тоже идут, юридические основания для отправки войск туда тоже уже есть, потому что подписан соответствующий договор с правительством национального единства.

Харун Сидоров

Положение у ливийского правительства достаточно тяжелое, не катастрофическое, так как они пока могут сдерживать наступления Хафтара. Но не все так просто, так как Хафтар тоже получает поддержку, очевидно, что российские инструктора приложили руку, потому что улучшилось качество работы их артиллерии и действий их войск.

— Какие интересы у Турции в Ливии, а именно в поддержке правительства Сараджа?

— Что касается турецких интересов в Ливии, то здесь есть как идеологическая составляющая, так и материальная. Идеологическая составляющая здесь играет роль бонуса и скорее приятного дополнения к геоэкономической и ресурсным интересам. Но, тем не менее, я бы не стал ее сбрасывать со счетов, потому что в целом если брать пространство исламского мира, то сказывается такой факт, что у правящей партии Турции ПСР частично «ихванские» корни.

Начиная с «арабской весны» все эти процессы активизировались и как правило Турция играет на стороне «ихванов». Или же если сказать иными словами, Анкара превращает «ихванов» в инструмент своей мягкой силы. Я думаю, это взаимное использование друг друга и нынешнее правительство Ливии – это образование и «ихванским генезисом». Ее врагами являются антиихванские силы, которые рассматривают в качестве врага и Турцию. То есть ОАЭ, Саудовская Аравия, просаудовские саляфиты, которых обычно называют мадхалитами, они все активно поддерживают Хафтара и борьбу с «ихванами», которые являются для салафитов хараджитами и объявляют им джихад.

Вторая составляющая – это борьба за маршруты экспорта газа с южного Средиземного моря в Европу, которую там хотят пустить в обход Турции. Связка Турции и Ливии позволяют блокировать эти планы и вынудить потенциальных поставщиков поставлять газ в Европу через турецкую акваторию. Полюс известно, что Турция борется за дополнительные месторождения в акватории Кипра. Поэтому это новая политика Турции в Средиземном море в большей степени имеют экономические соображения. Но нельзя списывать со счетов и исторический момент, многие из этих государств входили в состав в Османской Империи и связаны с Турцией с теми или иными связями. Поэтому тут присутствует комплекс факторов, это «большая игра», где схлестывается интересы многих государств. Местных региональных игроков, мировых игроков, как США и Россия. Из региональных игроков тут присутствуют интересы Италии, Греции, Израиля, Франции и Турции.

Сейчас обозначилось, что Франция пытается использовать Россию как свой инструмент для противодействия с Турцией. Я думаю, что такие ходы Макрона, которые многие не могут понять, они обусловлены с этим. Макрон говорить, что надо договориться дружить с Россией и удалить Турцию из НАТО. Если мы посмотрим на то, кого поддерживает Россия в Ливии и по каким соображениям, то станет понятно, что схватка в Средиземном море и столкновение интересов являются причиной, попыток сблизится с Путиным для подключения России в противодействии против Турции и Эрдогана.

Что касается США, то Трамп в одном из своих твитов написал, что Хафтар ведет конрпродуктивную политику, что это приведет к поражению и будет стоить дорого ливийскому народу. Он особо указал на то, что он выбирает неправильных союзников. И вообще он сказал, что в Ливии уже есть одно международно-признанное государство и больше другого никакого государство не нужно. Это определенный пассаж в сторону Турции и это либо поддержка Эрдогана, либо же подбрасывания дров в костер в классическом американском стиле, чтобы стравливать разные группы и разные стороны, для того чтобы потом играть роль третьего, который всех разводит.

— Администрация Трампа не признала «геноцид армян». Как это будет влиять на двухсторонние отношения между государствами?

— Тема американо-турецких отношений носит комплексный характер. Есть разные группы интересов, разные клубы внутри американской политического истеблишмента с разными видениями на эти отношения. Среди разных групп интересов, есть оголтелые антитурецкие и антиэрдогановские силы. Они в основном связаны с демократической партией, там присутствуют также и разные лоббисткие круги гюленовцев, курдов, армян, которые заинтересованы свалить Эрдогана.

В тоже время в республиканском лагере присутствует разное видение по американо-турецким отношениям, одни более сдержанные в отношении Турции. Одни считают, что Эрдоган не прав, но Турцию как стратегического партнера терять нельзя. Другие считают, что надо работать с Эрдоганом потому что он наиболее жизнеспособный политической игрок и проблема прав человека не должно волновать США и она должна прагматично оценивать ситуацию. Складывается впечатление, что Трамп лавирует между последними двумя лагерями внутри республиканской партии.

Трампу лично близок вариант сотрудничества с Эрдоганом и он не раз высказывался о своих симпатиях к нему. Турция это авторитарная страна и тут решение принимает один человек, США же институциональная страна и Трампу приходиться считаться с демократическими институтами. Поэтому как будет США вести политику в отношениях с Турцией – это будет во многом зависеть от противостояния между политическими кругами внутри США.

Анар Гусейнов

www.yenicag.ru

742
NOVOYE-VREMYA.COM