Эксперт: «Бенефициаром охлаждения отношений между США и Турцией является Китай»

О процессах, идущих в Турции и вокруг нее, о политическом кризисе между Анкарой и Вашингтоном, об экономическом давлении Запада и о турецко-российских отношениях рассказал в своем интервью Yenicag.Ru украинский востоковед, исламовед, специалист по Турции Григорий Мавров.

— Что можете сказать по поводу последних санкций, которых США применили против ряда турецких чиновников, причастных к аресту священника Бронсона, который обвиняется в связях с террористическими организациями РПК и FETÖ?

Григорий Мавров

— В США тоже скоро выборы и республиканцам, также как и АКП, зависящим от консервативного электората, ситуация с пастором Бронсоном почти подарок. Был ли пастор связан с РПК и ФЕТО это уже мало кого волнует, самое важное, что на этой истории можно заработать политический капитал.

— Анкара может поставить вопрос перед США об обмене Бронсона с Гюленом?

— Теоретически, конечно, может, но думаю что такого рода предложения скорее удар по репутации Турции, чем способ вернуть Гюлена назад. Поэтому убежден, что таких предложений со стороны Турции не будет.

— Ожидаются ли новые санкции против Турции и чем может ответить Анкара Вашингтону?

— Новые санкции возможны и они могут совсем обвалить турецкую экономику, сильно зависимую от внешних рынков и технологического сотрудничества с Западом. Однажды начавшись, санкционные войны могут длиться очень долго. В качестве ответа турки могут поставить вопрос об ограничении использования базы в Инджирлик, свернуть какие то военные программы с США (правда, себе в убыток), ну и конечно разыграть сирийскую карту, то есть использовать сближение с Россией и Ираном, в качестве инструмента давления на США. Однако и здесь у Турции много естественных ограничителей, так как серьезное сотрудничество с Россией и Ираном по Сирии будет означать признание режима Башара Асада, а это чревато серьезными репутационными издержками для Эрдогана.

— Вопреки ожиданиям некоторых экспертов, в последнем Саммите НАТО серьезных охлаждений в отношениях Эрдогана и Трампа не наблюдались. Каким вы видите будущее Американо-турецких и турецко-российских отношений?

— Судя по всему, американо-турецкие отношения переживают не лучшие времена. Впрочем, нечто подобное уже было в истории двух стран. Достаточно вспомнить кипрский кризис, когда правительство Бюлента Эджевита — самого левого премьера Турции, и правительство Джимми Картера были наверно на пике взаимной вражды и США даже ввели эмбарго на поставку вооружений в Турцию. Тогда Турция решила пойти на Восток, поддержав Палестину и арабские страны против Израиля, не позволив американцам использовать базу Инджирлик для помощи Израилю. В 1973 году Турция и Ирак подписали соглашение о строительстве нефтепровода, а в 1974 Турции была оказана материальная помощь со стороны ливийского лидера Муамара Каддафи. Ливийцы поставляли в Турцию топливо и шины для самолетов ВВС Турции. Позднее уже в 80-е правительство Тургута Озала несколько сбалансировало внешнюю политику Турции, вернув страну в стан американских стратегических союзников и партнеров. Вся история внешней политики Турции это крен то в одну, то в другую сторону. Сейчас правда основным бенефициаром охлаждения отношений между США и Турцией является Китай, который пользуясь случаем, скупает турецкие активы и наращивает свое присутствие в Турции, не только экономическое, но и в сфере культуры, образования, науки. Даже правящие партии Китая и Турции начали дружить. Ну а в сфере экономики у Китая просто впечатляющие успехи в Турции: Huawei работает с Turk Telecom в сфере 5G интернет, а COSCO — крупнейшая китайская компания в сфере грузоперевозок наращивает контроль над турецкими портами.

Что касается отношений с Россией, то здесь правительство Эрдогана многократно демонстрировало свою поддержку Путину и желание сотрудничать, поэтому если со стороны России не будет каких-либо корректировок политики в отношении Турции, то вряд ли можно прогнозировать ухудшение отношений или конфликты между этими странами.

— Как можно оценивать участие Эрдогана в Саммите стран БРИКС, который состоялся в ЮАР недавно? Какие перспективы для Турции в этой организации?

— Сложно сказать, видимо Турция хочет сбалансировать свою зависимость от Запада и поучаствовать в пересмотре сложившегося мирового порядка — о чем неоднократно говорил сам Эрдоган. Для этого необходимо: во-первых, наладить технологическое сотрудничество с Россией и Китаем, а во-вторых, открыть новые рынки для своей продукции. Примерно так мыслят турецкие проправительственные аналитики и возможно даже советники Эрдогана.

— По данным турецкого Института по статистике, в июле экспорт вырос на 11,8% и составил 14,11 млрд. долларов, а импорт снизился на более, чем 6,4% и составил 20 млрд. долларов, и все это несмотря на наличие горячих конфликтов у своих границ, на свое непосредственное участие в боевых действиях внутри страниц и за её пределами, на наличие многомиллионной армии беженцев на своей территории, и на рост военных расходов. Несмотря на все это экономика Турции продолжает расти. С чем это связано, качественной работой правительства или…?

— Пока то, что имеет Турция это результат успешных реформ, которые проводились командой, которой больше нет. Командой, которая формировалась в 2000-е. Примерно с 2011 года ситуация в стране начала меняться, а в последние несколько лет происходит ускоренный процесс гомогенизации турецкого истеблишмента. То есть, попросту говоря, в турецкой элите остаются те, кто лично лоялен первому лицу. Поэтому результаты работы этой команды нам еще предстоит увидеть. Однако уже сейчас мы можем наблюдать тревожные симптомы в турецкой экономике. Одним из таких показателей является недавний обвал курса лиры. Некоторые эксперты считают, что основная причина обвала связана с чрезмерным контролем правительства над центральным банком страны.

Беседовал: Кавказ Омаров

www.yenicag.ru

951
UTRO.AZ
NOVOYE-VREMYA.COM