Возвращение двухполярного мира: пандемия и кризис как факторы геополитики

«…Мы являемся наиболее мощной страной мира,
а Россия — была такой» — Президент США Д. Трамп в интервью СМИ

Согласно большинству политологических концепций, к движущим силам в процессе развития человечества относятся различного рода кризисы, периодически охватывающие мировое сообщество. В зависимости от их масштаба меняется баланс сил в мире или отдельных его регионах, а также возникают новые геополитические и геоэкономические формации.

Как пример — нынешняя ситуация, которая, по сути, является новым глобальным кризисом и трансформирует всю систему международных отношений, когда многополярный мир, формирующийся в последнее время, снова завоевывает двухполярная модель мироустройства, возглавляют которую теперь уже США и КНР. Другие центры силы, в т. ч. ЕС и Россия, не выдержав конкуренции, сдают свои позиции. Некоторые из них попадают в сферу американского или китайского влияния. Именно об этом свидетельствуют последствия эпидемии коронавируса в мире и дестабилизация мирового нефтяного рынка.
Вместе с тем пандемия и проблемы с ценами на нефть стали не более, чем катализаторами или проявлением обострившегося противостояния между различными центрами силы, стремящимися реализовать свои интересы. Характер такого противостояния более широк, а результаты зависят от экономических и политических систем стран-соперников. Понятно, что в рамках одной небольшой статьи трудно раскрыть все аспекты данной темы. Поэтому остановимся лишь на наиболее типичных.

Виктор Гвоздь

Сегодня у Китая наилучшие показатели, как в деле преодоления кризиса, так и в процессе укрепления своих позиций в мировом геополитическом противостоянии. Причина — достаточно высокая эффективность его политико-экономической системы, где сочетаются положительные стороны командно-административных методов управления, рыночной и инновационной экономики, а также социалистических подходов к обеспечению жизненных потребностей населения. Это дало возможность ввести во время пикового периода эпидемии коронавируса жесткий режим карантина и одновременно оказывать действенную помощь заболевшим гражданам. Поэтому в КНР довольно быстро управились с болезнью, пострадавших среди населения было сравнительно немного.

Одновременно правительство Китая оказало финансовую помощь всем субъектам экономической деятельности — как государственным предприятиям и крупным частным компаниям, так и среднему и малому бизнесу. Так удалось удерживать падение китайской экономики на уровне не более 6 % от ВВП в годовом измерении. При этом благоприятным фактором для Китая, как для самого крупного в мире потребителя энергоносителей, стало снижение цен на нефть.

В отличие от КНР, демократическая и во многом забюрократизированная система государственного строя США не смогла ввести в стране режим жесткого карантина. По сути, бесконтрольными оказались некоторые районы города Нью-Йорк, других городов, которые превратились в очаги распространения инфекции. Определенные проблемы возникли также в деле привлечения медицинского персонала. Поэтому коронавирусная инфекция быстро накрыла население Соединенных Штатов Америки. По количеству зараженных они оказались на первом месте в мире. В то же время наличие в США значительных ресурсов дало возможность руководству страны сравнительно быстро наладить систему противодействия эпидемии. Не было проблем и с обеспечением лечебных учреждений необходимыми средствами. Одновременно осуществлялись ограничительные и мобилизационные мероприятия.

В американской экономике тоже возникли достаточно серьезные проблемы. Это и остановка из-за карантина некоторых производств, и убытки нефтяной отрасли вследствие падения цен на нефть. Последний фактор особенно ощутим для США — одного из крупнейших в мире добытчиков нефти. Вместе с тем нельзя считать, что все это стало катастрофой для американской экономики, потерявшей лишь 5 % от ВВП. Мощным стабилизатором американской экономической системы оказался ее передовой инновационный характер. Он обеспечивает и высокую производительность труда, и возможность оперативно перераспределять инвестиции, применять новейшие (в т. ч. дистанционные), основанные на цифровых технологиях методы работы. Заметную роль сыграли предпринятые правительством США меры по государственной поддержке экономики.

Более серьезные проблемы возникли у Европейского Союза. Так, на начальном этапе эпидемии распространению в Европе коронавируса способствовали такие же факторы, как и в США. Но были и дополнительные сложности в деле противостояния пандемии: разногласия между странами ЕС относительно методов совместных действий в упомянутой сфере; прозрачность внутренних европейских границ; массовое перемещение людей и грузов; незаконная миграция в Европу из стран Ближнего Востока и Северной Африки.

В основном это касается наиболее развитых членов ЕС — ФРГ, Франции, и Великобритании, а также стран Южной Европы, в частности — Италии и Испании, куда преимущественно устремляются мигранты. Именно эти страны в основном и пострадали от пандемии, столкнувшись с наиболее острыми экономическими проблемами. В целом падение совокупного ВВП стран еврозоны оценивается в 7,7 % в годовом измерении.

Однако для Европы это не стало катастрофой. Так, странам ЕС удалось переломить ситуацию, наладив успешное противодействие эпидемии как на общеевропейском, так и на национальных уровнях. Таким образом, были созданы предпосылки для постепенного выхода Европы из кризиса.

Иначе события развивались в Российской Федерации, фактически оказавшейся на пороге глубокого кризиса. Согласно прогнозам Центрального банка России, по итогам года падение российской экономики может составить 4–6 %. А вот Институт экономики и Институт народнохозяйственного прогнозирования Российской академии наук оценивают падение ВВП РФ в 2020 году на уровне 12–20 %.

Еще более неутешительные показатели предсказывает ряд других экспертов, не исключающих, что экономический спад России может достичь 40–80 %. Это все не что иное, как последствия провальной политики В. Путина, демонстрирующие неспособность Кремля эффективно противостоять мощным вызовам и угрозам. Так, несмотря на то, что В. Путин выстроил в стране жесткую тоталитарную систему власти, она, эта власть, по сути, не смогла приостановить распространение эпидемии. Причины этого следующие: отсутствие необходимых ресурсов; низкий уровень исполнительской дисциплины на всех уровнях; популистская позиция российской правящей верхушки, которая не спешила вводить строгий карантин, так как пыталась продемонстрировать «превосходство» России над другими странами.
Более того, смягчение «ручного» режима управления Россией сразу же привело к возникновению процессов «самоизоляции» российских регионов. Ссылаясь на указ В. Путина о предоставлении регионам дополнительных полномочий для противодействия пандемии, органы местной власти начали вводить свои карантинные ограничения, в т. ч. с нарушениями Конституции РФ. Такая практика открывает путь и для раскручивания регионального сепаратизма, который будет усиливаться по мере ухудшения в стране экономической ситуации.

Продемонстрировала свою неэффективность и экономическая система России, которую В. Путин выстраивал, руководствуясь архаическими государственно-олигархическими методами управления наиболее мощными сегментами российской экономики. В основном они и далее ориентируются на добычу и экспорт природных ресурсов. Именно на этой почве возникли экономические проблемы России, которая практически не в состоянии их устранить самостоятельно. Кстати, сегодня Россия может рассчитывать только на свои финансовые резервы, аккумулированные в Фонде национального благосостояния страны. Причем, по расчетам российских экспертов, в том случае, если пандемию в России не укротят, а мировой нефтяной рынок и далее будет оставаться нестабильным, то упомянутые средства фонда будут исчерпаны уже к началу следующего года.

В целом все вышеперечисленные факторы и будут определять архитектуру будущего мироустройства. При этом, руководящая роль в процессе его построения будет принадлежать Китаю и США, как двум наиболее мощным центрам силы. В сущности, их противостояние возникло еще задолго до нынешнего кризиса, однако сегодня мы имеем возможность наблюдать его новые формы.

Так, демонстрируя определенные успехи в деле выхода из кризиса, Китай повышает свое влияние в мире, для чего использует экономические проблемы других стран. Согласно сообщениям ряда мировых СМИ, китайский бизнес энергично скупает в соседних странах обанкротившиеся или оказавшиеся в трудной экономической ситуации кампании. В первую очередь Китай пытается так действовать в отношении Индии, являющейся его соперником в Юго-Восточной Азии, а также стран Азиатско-Тихоокеанского региона, Центральной Азии, Африки и Южной Америки. Особое внимание Китай уделяет России. При этом в информационном пространстве соседних стран с помощью китайских медиаресурсов распространяется мнение о превосходстве Китая в экономической, медицинской и других сферах. Цель понятна: чтобы страны объединялись вокруг КНР, исходя из общих интересов и исторического прошлого.

В свою очередь США стремятся сохранить свое доминирование в мире и активно противодействуют китайской экспансии. Их задача — теперь уже на антикитайской основе сплотить вокруг себя страны Западного мира. И отказываясь от изоляционистской политики, характерной для начального этапа президентства Д. Трампа, следуют своим традиционным евроатлантическим и транстихоокеанским курсом.

Об этом можно судить исходя из совместных обвинений США и их союзников (Великобритании, Канады, Австралии и Новой Зеландии) в адрес Китая в «сознательном сокрытии информации о новой вирусной инфекции», в «разработке и применении COVID-19». Так, по заявлению Государственного секретаря США М. Помпео от 3 мая с. г., Вашингтон имеет «массу доказательств» того, что источником коронавируса была китайская лаборатория в городе Ухань.
Активизируя такие свои шаги, США предоставляют европейским и другим странам помощь в деле противодействия пандемии. Несмотря на массу собственных проблем из-за эпидемии, США выделили на упомянутые цели около миллиарда долларов. Из них 100 млн долларов США предоставили Италии, как наиболее пострадавшей стране ЕС. Значительные суммы выделены странам Центральной Америки, Азиатско-Тихоокеанского региона, Африки и бывшего СССР. В частности, 9,1 млн долларов предоставлено Украине (как основному партнеру Соединенных Штатов на постсоветском пространстве) по 1,7 млн долларов — Грузии, Азербайджану и Армении (как странам Кавказского региона, имеющего особое значение для США) 1,3 млн долларов — Беларуси (как стране, изменяющей свою политику в сторону улучшения отношений с Западом).

США, в противовес экономической экспансии Китая в Европе, возобновили практическую реализацию идеи интеграции американского и европейского рынков. В мае с. г. США и Великобритания возобновили переговоры по созданию зоны свободной торговли. В случае успеха может возобновиться диалог и о создании зоны свободной торговли между США и ЕС.

Следует также упомянуть о переходе США к новому этапу экономической войны с Китаем. Одной из форм такой войны является перевод американских капиталов и предприятий в другие страны, в частности — в Индию.

В общем, Европа поддерживает такой курс США в отношении КНР. Так, во время саммита НАТО в декабре прошлого года отмечалось, что угроза Западу со стороны Китая возрастает. В то же время ведущие страны ЕС начали прибегать к собственным мерам по сдерживанию экономической экспансии КНР путем введения ограничений на китайские инвестиции в наиболее важные отрасли европейской экономики. Теперь в политике ЕС все больше внимания уделяется интересам США.

А вот Россия в это время начинает сдавать свои мировые позиции. В системе международных отношений ее постепенно оттесняют на второй план. Этот процесс начат еще в 2014 году в рамках введения США и ЕС политико-экономических санкций против России и сейчас выходит на качественно новый уровень. Так, ведущие государства мира, по сути, все меньше считаются с Россией. Возможно, исключая отдельные аспекты, в основном формальные по своему характеру и реально не влияющие на ситуацию в мире. И США, и ведущие страны ЕС продолжают вести диалог с Россией по вопросам международной безопасности. Кроме того, в 2019 году было восстановлено полноправное членство РФ в Парламентской ассамблее Совета Европы. Более того, на фоне возникшей угрозы нового глобального кризиса в мире отдельные европейские политики и организации активно призывают снять с России санкции и возобновить полноценное сотрудничество. Продолжается также сотрудничество между Россией и Китаем, Индией и другими странами «третьего мира».

Вместе с тем США/НАТО и ЕС не только не собираются отказываться от политики сдерживания неоимперского курса России, но и последовательно усиливают на нее давление. Они жестко блокируют попытки РФ добиться международного признания ее исключительной зоны влияния в мире. При этом западные страны и международные организации фактически исключили ее из процессов принятия важных международных решений и в значительной степени — из своей экономической системы. Поэтому Москве не удалось добиться снятия западных санкций под предлогом совместного противодействия кризисным тенденциям в развитии ситуации в мире. По заявлениям руководства США, ЕС и ведущих европейских стран, эпидемия коронавируса не может быть поводом для снятия санкций. А в начале мая с. г. США изъявили готовность применить более жесткие меры по отношению к России в том случае, если она попытается аннексировать Украину или Беларусь.

Такая позиция Запада кардинально отличается от ситуации, возникшей во время мирового финансово-экономического кризиса 2008–2009 гг., когда США и ЕС пошли на «перезагрузку» отношений с Россией после того, как она напала на Грузию.

Несомненно, все это следствие того, что Россия переступила «красную линию» в своей внешней политике. Таким шагом Запад считает российскую агрессию против Украины. США и Европа восприняли такие действия как угрозу своей в безопасности, что стало «точкой невозврата» в их отношениях с Россией. Кроме того, если судить по тому, как Запад в последнее время относится к России, то нужно отметить, что он заметно к ней охладевает. Среди очевидных причин:

• увеличение ракетно-ядерного потенциала Китая, а также появление новых стран, обладающих ракетно-ядерным оружием, что практически нивелирует единоличную роль России как главного источника угроз стратегической безопасности США. Из-за этого, по сути, теряют свою действенность и соглашения между США и Россией в упомянутой сфере;

• укрепление руководством ЕС при содействии США европейской энергетической безопасности путем диверсификации источников поставок газа и нефти на европейский рынок. Как результат, ухудшились позиции России в энергетическом секторе Европейского Союза. Такая тенденция стала особенно очевидной, когда на мировом рынке появился избыток энергоносителей;

• стагнация российской экономики из-за западных санкций, а теперь и как следствие кризисных процессов в мире, что существенно сузило рынок России для европейских товаров. Тем самым уменьшается и роль РФ как торгового партнера Европейского Союза.

Такие обстоятельства, по сути, свели на нет российские планы по подрыву единства Западного мира и «перетягиванию» на свою сторону отдельных стран ЕС с помощью разного рода информационно-пропагандистских кампаний вокруг мировой эпидемии коронавируса. Москва источала откровенную ложь, сообщая о «разработке и распространении Соединенными Штатами COVID-19 в качестве биологического оружия против других стран», о «несостоятельности Европы самостоятельно одолеть эпидемию», а также об «отказе Вашингтона поддержать своих европейских союзников». На основе этого Россия попыталась демонстративно оказывать помощь отдельным странам ЕС в борьбе с пандемией. Несмотря на то, что характер такой помощи был чисто символический, Россия активно использовала ее как информационный повод для привлечения на свою сторону отдельных европейских стран, с конечной целью привнести в их отношения раздор, в т. ч. по вопросу антироссийских санкций.

Однако ей так и не удалось достичь желаемого. В этой связи наиболее показательна позиция Италии, занимавшей особое место в упомянутых московских планах. По заявлению премьер-министра Италии Дж. Конте, «…Гуманитарная помощь — это одно, а геополитика и альянсы — совсем другое». Италия была и остается на европейской и евроатлантической орбите.

Понятно, что это не образумит Россию, она до последнего будет пытаться проводить свой неоимперский курс. Так, от попыток договориться с Западом она уже переходит к очередным демонстрациям силы, в т. ч. запугивает США и Европу новейшими образцами оружия. Поэтому следует ожидать ее активизации в деле реализации российских интересов, касающихся Украины, включая усиление провокаций на Донбассе. Таким образом, Россия попытается хоть как-то компенсировать провалы в политике своих отношений с Западом.

Исходя из вышеизложенных фактов, следует понимать, что Россия не пойдет на уступки Украине. Именно осознание данного факта, а не призрачные «надежды на лучшее» и должны быть положены в основу стратегии Украины по восстановлению государственной территориальной целостности.

Виктор Гвоздь, доктор военных наук, бывший глава Внешней разведки Украины

www.yenicag.ru

1202
NOVOYE-VREMYA.COM
www.newsroom.kz