Возможный дефолт России: кого потянет за собой тонущий титан?

На вопросы «Yenicag.Ru — Новая Эпоха» отвечает казахстанский эксперт по международным отношениям Эльвира Айдарханова,

— Здравствуйте, Эльвира ханум! Начнем с общего обзора мировой экономики. Какие тенденции наблюдаются, положительные и негативные?

— Вы на самом деле поднимаете очень актуальный вопрос. В октябре, я участвовала на ежегодных встречах МВФ и Всемирного Банка в Вашингтоне, где на эту тему были презентованы множество докладов самыми различными экономистами мира. Прогнозы в цифрах были не очень оптимистичными. Об этом, конечно же, в СМИ много писали. По последним докладам МВФ, ожидается сильное замедление роста мировой экономики вплоть до перехода в рецессию. Страдают, в первую очередь, самые крупные экономики мира из-за растущих последствий торговой войны между США и Китаем. Инвесторы не знают, что делать, страдает международный бизнес. Две крупнейшие экономики мира участвовали во многих раундах переговоров и устанавливали пошлины на миллиарды долларов на товары друг друга, при этом несли убытки обе стороны. На фоне этого ожидается сокращение мирового ВВП на 0,8% к 2020 году, и это по расчетам уже введенных тарифов. А по последней оценке МВФ, рост ВВП на 2019 год остается на уровне 3,0% и оценивается самым мрачным показателем со времен мирового экономического кризиса 2008 года.

Эльвира Айдарханова

Все это оказывает негативное воздействие на рынки развивающихся стран, которые реагируют с надеждой на положительные результаты в торговых переговорах. Конечно, здесь многое зависит от того, какие решения будут принимать стороны в (на) последующих переговорах — будут ли они повышать тарифы дальше или все же придут к общему компромиссу — может изменить дальнейшую картину. Однако невосстановимый ущерб мировой экономике уже был нанесен. По итогам недавних переговоров стороны договорились о взаимном отказе от повышенных торговых пошлин, что принципе внушает оптимизм. Однако еще очень рано предсказывать долгосрочный позитивный эффект, поскольку напряжённость в отношениях между Вашингтоном и Пекином сохраняется. Как вы знаете, действующий американский лидер довольно непредсказуем в своих действиях. К тому же стороны уже несколько раз бывали на пороге компромисса по торговле, несмотря на это процесс развивается по сей день. Поэтому докажут ли итоги последних переговоров свою жизнеспособность, остается под вопросом. А итоги последних 19 месяцев показали, что нет. По-моему, ситуация конфронтации может стабилизироваться лишь в краткосрочной перспективе и не носить стратегический характер. Это говорит о том, что возможно мировой экономике грозят серьезные обвалы.

— Относительно торговой войны между США и Китаем. На сегодня какая из этих крупных экономик мира больше зависит друг от друга?

— Они обе зависят друг от друга. Очевидно, что эскалация торгового конфликта не приносит выгоды ни одной из сторон. Пекин является крупнейшим держателем американских казначейских облигаций. По состоянию на январь 2019 года в госдолг США вкладывается Китай, который владеет 18,37 % ценных бумаг. Но по большому счету, скорее всего именно он имеет большую склонность для уступок. Как страна-производитель Китай значительно проигрывает. Он уже показал, что более открыт и зависим от торговых отношений с США. С 2018 года перспективы роста Китая сократились Всемирным Банком, поскольку торговая война продолжает давить на экономику. Всемирный банк также снижает прогноз ВВП Китая на 2019 год до 6,1 %, это чуть выше нижнего предела целевого диапазона правительства. Общий прогноз роста Китая на 2020 год также снижен до 5,9 %, на 2021 год до 5,8 %. То есть если верить цифрам, то американцы в большей степени застрахованы в этом плане от падения, чем Китай.

Но существуют потенциальные риски также для США. Например, введение более высоких тарифов на импортные товары окажет негативное влияние на общий объем производства внутри Америки. Представим, что США будут вводить 25 %-ный тариф на импортные автомобили, а торговые партнеры могут принять такие меры с той же тарифной ставкой на аналогичные товары Америки. А это может привести к более значительному падению ВВП США. Есть определенные американские штаты, где данные сектора представляют относительно большую долю производства, это будет им невыгодно.

Теперь вспомним о начале торговой игры. Инициатором пошлин в 2018 году и в целом напряженных отношений стал господин Трамп. Отвага такой инициативы началась еще в 2016 годах. Еще будучи кандидатом в президенты США, он поднимал этот вопрос. Он обвинил Поднебесную в манипуляции валютой. США хотят снизить рентабельность китайских товаров, за счет этого поднять конкурентоспособность собственных производителей. Это очевидная демонстрация того, что американцы хотят полностью контролировать китайскую валюту. Но это же невозможно. Затем Китай тоже начал отвечать жесткими мерами, начал искусственную девальвацию юаня. Однако такой инструмент в стратегической перспективе Китаю невыгоден. Сейчас он пытается минимизировать потери. В длительной перспективе изменение валютного курса несет существенные убытки экономическому развитию Китая. Сейчас на фоне ухудшения мировой экономики, значительно снизилась рентабельность бизнеса. Товарооборот между странами за последние полгода уменьшился на 14%. Выходит, что игра не стоила свеч. Тем не менее, для разрешения проблемы уступить должны именно США, поскольку они затеял эту игру. Трамп хотел бросить вызов, и он это сделал. Вкратце я ответила бы на ваш вопрос так.

— Как повлияло американо-китайское экономическое противостояние на экономику Азии и на мировую в целом?

— Недавно Reuters оценил ущерб мировой экономики от торговой войны. Он равен 850 миллиардам долларов. Летом МВФ опубликовал большое исследование. По нему были данные, что прямые иностранные инвестиции в страны с развитой экономикой практически прекратились в 2018 году. Закупки автомобилей в 2018 году упали на 3%. Рост мировой торговли в первой половине 2019 года достиг всего 1%. Это самый низкий уровень с 2012 года. Противостояние между ведущими странами оказывает значительное влияние на экономику как развитых, так и развивающихся стран. Например, такие страны как Канада или Мексика в стратегической перспективе имеют выгоду из менее интенсивной конкуренции с Китаем на рынке США. Что касается воздействия торговой войны на азиатскую экономику, здесь значительного изменения пока не было. Хотя многие азиатские страны взаимодействуют с Китаем, и стагнация экономического роста в Китае, возможно, трансформируется в негативный вторичный результат в соседних странах. По последним прогнозам МВФ, рост экономики в Азии был сокращен с 6,6% до 5,4%. Есть версия, что некоторые иностранные компании покинули Китай, и предпочли рынки Юго-Восточной Азии, таких как Сингапур или Вьетнам. Множество мнений ссылаются именно на это при своих прогнозах по поводу Азии. Но, по-моему, это не показатель. Одна из простых причин, почему инвесторы покидали Китай, в соседних азиатские странах, бизнес стоит намного дешевле. То есть, есть определенные оценки центральных банков, финансовых организаций о том, что экономическим перспективам азиатских стран грозит повышенный риск. Но это всего лишь прогнозы. И сейчас внимание многих экспертов сосредоточено именно на американо-китайском соперничестве, и констатируются на этот счет довольно противоречивые прогнозы. Надо понимать, что в наше время есть гигантский объем информации, совершенно разного характера экспертных мнений. Иногда это вводит в заблуждение. По поводу вашего вопроса тоже можно привести несколько сценариев, учитывая эскалацию торговой войны между странами и следовательно, дать совершенно разные ответы с серьезными аргументами. Смотря, кто пишет и откуда эксперт. Думаю, что крайним риском для мировой экономики являются такие показатели как динамика неопределенности в торговле, валютные девальвации, скачки в индексах. Такие изменения приведут к снижению спроса на мировой рынок.

— Некоторые эксперты считают, что от торговой войны Вашингтона и Пекина выигрывает Россия. Если это действительно так, то в чем именно выигрыш России, разумеется в экономическом плане?

— Опять-таки здесь не совсем объективные версии. Во-первых, экономика России находится в застое уже несколько нет. Она вела и ведет свою внешнюю торговлю в условиях динамичной экономической нестабильности. Возможно есть политические выгоды, но в экономическом плане, я не думаю, что Россия имеет потенциальный бенефит от торговой войны. Во-вторых, российский рынок недостаточно большой для китайского потенциала. Поэтому, укусы торговой войны могут оказать обратный эффект на рынок России, падать будет спрос на сырьевые товары, на энергоносители. Пострадают цены на нефть. А России, как вы сами понимаете, кроме нефти и газа нечего предложить. Поэтому если же динамика аналогичных показателей будут набирать обороты, то от этого будут только проигрыши.
Такие предположения о некоем “выигрыше” России ориентируются скорее всего на трубопровод «Сила Сибири», который запускается в декабре. Договор о проекте был подписан еще в 2014 году между “Газпромом” и китайской CNPC — много лет назад до торговой войны. Но его потенциал не обещает космические доходы российскому рынку.

— Как повлияет крах российской экономики на экономику стран СНГ, особенно тех стран, которые входят ЕАЭС?

— Думаю, по-разному. Экономическое становление тех стран, о котором вы говорите, имело несколько ступеней развития. Россия, безусловно, сыграла ключевую роль в формировании внутренней экономики и внешней торговли постсоветского пространства. Для продвижения своих товаров во внешней торговле у этих стран были созданы почти одинаковые подходы, системы и услуги. Уровень интеграции экономических связей внутри стран СНГ привело к зависимости национальных экономик в рамках ЕАЭС, внутри которого предложить конкурентоспособное производство, по большому счету, была способна только Россия. Десять лет назад вероятность динамирования полной суверенной экономики будущих стран-член ЕАЭС представить было сложно. Тогда бы от краха экономики России страны потерпели бы полное фиаско. Но ситуация сейчас меняется в пользу этих стран.

Денежные переводы. Многие бывшие страны СНГ уже не зависимы от денежных переводов из России. Раньше уменьшение денежных переводов прилично сказывалось в странах СНГ, но сейчас ситуация меняется. По последним данным Центробанка, в 2018-19 годы переводы из России в банки других стран уменьшились на 20 процентов. Это говорит о том, что российский рынок уже не так привлекателен для специалистов или же трудовых мигрантов из других стран. Но как я упоминала выше, динамика развития стран СНГ разная. Есть определенные страны, которые по последним данным все еще являются крупными бенефициарами российских денежных переводов. Это страны Центральной Азии как Таджикистан, Узбекистан, и особенно Кыргызстан. Больше, чем половина отправленных денежных переводов из России в СНГ за последний год пришлось именно на эти государства — 8,4 млрд $ из 14 млрд $. Можно привести несколько таких примеров и определить какие именно страны сильно зависимы, и кто пострадает сильнее от провала экономики России.

Интеграция. Россия по-прежнему остается крупнейшим производителем на пространстве СНГ. Страны Центральной Азии, Молдова, Беларусь получают основные энергоресурсы от российского рынка. Тем не менее за последние годы наблюдался значительный рост в экономике Казахстана, Узбекистана, Молдовы и ряда других стран, по сравнению с 2000 гг. Такие позитивные показатели дают этим странам возможность постепенно интегрироваться в рынки Европы, Азии, Соединенных Штатов и образовать поле свободной торговли от России.

ЕАЭС. В 2000 году общий товарооборот между пятью странами будущего союза составил 14,1 млрд $. На долю России пришлось 98 % торговли в рамках будущего блока. Сейчас картина немного другая. На экономики стран-член союза, равно как и на российскую экономику, сильно влияют неконтролируемые силы внешних факторов, это опять же торговая война, американские санкции, уровень развития мирового бизнеса и т.п. Есть члены-страны, чьи экономики контролируются Россией относительно больше.

Можно привести пример Армении. По данным МВФ, за последние две декады Армения увеличила долю своей торговли со странами ЕАЭС. К примеру, в 2000 году на торговлю со странами будущего ЕАЭС, приходилось 15 % внешнеторгового оборота Армении, в 2018 году оно выросло до 27 %. Понятно, что здесь доминирует торговля с Россией. В 2018 году 1,9 млрд $ из 2 млрд $ армянской торговли составила торговля с Россией. К сравнению, торговля Армении с Кыргызстаном была незначительной: за последние десять лет товарооборот между двумя странами оставался ниже, чем 1 $.

Вспомните 2014-2015 годы — период снижения мировых цен на сырьевые продукты России. Именно Армения и Кыргызстан начали наращивать объемы поставок своих товаров на рынке России, даже в годы колебания ее экономики. Однако за исключением названных республик, я считаю, остальные страны-члены ЕАЭС видят свой потенциал внешнеэкономического развития вне территории союза. Торгово-экономические связи стран сейчас диверсифицируются. Что касается, Армении, я конечно, не утверждаю, что экономика страны потерпела бы крах вслед за Россией. В страновом разрезе партнерами Армении выступают и другие страны как Китай (10,5 % общего товарооборота), Швейцария (6 %), Турция (3,5 %), страны ЕС, Иран (5 %). Я к тому, что по большому счету, от полного крушения российской экономики пострадали бы более зависимые экономики от России. Однако с точки зрения национальной безопасности, я считаю, что страны начнут ориентироваться на развитие экономических связей с другими странами.

— «Отказ от доллара». Эту фразу, по-моему, популистическую, мы часто слышим из уст некоторых политических лидеров, которые не могут поладить с США. Как вы думаете, возможен ли полный отказ от доллара? Какая экономика может заменить США и стать ведущей?

— Есть такие разговоры, как подорвать монополию доллара в мировой экономике. Были также прогнозы Всемирного Банка о том, что будет снижение основного уровня американской валюты в системе мировой экономики. Однако реальность этих разговоров стремится к нулю. Не подумайте, что я фанат США. Но американская экономика — самая стрессоустойчивая и конкурентная экономика в мире. Все мировые финансовые операции номинированы в американской валюте. Если быть точным, порядка 70 процентов финансовых операций не осуществляются без «американца», так устроен мир. А «план Костина» — это идея для изменения тенденции в мировой финансовой системе, но никак не отказ от доллара и его уничтожение. Я не хочу вникать очень глубоко в этот вопрос. Пусть экономисты будут говорить о том, как устроена система мировой экономики и почему полный отказ от доллара невозможен. Вероятность если даже есть, она возможна при сотрудничестве крупнейших мировых держав против Соединенных Штатов. Однако вряд ли они готовы бросать вызов гегемону однополярного мира. Можно делать такие прогнозы, как снижение уровня американского доллара, но полный отказ в нынешних реалиях, я считаю, нерационален.

Беседовал: Кавказ Омаров

www.yenicag.ru

1166
NOVOYE-VREMYA.COM