Воспоминания: Гасым Халилов: «В этом плане Гюльджахан Гюльахмедова и Рашид Бейбутов были очень похожи»

Информационно-аналитическая онлайн газета Yenicag.Ru (Новая эпоха) представляет вниманию своих читателей очередной материал в рамках авторского проекта Рустама Гасымова под названием «Воспоминания».

Проект «Воспоминания» посвящен ярким азербайджанским личностям, не так давно покинувшим этот мир. В рамках данного проекта родственники, друзья, близкие и коллеги будут делиться своими воспоминаниями о человеке, которому будет посвящен материал. Мы познакомим вас с воспоминаниями, интересными случаями и своими впечатлениями, одним словом, строками, наполненными теплотой, любовью и ностальгией о каждом герое проекта.

Народная артистка РА, лауреат Государственной премии Азербайджана, Президентский стипендиат, профессор Азербайджанской музыкальной академии Гюльджахан Гюльахмедова-Мартынова — первая женщина-театральный режиссер Азербайджана, сумевшая не только встать вровень с выдающимися мужчинами-режиссерами, среди которых были и ее учителя (хотя, что для Бога, одаряющего талантом, «гендерные различия»), но и выделиться среди них своим неповторимым творческим «почерком», стилем, делавшим ее постановки событием культурной жизни азербайджанской столицы.

Она поставила 60 спектаклей, включая гипнотические «104 страницы про любовь», сняла уникальную телевизионную версию «Ты всегда со мной» Ильяса Эфендиева, устроила 400 аншлагов Эльдару Рязанову. Воздвигла памятник Пушкину в «Шагах командора», получив свою «законную» Государственную премию от республики. И уже в новом тысячелетии выпустила на оперные сцены Баку, Милана, Рима, Москвы, Вены, Барселоны, Токио плеяду звездных учеников».

Гюльджахан ханум Гюльахмедова родилась в Баку 23 июня 1925 года на Колодезной улице в большой и дружной семье Гюльахмедовых. Мама и папа – врачи, дядя – ученый.

Умерла 20 января 2018 года.

Своими воспоминаниями о Гюльджахан ханум делится известный азербайджанский композитор, вокалист, педагог Гасым Халилов

«Это мой композитор» — именно так представляла меня Гюльджахан ханум, работа с которой переросла в дружбу. Думаю, наше знакомство было предрешено свыше. После нескольких лет продуктивной работы в Москве, я вернулся в Баку в 1985-ом году, где мне поступило предложение написать музыку к двухсерийному фильму-спектаклю, благодаря чему и состоялось наше знакомство с первой азербайджанской женщиной-режиссером, которая в те годы работала в оперной студии. Она долго искала актрису на главную роль, которой стала первокурсница Института культуры и искусств Малахат Аббасова.

Работать с Гюльджахан ханум было очень интересно. Это человек высокого интеллекта, профессионал своего дела, обладавший огромным творческим потенциалом, отдававшийся всецело любимому делу. У нее было много режиссерских идей и задумок. Помню, как перед началом работы над фильмом-спектаклем, когда она прочла мне сценарий на русском языке, я задал ей следующий вопрос: «Как Вы думаете, не потеряет ли сценарий свою силу после перевода на азербайджанский?». Она ответила: «Ты прав, мой родной», и попала в точку. Однако мастерство Гюли ханум помогло нам выйти из этой ситуации и сделать хороший проект, ведь она была режиссером от Бога.

Вся программная музыка, состоящая из 8 произведений, была написана мною. Начав писать тематическую музыку и песни, я помню, как предложил использовать стихи нашего выдающегося поэта Наби Хазри для написания песен для фильма, на что получил одобрение от Гюли ханум. Коронкой этого фильма-спектакля стало произведение «Addım-addım». Во время работы я также контактировал с поэтом, который был в восторге от моего творчества, особенно от музыки на стихотворение «Addım-addım», о которой он сказал следующее: «Вы в музыке отразили все мои чувства, которые я испытывал, потому что это самые дорогие стихи в моей жизни».

Когда была готова зарисовка «Addım-addım», которая красной нитью проходила сквозь весь спектакль, мы с Гюлей ханум пришли на ж/д вокзал. Я стал напевать «Бам-бам, Бам-бам», она взяла секундомер и стала считать шаги, чтобы определить точную длину вступления. Одним словом, мне нужно было сделать аранжировку по шагам, которые Гюля ханум подсчитала на вокзале. Забавно, что она использовала такой натуральный способ (улыбается).

Наряду с тем, что в фильме песни исполнят и другие вокалисты, я предложил Гюле ханум поработать с Малахат Аббасовой, у которой не было музыкального образования, но ее напев был бы естественным и полюбился бы зрителям. Мне удалось убедить Гюлю ханум поддержать мою идею. Уже в те годы у меня дома была небольшая аудио-студия, где мы работали с Малахат ханум несколько недель, сделали зарисовки, после чего пригласили прослушать наше творчество Гюлю ханум. Как сейчас помню растерянное лицо и сказанные в тот момент слова: «Гасым, слушай, мы с тобой ввязываемся в авантюру, она ведь не умеет петь. Мы же опозоримся». Я сказал: «Гюля ханум, доверьтесь мне и дайте полгода. У нас все получится». Отмечу, что музыка в данном фильме-спектакле играла огромную роль, а Гюльджахан ханум, как всегда, была крайне требовательной, но доверилась мне. Шесть месяцев спустя состоялось очередное прослушивание, результат которого удовлетворил Гюлю ханум, и она отметила, что моя задумка оправдала себя.

Согласно сюжету картины, директор завода в катастрофе теряет свою супругу-пианистку. Они очень любили друг друга. Я решил написать музыку в соответствии со сценарием — для директора, когда он оставался один и в своих мыслях начинал разговаривать сам с собой – играла его музыка, пропитанная ностальгией. Когда он думал о жене, она приходила к нему в воображении – играла ее музыка. Вступление обеих мелодий было схоже и олицетворяло их духовное общение посредством музыки с разной тональностью. Это показывало сильную взаимосвязь влюбленных. Когда музыка была написана, Гюля ханум обратилась ко мне с просьбой. «Когда Расим Балаев, исполнитель главной роли, будет читать текст во время репетиции, ты сядь, чтобы он тебя не видел, сыграй и напой его тему, чтобы он прочувствовал эту музыку». После репетиции Гюля ханум сказала мне, что это было ключевое решение. Оказывается, после репетиции взволнованный от полученного эффекта Расим Балаев сказал Гюле ханум: «Вы даже не представляете, как музыка мне помогает чувствовать текст, я воспринимаю его совсем по-другому. Погружаюсь в образ». Это наглядно показывает, что Гюльджахан ханум обладала тонким режиссерским чутьем, даром предвидения и принятия верных, своевременных решений.

Гюля ханум была очень одаренным и требовательным человеком, перфекционистом, всегда добивалась самого лучшего результата. Она сама выкладывалась по максимуму, и требовала такого же отношения от других. В этом плане Гюля ханум и Рашид Меджидович Бейбутов были очень похожи. Это черта чисто творческих людей, которые вкладывают душу в свое дело и отдают ему себя без остатка. Гюля ханум, как и Рашид Бейбутов, очень любила посмеяться, но только в нерабочее время. Мне нравилось, что она не шла ни на какие уступки, когда дело касалось творчества.

За время работы над фильмом, которая длилась почти два года, у нас сложились очень теплые дружеские отношения. Мы тесно общались и после этого проекта. Я часто бывал у нее дома, на днях рождения. Помню, как она впервые пригласила меня на день рождения. Я подумал, какие цветы ей подарить. Не знаю почему, но мне захотелось выбрать именно ромашки. Прихожу с этим большим букетом домой к Гюле ханум, гости уже в сборе, дверь открывает она, видит меня и говорит: «Ты мой родной, это же мои любимые ромашки! Как ты догадался?». Мне было очень приятно. Такое ощущение, что мы чувствовали друг друга на подсознательном уровне. Впоследствии я приходил к ней в оперную студию. Но только вот в один день ее не стало… Это огромная потеря… Светлая память человеку, оставившему неизгладимый след в истории азербайджанского искусства.

Рустам Гасымов

www.yenicag.ru

1474
UTRO.AZ
NOVOYE-VREMYA.COM