Воспоминания: Его главная особенность – всегда говорить правду в лицо, порой резко, но…

«Это не моя музыка. Я такого не писал!» — Хайям Мирзазаде

Информационно-аналитическая онлайн газета Yenicag.Ru (Новая эпоха) представляет вниманию своих читателей новый авторский проект Рустама Гасымова под названием «Воспоминания».

Проект «Воспоминания» посвящен ярким азербайджанским личностям, не так давно покинувшим этот мир. В рамках данного проекта родственники, друзья, близкие и коллеги будут делиться своими воспоминаниями о человеке, которому будет посвящен материал. Мы познакомим вас с воспоминаниями, интересными случаями и своими впечатлениями, одним словом, строками, наполненными теплотой, любовью и ностальгией о каждом герое проекта.

Сегодня исполняется 40 дней, как нас покинул выдающийся азербайджанский композитор Хайям Мирзазаде.

30 июля на 83-м году жизни, после продолжительной болезни скончался выдающийся азербайджанский композитор, лауреат Государственной премии Азербайджана, Народный артист АР, кавалер орденов «Шохрат» и «Шараф» Хайям Мирзазаде, которому и посвящен наш сегодняшний выпуск.

Х.Мирзазаде родился 5 октября 1935 года в Баку в Ичери Шехер. В 1957 году окончил Азербайджанскую государственную консерваторию имени Узеира Гаджибейли, и тогда же начал преподавать в ней. С 1969-1983 гг. был заведующим кафедрой композиции Азербайджанской государственной консерватории. Профессор с 1979 года. Похоронен на II Аллее почетного захоронения в Баку.

Рахиб Азери, известный азербайджанский радио- и телеведущий

Я не могу говорить о Маэстро в прошедшем времени, потому что такие люди никогда не умирают. Его дух всегда с нами, он продолжает жить в своих произведениях, оставив нам богатое культурное наследие. Наше знакомство с Хайямом муаллимом произошло довольно давно. Дело в том, что по линии матери он приходится мне родственником. Хайям муаллим прекрасно знал моего отца, с которым они были друзьями. Когда меня назначили пресс-секретарем Управления Государственного историко-архитектурного заповедника «Ичеришехер», наш офис располагался немного по-другому, и двери моего кабинета выходили в коридор. Хайям муаллим часто приходил к нам в офис, где консультировал нашу сотрудницу Севду ханум, которая писала книгу о жителях старого города. Маэстро очень хорошо знал жителей Ичеришехер, поэтому делился своими воспоминаниями и давал ценные советы. Проходя мимо нашей комнаты, двери которой всегда были открыты, я вставал, чтобы поздороваться. Видя меня, он шутил и говорил свойственным ему тоном — «Его отец был хорошим человеком, а вот Рахиб….». После этого он начинал смеяться. Помню, как он подошел и сказал: «Рахиб, вдруг ты вздумаешь на меня обидеться ааа…», а затем добавил – «Нет, ты хороший парень, и всегда понимаешь мои шутки». На него невозможно было обижаться, нужно было чувствовать его юмор, ведь так шутить он мог только с теми, кого считал своими близкими. У меня с ним были особенные отношения…

В начале 2000-х годов во время работы на АНС ТВ я вел пятничный выпуск передачи «Nəzər nöqtəsi» под названием «Nəzər nöqtəsi mədəniyyət», где гостями были классики азербайджанской музыки и искусства. Руководство предложило мне пригласить Хайяма муаллима, но он два раза почему-то отказался. Однако, увидев меня в Ичери шехер, сказал в свойственной ему манере: «Ну что, ты больше меня не хочешь пригласить на свою передачу?!». Я ответил, что предложение в силе, на что он сказал: «Я приду, но с одним условием. Это должна быть последняя передача перед сезоном отпусков и анонс будет сделан за месяц, что Хайям Мирзазаде станет гостем вышеупомянутой передачи в такое-то число». Мы так и сделали. Оказавшись в студии, Хайям муаллим увидел на столе бутылку «Боржоми» (спонсор передачи). И тут маэстро сказал: «Что это ты поставил на стол? Вот сейчас начнется запись, и я скажу, что это все подделка, а бутылку вы наполнили водой из-под крана и предлагаете ее гостям передачи». Зная всю решительность Маэстро, и понимая, что Хайям муаллим может такое сказать, я долго уговаривал его этого не делать, и в итоге он согласился только ради меня. Однако, на этом испытания для меня не закончились. Спустя 10 минут мы ушли на рекламный перерыв, и по завершению которого, режиссер по громкоговорителю говорит нам, что после возобновления эфира нужно открыть бутылку с водой и выпить мне и Хайяму муаллиму. «Что??? Я не буду это пить, сейчас скажу, что это все подделка, и вы дурачите народ!», — сказал Маэстро. К счастью, мне вновь удалось уговорить собеседника этого не делать. В итоге у нас получилась очень интересная передача, которая, к большому сожалению, действительно стала последней, так как с нового сезона проект прекратил свое существование.

Как-то на телевидении я рассказывал, что в конце 70-х годов прошлого столетия в кинотеатре «Низами» на втором этаже перед каждым сеансом были концертные программы (живая музыка) — на подиуме играл малый оркестр, и выступали известные певцы того времени. Во время своей речи я сказал, что там пели Флора Керимова, Октай Агаев, Ялчин Рзазаде, Мирза Бабаев и многие другие, причем я помню, что видел их своими глазами во время выступлений. Оказывается, эту передачу смотрел Хайям муаллим, и, увидев меня спустя время в Ичери шехер, подозвал и сказал: «Как ты мог сказать, что Мирза Бабаев пел в к/т «Низами», он ведь Мастер с большой буквы, он не мог там петь». Я не стал спорить с Маэстро, хотя после нашего разговора уточнил, и оказалось, что Мирза Бабаев действительно там выступал, но меньше остальных певцов.

Еще я помню, что Хайям муаллим очень любил ходить в баню, а именно в Ага Микаил хамамы (расположенную в Ичери шехер), куда меня еще ребенком брал с собой мой отец. Если мне не изменяет память, то Маэстро более 40 лет купался в этой бане, где за ним всегда ухаживал наш общий близкий друг Орхан. Помню его интересные истории, которые он рассказывал в бане. Слушать его было большим удовольствием. Изюминку речи Маэстро придавала интонация, свойственная коренным бакинцам, родившимся в крепости. Светлая память! Он был хорошим своеобразным человеком, которого будет не хватать всем нам. У меня о Маэстро остались только самые хорошие теплые воспоминания. После кончины Хайяма Мирзазаде почему-то многие в социальных сетях в основном вспоминают его композицию «Gəzinti», но у меня Маэстро почему-то ассоциируется именно с «Yeddi oğul istərəm…», с этой великолепной симфонической музыкой, наполненной большими чувствами и переживаниями.

Гасым Халилов, азербайджанский вокалист, композитор, педагог

В лице Хайяма Мирзазаде мы потеряли корифея азербайджанского искусства, выдающегося композитора, ученика Кара Караева, Народного артиста Азербайджана, профессора, педагога, кавалера орденов «Шохрат» и «Шараф». Не могу без слез смотреть его фотографии. Настало время, когда один за другим уходят яркие представители поколения азербайджанской элиты, интеллигенции, поднявшие азербайджанское искусство на мировой уровень. Мы теряем Личности, благодаря которым, Азербайджан узнали далеко за пределами нашей страны на международном уровне! Светлая Им Память!

Мирзазаде поистине гениальный самобытный композитор, автор симфонических и камерных произведений, лирических песен, эстрадных и джазовых пьес, музыки более, чем к 30 кинофильмам и 15 драматическим спектаклям. Произведения Маэстро исполнялись в Австрии, Великобритании, Венгрии, Голландии, Германии, Италии, Франции и других странах.

Я общался с Хайямом муаллимом, начиная со студенчества и до недавнего времени. Познакомились мы давно Дело в том, что моя мама приходится родной сестрой Народному художнику Саламу Саламзаде, а моего деда звали Абдул Гасым. Они, как и Хайям Мирзазаде, крепостные, поэтому я много времени проводил в Ичери шехер, где все друг друга знали и при встрече всегда здоровались. Это была словно большая дружная бакинская семья – город одних родственников. Поэтому наше знакомство и дружба сложились сами собой, несмотря на то, что он был старше меня. Мы часто встречались в гостях, пересекались по работе, находились в одной компании музыкантов. У нас была большая сфера общения. Интересный факт — моя старшая сестра и Хайям муаллим учились у одного педагога в школе Бюль-Бюля.

Это был интеллигентный человек с хорошим музыкальным вкусом, прекрасный педагог и собеседник. Если продолжать описывать эту личность, нужно отметить потрясающее чувство юмора Маэстро, а также лиричность, ведь он был человеком глубоких чувств, возможно, сразу их не показывающий. Мы с ним часами разговаривали на самые разные темы. Его, как человека высочайшей культуры, очень беспокоило, что интеллектуальный уровень и уровень культуры нашего общества заметно упал. Он сильно переживал по этому поводу, так как принимал это близко к сердцу. Хайям муаллим, как тонко чувствующий человек, не мог оставаться в стороне от глобальных вопросов, которые пропускал через себя, что не могло не отразиться на его эмоциональном состоянии и здоровье.

Хайям Мирзазаде был патриотом и любовь к своей Родине доказывал не словами, а действиями. Никогда не был карьеристом, его не интересовали звания и награды, хотя при желании он мог занять высокий пост или уехать за границу и сделать себе великолепную карьеру, но он любил свою страну, поэтому жил здесь. Его никогда не интересовала политика.

Если говорить о творчества Мирзазаде, то стоит отметить его нелюбовь к стереотипам или шаблонности в музыке. Ведь истинное искусство не терпит рамок и ограничений. Это искусство самовыражения, куда автор вкладывает свои чувства, без которых невозможна настоящая музыка, ведь это не набор звуков. Музыкальное искусство — гармоничное сочетание экспрессии, энергии, чувств, эмоционального всплеска, интеллекта, лирики и т.д. Все перечисленное как нельзя лучше отражается в произведениях Маэстро. Его музыка проникновенна, лирична, божественна, мелодична. Это философская музыка, призывающая задуматься, порождающая глубокие чувства и вызывающая воспоминания. Только настоящий талант способен в своих сочинениях через звуки и их гармоничное сочетание передавать свое отношение к окружающему миру и показывать свое восприятие действительности, когда музыкальное произведение словно картина пропитано эмоциями и чувствами мастера. Это и объединяет два искусства — музыку и живопись, имеющих много общего. Хайям Мирзазаде использовал сочетание тембральных инструментов и делал это гениально.

Музыка Мирзазаде не для каждого, а для подготовленного слушателя, который способен ее воспринять. Она заставляет слушать и стараться понять то, что хотел сказать композитор в своем произведении. Поэтому зачастую самую верную оценку такой музыке могут дать только профессионалы, которые в этом разбираются.

Он всегда демократично относился к новой трактовке своих произведений другими музыкантами, хотя многим композиторам это не нравится. В этом плане нужно отдать ему должное. Он никогда не навязывал человеку свою волю, давая ему возможность сделать по-своему. Хайям Мирзазаде любил думать, анализировать и если новая идея имела право на жизнь, она ее получала. Это свидетельствует о том, что Хайям муаллим был настоящим творческим человеком, который всегда находился в творческом поиске. Даже если Маэстро кого-то критиковал, то лишь для того, чтобы помочь ему в будущем избежать ошибок. Его главная особенность – говорить правду в лицо.
Маэстро приходилось сталкиваться с трудностями, потому что его музыка сложно воспринималась ввиду своей нестандартности и самобытности. Несмотря на это, он проявлял стойкость и до конца оставался весен себе. Этому качеству я научился у Хайяма Мирзазаде, который был, как скала, глыба, несгибаемый стержень, с гордостью и достоинством преодолевающий все преграды судьбы. Боец по природе. Он всегда шел до конца. Мне будет его очень не хватать!

Энвер Садыхов, Народный артист Азербайджана

Я с гордостью могу сказать, что мне выпала честь неоднократно беседовать с нашим гениальным Маэстро Хайямом Мирзазаде. Каждая наша встреча по сей день жива в моей памяти, ведь она чем-то отличалась от предыдущей. Хайям муаллим всегда давал нужные советы, касаемо моего творчества, которые я слушал с большим интересом, и отвечал на мои вопросы. Его мнение было справедливым и непредвзятым, — трезвая критика, к которой я прислушивался. Очень приятно, когда такой Мастер делится своим мнением о твоей музыкальной деятельности. В моем репертуаре несколько его сочинений, и в будущем хочу продолжить исполнять и другие его произведения. Всегда помню его советы. «Мне нравится, как ты играешь, и твой подход к музыке, который отличается от других. Продолжай в том же духе, но никогда не забывай классическую азербайджанскую гармонь. Это очень важно». Не буду скрывать, что я был очень счастлив услышать столь теплые слова от Хайяма Мирзазаде, ведь добиться от него похвалы было чем-то невозможным. Всегда следую его наставлениям. Конечно, я полностью понимал, что он имеет в виду, говоря о классической гармони. Он подразумевал большое музыкальное наследие, оставленное нам азербайджанскими гармонистами, которое нужно оберегать и передавать последующим поколениям.

Хайям Мирзазаде отличался от других, был сильной личностью и своеобразным человеком. Даже во время разговора он использовал определенные слова или выражения, свойственные только его стилю общения, чего не услышишь в повседневной жизни. Композитор обладал прекрасной памятью. Всегда был очень внимательным, запоминал какие-то детали или моменты, о которых мог вспоминать спустя много лет. К примеру, если мы вместе сфотографировались и с того момента уже прошло несколько лет, то при встрече он мог спросить – «А где наша фотография? Почему ты мне ее не прислал?». Я даже не мог подумать, что его может заинтересовать наше общее фото, ведь с такими Мастерами фотографируются сотни людей, но, оказывается, для него это было важно.… От глаз Маэстро ничто не могло ускользнуть. Даже во время серьезных бесед или дискуссий, Хайям муаллим всегда следил за происходящим вокруг.

Хайям Мирзазаде внес неоценимый вклад в развитие азербайджанской музыкальной культуры. Его классические и написанные в самых разных жанрах произведения пополнили и обогатили сокровищницу нашей музыки. Его уход действительно стал большой потерей, но музыка Хайяма Мирзазаде всегда будет жить! Его дух всегда с нами. Светлая память!

Джаван Зейналлы, популярный эстрадный и джазовый певец, композитор

Уход Хайяма Мирзазаде – большая потеря для азербайджанской музыки. Очень талантливая своеобразная характерная личность, замечательный композитор. Он не был моим педагогом, но мы с ним пересекались, и каждая наша встреча мне чем-то запомнилась.

Помню, как учась на первом курсе вокального факультета Консерватории, мне захотелось попробовать свои силы в дирижировании, в то время это было достаточно модно. Я пришел в класс к Хайяму Мирзазаде, который тогда почему-то преподавал дирижирование, и заявил о своем желании. Маэстро, обладавший строгим нравом, решил проверить мои способности. Он сказал мне взять дирижерскую палочку и начать дирижировать, причем без музыки, а под манометр. Наше занятие длилось полчаса. Однако попытка не увенчалась успехом. Хайям муаллим, внимательно посмотрел на меня и сказал фразу, которую я запомнил на всю жизнь – «Тебе лучше заниматься вокалом, дирижера из тебя не выйдет». Как говорится, маэстро виднее.

Помню, как азербайджанский аранжировщик Васиф Ахундов сделал джазовую аранжировку песни «Yadındamı» Хайяма Мирзазаде. Я, честно говоря, зная сложный характер маэстро, отказался исполнять эту песню, заранее предчувствуя возможную неодобрительную реакцию Мэтра на столь «революционный» эксперимент. Однако, после того, как эту композицию исполнили несколько наших певцов, Васифу удалось убедить меня, что песня в джазовой аранжировке в моем исполнении станет настоящим хитом. В итоге песню мы записали. Это получилось что-то умопомрачительное. Интересная особенность нашего варианта состояла в том, что первый куплет я пел на английском, а второй — на азербайджанском. Интересна была реакция самого композитора Хайяма Мирзазаде, когда он впервые услышал эту песню. Прекрасно помню слова маэстро, сказанные им в тот момент, — «Это не моя музыка. Я такого не писал!».

Предполагаемая реакция Мирзазаде не стала для меня чем-то удивительным, но был сильно впечатлен другим случаем. Спустя 2-3 года после многократных прослушиваний, подробного анализа и переосмысливания данной композиции, Маэстро поменял свое мнение. Она ему понравилась, и он обратился ко мне, чтобы получить запись данной песни. Думаю, в этом и кроется величие Хайяма Мирзазаде, который всегда любил качественную музыку, уделял внимание новаторству, экспериментам и путем осмысления мог принять правильное решение. Ему потребовалось время, чтобы в спокойной обстановке прослушать запись и понять, что мы с Васифом сотворили чудо из его песни. Думаю, здесь свою роль сыграл следующий фактор – маэстро в глубине души, как и все бакинцы, любил джаз.

Зиядхан Алиев, заслуженный деятель искусств, доктор философии по искусствоведению

Композитор – друг художников

Одним из известных личностей прошлого столетия, с которым мне удалось познакомиться, был, несомненно, выдающийся азербайджанский композитор Хайям Мирзазаде. До нашего реального знакомства мы знали друг друга заочно. Меня с Маэстро познакомили его несравненные музыкальные произведения, а он меня узнал благодаря статьям, написанным мною об искусстве и художниках. Признаюсь, мне не часто удавалось посещать концерты симфонической музыки, но вот Маэстро не пропускал ни одной художественной выставки.

Наше непосредственное знакомство произошло на одном из столичных вернисажей. До сих пор помню, как после открытия одной из выставок республиканского масштаба он резко подошел ко мне, без предварительных приветствий взял меня под руку, и подвел меня к одной слабой живописной работе. Хайям муаллим, указав на работу, написанную взрослым азербайджанским художником, сказал с ухмылкой – «Почему эту работу включили в экспозицию? Почему вы ее не критикуете?». Поначалу, я не знал, что ответить, но нашел выход из положения и сказал в дружественной манере. «Эту работу повесили специально, чтобы никто так плохо не писал!». Этот ответ, кажется, понравился Маэстро. Затем я добавил: «Даже если я буду критиковать эту работу автора, это ничего не изменит!». Хайям муаллим рассмеялся и сказал: «Ты прав, фундамент этого художника уже изначально был непрочным. Я хорошо помню, как он пришел в искусство, и что представляет собой его творчество…». Это была не первая критика, сказанная Хайямом Мирзазаде на художественной выставке. Он никогда не терпел халтуры, и всегда высказывал свое мнение в лицо художнику. Именно поэтому некоторые художники его сторонились… Он всегда отличал хорошее от плохого, хорошую творческую работу от посредственной, ничего из себя не представляющей работы. К слову, если картина, по его мнению, заслуживала похвалы, он не лез за словом в карман и мог произнести несколько громких эпитетов.

Маэстро можно было часто увидеть в мастерских тех художников, чье творчество ему нравилось. После таких встреч он редко возвращался с пустыми руками. Именно поэтому дома у Мирзазаде была очень богатая и со вкусом собранная картинная коллекция, часть которой составляли подарки от его друзей живописцев, другая – была куплена самим Маэстро. Помимо живописных полотен, коллекция пополнялась предметами антиквариата и другими ценными экспонатами.

Странность Мирзазаде заключалась в его словах, которые он говорил в свойственной себе манере, когда поднимал трубку телефона. «Мирзазаде!» или «Мирзазаде слушает!». Именно таким способом он избегал привычное для всех слово «Алло!». Однажды при встрече я спросил у Маэстро, почему он отвечает на звонки на русском языке, на что он тихо сказал: «Я такой, да! Мне так нравится. В городе много людей с фамилией Мирзəзадə, но «Мирзазаде» только я! Второго такого как я просто нет. Если есть, то покажи!».

В 2009-ом году к 100-летнему юбилею Саттара Бахлулзаде я готовил книгу о нашем легендарном художнике. Наряду с музейными работами, хотел включить в книгу фото картин мастера, находящихся и в частных коллекциях. Я знал, что у Хайяма Мирзазаде имеются три работы С.Бахлулзаде. Для получения разрешения провести фотосъемку этих трех работ я позвонил Маэстро, и рассказал о своей идее. Мирзазаде в свою очередь сказал свойственным ему спокойным и негромким тоном – «Нет!». Будучи осведомленным о непреклонном характере Хайяма Мирзазаде, я все равно не ожидал такого ответа. Повторять вопрос не было необходимости, так как он вряд ли изменил бы свое решение. Однако я решил проявить упорство и спустя некоторое время несколько раз во время разговора с Маэстро возвращался к этой теме, после чего мне удалось его убедить. Для съемки трех картин я не стал прибегать к услугам профессионального фотографа и решил сделать снимки сам. Однако объектив моего фотоаппарата был довольно слабым, поэтому нужно было найти хорошую фотокамеру. С помощью друзей мне удалось ее найти. В те времена еще использовались пленочные фотоаппараты, и найденный мною был одним из таких. Владелец фотокамеры сказал, что нет необходимости покупать новую пленку, так как на уже вставленной пленке еще достаточно кадров. Поверив этим словам фотографа, я отправился на встречу с Хайямом муаллимом в заранее назначенное время. Готовился отнести картины в более освещенное помещение, чтобы провести съемку. Это были три пейзажа: два небольшого размера, а третий чуть больше. Я решил сначала сфотографировать более крупную работу. Сделав первый кадр, решил прокрутить вперед пленку, чтобы сделать второй контрольный снимок, но пленка не двигалась. Оказывается, сделанный мною кадр был последним, на котором и закончилась пленка. Таким образом, я оказался в сложной ситуации. Из трех картин мне удалось сфотографировать только одну, и то об уровне сделанной фотографии можно было только догадываться. На другие две работы не хватило пленки. Я задумался, как мне сказать об этом Маэстро…

Я точно знал, что Х.Мирзазаде не предоставит мне возможности пойти, купить новую пленку, вернуться и продолжить съемку. Было не сложно представить, что мог мне ответить композитор, узнав о случившемся. Немного подумав – рассказать маэстро о сложившейся ситуации или нет, я решил, что этого делать не стоит. Я вел себя так, словно все в порядке и идет по плану. Под его пристальным взглядом несколько раз «сфотографировал» каждую картину. Прощаясь с Маэстро, я просил Всевышнего, чтобы хотя бы тот первый снимок оказался удачным. После проявки выяснилось, что кадр получился. Это меня обрадовало. Однако, расстроил тот факт, что качество сделанного снимка не было таким, как я ожидал. Но пути назад не было, фотография должна была войти в книгу, независимо от качества. В противном случае я бы не смог посмотреть в глаза Хайяму Мирзазаде. Принимая во внимание низкий уровень качества снимка, мы решили в книге уменьшить его размер, несмотря на возражения в издательстве, но у нас не было другого выхода. Помню, как я подарил эту книгу Маэстро. Увидев маленькую фотографию картины, находящейся в его коллекции, он сразу выразил свое недовольство: «Почему она такая маленькая?», на что я невинно сказал: «Хайям муаллим, так получилось»….

В прошлом году, когда состояние Маэстро ухудшилось, мы с Народным художником Арифом Гусейновым отправились его навестить. Мне также хотелось сфотографировать картины Геннадия Брижатюка из коллекции Мирзазаде. После того, как все дела были закончены, мы сели пить чай. Разговаривали на разные темы. Когда зашла речь о творчестве Маэстро, Ариф муаллим спросил: «Хайям муаллим, ты написал что-то новое за последнее время?». Этот вопрос художника задел композитора за живое. «Я несколько раз пытался что-то написать, но у меня не получилось. Садясь за пианино и начиная играть, мне мешал сосредоточиться шум, идущий из кухни, например, звук упавшей кастрюли, заставлял меня вздрагивать. После этого, о каком творчестве может идти речь?». Что можно сказать на это, если человек говорит правду…

Вообще Хайям Мирзазаде был своеобразным человеком. На многие вопросы у него была своя отличительная от других точка зрения. В некоторых случаях его мнение могло быть совершенно непредсказуемым, а реакция удивительной. Он вообще отличался непредсказуемостью. Из-за этого у него было не только много верных друзей, но и определенное число недоброжелателей. Несмотря на это, Маэстро всегда отличался от других, был неповторимым и своеобразным во всем.

Автор: Гасан Ахвердиев

Я думаю, что произведения, написанные великим азербайджанским композитором Хайямом Мирзазаде, не только обогатили музыкальную культуру нашего народа, но и обрели вечность. Несомненно, это его самое большое достижение, как творческого человека… Светлая память, Маэстро!

Бахрам Багирзаде, актер, режиссер, заслуженный артист Азербайджана

Хайям Мирзазаде — выдающийся азербайджанский композитор, Личность мирового масштаба. Много поколений азербайджанцев выросло на его великолепной музыке. Произведения Мирзазаде исполнялись на лучших сценах мира. Хайям муаллим никогда не отказывался принимать участие в моих творческих проектах, и благодаря этому в двух моих книгах – «Город моей молодости» и «СССР: плюсы и минусы» появились его замечательные и невероятно интересные воспоминания. Светлая память о нем навсегда сохранится в наших сердцах. Это огромная утрата!

Мирнамик Джафаров, архитектор

Я познакомился с Маэстро в конце 80-х годов прошлого столетия в доме у Юрия Дмитриевича Дубова, главного инженера Баксовета и конструктора многих проектов города Баку, который тоже был ярким бакинцем. В то время я работал директором комбината Художественного фонда Азербайджана, где изготавливались все памятники страны, да и не только они. В один из прекрасных вечеров я был приглашен на званый ужин в дом Дубовых по случаю поступления его дочери в художественное училище. Именно в тот исторический вечер мы с маэстро и начали наше общение. Хайям Мирзазаде, как и я, очень любил Баку и бакинцев, а своей простотой в общении и скромностью сразу расположил меня к себе и снял с меня всю скованность в разговоре с ним. Это был человек высочайшей культуры! Мы говорили на самые разные темы, и в тот момент я понял, насколько интересный у меня собеседник. Он действительно был хороший оратор. После ужина мы решили немного прогуляться и пройтись пешком, общаясь, дошли до дома, где он жил на улице Гуси Гаджиева (ныне проспект Азербайджан), и тепло попрощались.

Затем мы часто виделись на культурных мероприятиях, включая концерты, выставки, банкеты и другие светские вечеринки. От Хайяма Мирзазаде всегда исходила бакинская теплота и мудрость! Общаться с ним было большое удовольствие. Даже пяти минут хватало, чтобы получить этот непередаваемый сложно-объясняемый заряд положительной энергии. Светлая память выдающемуся азербайджанскому композитору Хайяму Мирзазаде.

Фотографии предоставлены участниками проекта 

Рустам Гасымов

www.yenicag.ru

1137
UTRO.AZ
NOVOYE-VREMYA.COM