Украинский депутат: «Мы допустили большую глупость не давая Крыму статус татарской автономии»

После долгих и «изнурительных» каникул украинские парламентарии возвращаются к своей депутатской работе.

Не легкой будет для них девятая сессия, ведь страна уже вошла в предвыборную гонку, и каждому из народных избранников придется приложить максимум усилий, чтобы завоевать симпатии своих избирателей и не упустить шанс посоревноваться за парламентское кресло в парламенте уже девятого созыва.

Какие вызовы стоят перед украинскими депутатами в предстоящем сезоне – об этом Yenicag.Ru рассказал народный депутат Украины от президентской фракции БПП Валерий Карпунцов.

— Валерий, можно ли рассчитывать на эффективную законодательную работу Верховной Рады во время девятой сессии? Или мы опять увидим сплошной популизм?

— К сожалению, мы уже зашли в предвыборную турбулентность. Соответственно, после открытия сессии этот темп будет нарастать. Что бы не было в повестке дня, а в приоритетах всегда будет то, что нравиться избирателям. Конечно, как и перед каждыми очередными выборами, актуализируется вопрос о снятии депутатской неприкосновенности. Это модно делать перед выборами. Возможно, будут приняты какие-то акты, которые будут облегчать сегмент налогообложения. Не исключаю, что будет много громких скандалов, каких-то обвинений. Несомненно, нужно делать серьезную поправку на то, что у нас идет война с Россией. И с этим в конце концов нужно заканчивать. Я расскажу о своем личном видении ситуации. Думаю, конфликт близок к своему разрешению и осень приблизит нас к урегулированию военных действий. От войны устали все, и ситуация требует от нас решительных действий. Как говорят: если война длится больше года, это уже не война, а бизнес. Военный парад, который проходил в День Независимости 24 августа, убедил всех нас: сегодня мы имеем прекрасную боеспособную армию, хорошо обмундированную, подготовленную и с не плохим вооружением. Конечно, украинские вооруженные силы нынешние уже не те, которые встретили агрессора в 2014 году. Армия тогда и сегодня – это небо и земля!

— Я что-то не поняла, вы намекаете на силовой сценарий развития событий на востоке?

— Не совсем. Я хочу рассказать о тех вариантах остановки военных действий, которые существуют на сегодняшний момент. Во-первых, можно заморозить конфликт, возложить всю вину на Россию и заявить Кремлю: делайте там все, что хотите, мы тут не причем. Второй вариант — пойти в наступление. Но тогда мы автоматически лишаемся любой международной поддержки, которую так долго добивались. Страны – партнеры скажут: раз вы идете в наступление, решайте свои проблемы сами. И третий – самый вероятный и приемлемый сценарий, который озвучил президент Порошенко, воззвать к нашим партнерам, мол, уважаемые, давайте займемся вместе освобождением оккупированных территорий. Ведь Будапештский меморандум подписывали, ядерное оружие отобрали, а утвержденные там пункты не соблюдаются. С Россией-то все понятно, но другие страны должны же наконец вспомнить, какие гарантии давали Украине в обмен на отказ от ядерного вооружения. Украинская дипломатия должна работать еще более интенсивно в этом направлении.

— Но Будапештский меморандум подписывала также Россия. И она сегодня является главным нарушителем Будапештских договоренностей…

— Никто не спорит, но вдвоем лишь с Россией мы бы его не подписали, там же были и другие гаранты, которые сегодня практически отказались от своих слов. И на них, я считаю, лежит не малая вина за то, что сейчас у нас происходит на Донбассе и в Крыму. Потому что, начиная от человеческих жизней и заканчивая экономическими потерями, нам так никто ничего не компенсировал. Наши предприятия сами начали перестраиваться на другие рынки сбыта. И никто их зарубежных партнеров им в этом не помогает. Нам наоборот закрывают европейские рынки, дают дорогие энергоресурсы, неподъемные кредиты. Это не по-партнёрски, так не честно, и так не должно быть.

— Какой бы вариант, из перечисленных Вами, не рассматривался, а без прямых переговоров с Путиным на какой-либо результат вряд ли можно рассчитывать…

— А как иначе, естественно. Страна в военном конфликте, придется подписывать скорей всего какой-то международный акт по этому поводу. Понятно, что это не будет актом капитуляции, потому что нам не перед кем капитулировать – это у нас забрали территорию. Сейчас мы видим опосредствованные маяки от России – что, мол, забирайте Донбасс, нам уже он не нужен, а Крым мы будем держать. Мы уже видим, что они на это готовы, но это же не устраивает Украину! Они аннексировали Крым, а вопрос с Крымом для нас есть архи важным. Конечно, его решение не будет быстрым, и это нужно четко понимать.

— Но даже если Кремлю Донбасс не нужен, то Путину нужно каким-то образом красиво капитулировать, чтобы не упасть лицом в грязь.

— Его цель – зайти во власть в Украину, полностью контролировать из Кремля процессы, которые происходят в Украине. Если ему удастся это сделать – тогда он с легкостью откажется от Донбасса. Его мечта – смена власти в Украине, которая бы была полностью подконтрольна ему. Но я все же думаю, ему это не удастся.

— Другими словами, за Донбасс отдать всю Украину???

— Путин постарается завести в парламент подконтрольные себе партии. И это будет не только оппозиционный блок, как это есть сегодня. Мы увидим много других, новых партий, лояльных Кремлю. Уже сегодня мы можем наблюдать процессы на политическом поле Украины, когда новые партии, которые не представлены в парламенте этого созыва, заявляют прагматичные лозунги, провозглашают националистические идеи, но по сути своей они ориентированы на Россию.

— В данном контексте, мне кажется, нужно говорить не только о политике, нужно говорить также о экономике. Ведь мы видим, что, не смотря на то, что у нас война с Россией, торговля с ней ведется полным ходом!

— У нас война гибридная. Мы же не отозвали наших дипломатов, не закрыли границы, к нам не пришли наши партнеры, с которыми мы опять-таки подписывали гарантии и не сказали: вот у вас экономический оборот с Россией столько-то, вам нужно это прервать, мы вам все компенсируем. Не кредитом, который нам отдавать нужно и который мы берем, чтобы отдать долги по предыдущим кредитам, а финансовой помощью. Этого же нет. Нам Польшу ставят в пример, какой экономический рывок она совершила и как далеко ушла от Украины, хотя в начале 90-х мы были практически на равных. Но, ребята, послушайте, Польше же подарили какие деньги, Греции подарили деньги, другим странам, а нас, наоборот, вгоняют в долги. Понятно, что торговля с Россией – вынужденный шаг. Но в международной практике это не единственный пример. И Израиль торгует с Палестиной также, и другие страны

— Но ведь это не есть правильно

— Конечно, это не правильно, это не морально, это не укладывается в понимание человека. Ведь логично, что если мы воюем, мы ограждаемся от воюющего с нами государства и логично, что прекращаем и дипломатические, и торговые, и какие-либо другие отношения. Но у нас нет другого выхода.

— Вы сказали, что Россия захочет войти в Верховную Раду через подконтрольные ей политические силы. Да что там заходить! Мы и так видим, что в парламенте полным полно коллаборационистов, которые откровенно поддерживают Россию или же, еще хуже, работают на Россию, находятся у нее на финансовом содержании!

— Я вам скажу, полно, но это ничего по сравнению с тем, что было. Вы же вспомните парламент прошлого созыва: компартия, партия регионов, а это больше 200 депутатов, лояльных к России.

— Тогда не было войны. Сейчас другая ситуация. Сейчас война. И они откровенно, не скрываясь, поддерживают Россию. У меня, как и у множества жителей Украины возникает логичный вопрос: почему СБУ не реагирует на такие проявления, люди же откровенно, не скрываясь, ездят в Москву, выступают на различных ток-шоу, отчитываются о проделанной работе, поливают грязью нынешнюю власть. А потом спокойно приходят в парламент, и никто ничего им в результате не говорит. Разве с таким подходом мы выиграем войну?

— С одной стороны, контрразведка у нас работает не плохо, и агентурные сети развиты на должном уровне. Но, конечно же, этого мало. Если у службы безопасности забрать всю коммерческую составляющую, к чему нас призывает мировое сообщество, то можно было бы говорить о высокой эффективности работы спецслужб. А коммерческая составляющая в СБУ – это якобы борьба с коррупцией, с которой они на самом деле не борются, а зарабатывают на ней деньги.

— А на законодательном уровне что делается, чтобы защитить страну от явных пособников Кремля?

— Для меня это тоже загадка. Возможно, существует какая-то невидимая часть айсберга. Вы же видите, постоянно идут какие-то обмены военнопленными, взаимодействия на уровне минских договоренностей. Там же есть видимая часть, а есть невидимая. Невидимая вызывает у нас вопросы: почему же так? Почему действия власти или не логичные, или же вообще отсутствуют какие-либо действия. А ответ может лежать как раз в этой невидимой стороне, которая нам не известна и которую мы не должны знать. Может, я ошибаюсь.

— То есть, могут быть какие-то тайные договоренности на высшем уровне?

— Я этого не исключаю. Я, например, знаю, что во время революции предлагались огромные деньги за сдачу Крыма.

— В начале нашего разговора Вы сказали о том, что у Вас сложилось впечатление, что война близится к своему завершению. Каким образом, кроме того, что, как Вы предположили, Путин захочет войти в Украину через парламент?

— Вот именно этим. К сожалению, Украина есть не субъектом геополитики, а объектом. Я не исключаю, что высшее руководство страны заставят допустить до выборов те лояльные Путину силы, которые пройдут в парламент. И они уже дальше будут формировать коалицию, правительство. Повторюсь, это исключительно мое мнение.

— Вы думаете, люди допустят такой сценарий? Мы что, зря на Майдане стояли, люди что, зря погибали на Майдане и продолжают гибнуть на востоке?

— Украинцы нация интересная. Ее понять невозможно. Люди вышли на Майдан в 2013 году после избиения студентов, считая это проявлением высшей несправедливости. До этого были несправедливые суды, несправедливая правоохранительная система, да масса несправедливостей – вот все это накопилось, а акт побития студентов на Майдане стал апогеем, катализатором массовых протестов. Но факт избиения студентов, каким бы наглым и циничным он не был, не идет ни в какое в сравнение с действиями Конституционного суда, касающегося узурпации власти. Когда в 2010 году в одностороннем порядке, а не в определенном законодательством, Янукович узурпировал власть. Вот тогда надо было массово выходить – если бы вышли тогда, то не было бы ни убийств на Майдане, ни аннексии Крыма, ни войны Донбассе.

— В общем, Ваша версия прекращения войны на Донбассе понятна. Переходим к еще одной животрепещущей ране на карте Украины – Крыму. Судя по всему, уж что-что, а Крым Кремль отдавать не собирается ни при каких условиях…

— До того момента, пока мы не увидим активного движения внутри Крыма, говорить о быстром возврате АРК не приходиться. И катализатором этого активного движения должны стать крымские татары. Мы допустили одну большую глупость – давно нужно было дать Крыму статус крымско-татарской автономии. Тогда татары не допустили бы ни референдумов, ни «зеленых человечков», ни аннексии. Но в таком случае и Турция, как страна с самой сильной в Европе армией, как член НАТО, должна была бы проявлять больше активности для защиты Крыма и, соответственно, суверенитета и целостности Украины. Турки всю жизнь имели огромное влияние на Крым через татар, это исторически сложилось и поддерживалось веками.

— Тогда почему Эрдоган, когда «зеленые человечки» только появились в Крыму, повел себя достаточно пассивно? Ведь он имеет большое мировое влияние и на Путина в том числе?

— Путин тоже не глупый. Он играет свою игру, чтобы не допустить Эрдогана ближе к Крыму. Понятно, Крым никогда не будет турецким, он не нужен туркам как их территория. Но как территория, на которую они влияют, им необходима. И Турция ее сейчас потеряла. Она уже не контролирует ее. Они в своем контроле откатились на столетие назад.

— А сейчас Эрдоган может предпринять какие-то попытки, чтобы повлиять на Путина и начать возвращение Крыма?

— Думаю, да. Но не он один. Турция заинтересована иметь Крым как союзника в составе большой Украины. Большой европейской, транзитной страны с огромными потенциалами.

— Возвратимся в Украину. Скоро выборы. Какой президент нам нужен, чтобы вывести Украину даже не из состояния стагнации, а в состояние возобновления целостности Украины, прекращения войны и экономического роста?

— Решительный.

— Это не тот президент, который сейчас у власти?

— Скорей всего тот.

— Он решительный, по-вашему?

— Ему придется быть решительным. У него нет другого выхода. В другом случае он не будет президентом.

Ярина Лазько, специально для Yenicag.Ru — Новая Эпоха из Киева

www.yenicag.ru

1058
UTRO.AZ
NOVOYE-VREMYA.COM