Туркменистан от Ниязова до Бердымухамедова: паранойя и изоляционизм

На вопросы «Yenicag.Ru — Новая Эпоха» отвечает известный российский журналист, эксперт с туркменскими корнями Батыр Мухамедов:

— Начнем с того, что даже после распада СССР Туркменистан остался закрытой страной не только для стран запада или Азии, но и для многих в СНГ. Почему Туркменистан остается в стороне от интеграционных процессов? Да и сами туркмены не стремятся к этому. По крайней мере, со стороны все выглядит именно так.

Батыр Мухамедов

— С самого начала туркменское руководство взяло курс на изоляционизм. Причем в первую очередь изоляции подлежало не столько западное или азиатское окружение страны, сколько постсоветское пространство. Ниязов, как-то в разговоре с ныне покойным Эрнестом Неизвестным высоко отозвался о фразе председателя Мао про двух тигров в долине и обезьяне на вершине горы. В своей политике он определенно желал оставаться мудрой обезьяной наблюдающей за схваткой тигров в долине. Но главным, пожалуй, было, стремление не допустить никаких демократических процессов грозящих выйти из-под его контроля. Он резонно отдавал себе отчет, что допусти он такое развитие событий, разразится хаос, и он как минимум будет отстранен от власти. На этом основании он разработал собственную доктрину двусторонних контактов принципиально не допуская никаких многосторонних соглашений или переговоров.

Со временем логика развития личной диктатуры привела к тому, что любые контакты с внешним миром стали восприниматься туркменским руководством как угроза. Это, в конечном счете, стало напоминать паранойю. Дело доходило до курьезов – еще до введения визового режима осенью 1998 в стране не допускалось пребывания лиц чеченской национальности. Двух гостивших у одного моего знакомого чеченцев полицейские подняли среди ночи и угрозами и уговорами вынудили покинуть страну еще до рассвета.

Паранойя и изоляционизм резко усилились в середине 90-х годов. Особенно после появления организованной туркменской оппозиции во главе с бывшим министром иностранных дел Туркменистана Авды Кулиевым. Тогдашний соратник Ниязова Борис Шихмурадов предложивший Ниязову идею получения «нейтрального статуса признанного ООН» был за это тщательно обласкан и возвышен. Потом их пути резко разошлись. Шихмурадов стал одним из организаторов неудавшегося государственного переворота в ноябре 2002 года. Был арестован и сейчас его судьба неизвестна. Но это уже совсем другая история.

Утверждать о том, что туркмены, вернее туркменский народ независимо от этнического происхождения каждого из них, не стремятся к дружбе, сотрудничеству, и тем более к интеграции с бывшими соотечественниками некорректно. Мало того, необходимо снять шляпу перед теми, без преувеличения героическими усилиями, которые предпринимают люди для того, что бы отправить своих детей на учебу в РФ или другие страны бывшего СССР, мелких бизнесменов нередко серьезно рискующими своей безопасностью и имуществом, людьми стремящимися любой ценой сохранить отношения со своими родственниками, оказавшимися за пределами Туркменистана. Изоляционизм искусственно культивируется именно высшим туркменским руководством, боящимся перемен в страхе перед ответственностью за свои преступления совершенные им перед страной и народом.

— Что изменилось в стране после кончины Сапармурада Ниязова, после смены власти? Чем, какими качествами отличается Бердымухамедов от бывшего Туркменбаши?

— По сути, не изменилось ничего. И в то же время изменилось многое, если исходить из марксистских установок о роли личности в Истории. Тоталитарный режим, выстроенный Сапармуратом Ниязовым, в целом и практически полностью сохранен. Бесперебойно и эффективно действуют многочисленные лагеря и тюрьмы для граждан. Прессинг со стороны полицейщины приобретает характер сюрреализма. В Ашхабаде доходит до того, что полицией пресекаются всякие попытки граждан собраться в количестве свыше трех на улице или во дворе. Около подъездов снесены скамейки, где в былые времена любили посидеть старушки, вырублена вся зелень у многоквартирных домов – по соображениям безопасности и возможности полиции наблюдать за тем, что происходит в квартирах граждан. Запрещена любая фото и видео съемка на улицах города. Улицы города после семи вечера выглядят вымершими. Вас в любой момент могут остановить малограмотные, не владеющие русским языком полицейские с деревенскими манерами обыскать и доставить в участок за самые незначительные, но серьезные по их мнению правонарушения. Город больше напоминает громадный лагерь усиленного режима, чем столицу страны.

Ниязов и Бердымухаммедов на поверку оказались совершенно разными людьми. Я далек от желания идеализировать покойного Сапара Атаевича, но тот факт, что Ниязов был грамотным специалистом, прошедшим огромную школу жизни от секретаря парткома Безмеинской ГРЭС до инструктора ЦК КПСС и первого секретаря компартии союзной республики говорит само за себя. А опыт в системе народного хозяйства на посту главы Совмина союзной республики очевиден. Этого не скажешь о сегодняшнем «хозяине» Туркменистана. В сравнении с покойным Туркменбаши этот выглядит скорее малокомпетентным во всех сферах, кроме стоматологии, человеком, совершенно случайно оказавшимся на своем посту. Этот человек, сам того не подозревая, копирует в точности комплексы одиозного римского императора Нерона. Это легко обнаружить, прочитав соответствующую главу «Жизни двенадцати цезарей» Светония.
В другой обстановке над таким человеком можно было бы незлобно пошутить – иногда такие фрики, или лучше сказать по русски – чудаки встречаются среди людей. Но когда такие как Нерон или Аркадаг («покровитель» придуманный титул Бердымухаммедова) оказываются на троне и по их прихотям ломается судьба людей – становится страшно.

— После того, как Туркменистан приветствовал инвестиционный интерес ЕС к Транскаспийскому газопроводному проекту, в российской прессе стартовала кампания против этой страны. Что вы можете сказать по этому поводу?

— «Инвестиционный интерес» ЕС к Транскаспийскому газопроводному проекту состоялся намного бы раньше и с неизмеримо бы большей эффективностью, если бы не людоедский режим, правящий в Туркменистане. Не так давно правозащитники с помощью влиятельного лобби в Европарламенте не допускающего сотрудничества с антидемократическими и откровенно диктаторскими режимами уже сорвали подписание торгового соглашения между ЕЭС и Туркменистаном. Случай беспрецедентный в мировой практике. Что до нынешней кампании в российской прессе, то это уже вторая на моей памяти. Первая разразилась в середине 2003 после подписания позорного Соглашения президентов Путина и Ниязова получившего название «Газ в обмен на людей». Надо отдать должное Владимиру Путину нашедшего в себе силы признать это Соглашение ошибочным и принесшим извинения людям, пострадавшим от его реализации. Вместе с тем, соглашусь, что нынешняя кампания, включающая в качестве самых активных СМИ аффилированных с администрацией президента РФ – Известия, Лента ру, Царьград ТВ вполне логична. Понятна обеспокоенность Кремля из-за появлению конкурента на европейском газовом рынке. Куда помимо Катара, Алжира и России в последнее время упорно рвутся Соединенные Штаты. Между тем трудно обвинить российские издания в предвзятости и заказном характере. Критикой туркменского руководства те же западные издания занимаются перманентно. Буквально вчера издание Eurasia net, базирующееся в США, выступило с резкой критикой туркменского режима https://inosmi.ru/politic/20181113/243924906.html .

— Российское экспертное сообщество изо всех сил пытается отговорить, предостеречь Туркменистан от вложения инвестиций в этот проект, называя его затратным и бесперспективным. Как вы думаете, насколько выгоден этот проект для Туркменистана и для остальных его участников?

— Указанный выше проект Транскаспийского газопровода действительно на первый взгляд выгоден и имеет перспективы. НО на такие сладкие предложения всегда найдутся не менее серьезные «но». Реализация этого проекта вызовет, как вы уже заметили выше, предсказуемое противодействие со стороны России. Причем, фатальным тут может оказаться аспект, связанный с ответом на ваш последний вопрос, на который я отвечу чуть ниже. Инвестиции в Туркменистан, как правило, рискуют напороться на подводные камни имя которым безудержная коррупция туркменского руководства, а главное его всеохватывающая некомпетентность. Давайте для начала обратим внимание на тотальную закрытость судьбы китайских кредитов составляющих, боюсь ошибиться, около восьми миллиардов долларов США. На, что были потрачены эти деньги? Или более наглядные примеры – безумные строительные проекты Аркадага на Каспии, многочисленные отели в столице или международный аэропорт в наглухо закрытую от посещениями иностранцев страну. Вы дадите деньги в долг легкомысленному соседу готовому их потратить в казино или на приобретение престижных, но практически бесполезных вещей? На мой взгляд, выход как всегда посередине: отказ туркменского руководства от наполеоновских планов, грозящих сильными рисками и кропотливая работа по налаживанию торгово экономичсеских связей не только с Россией, но и со всем постсоветским пространством, включая Азербайджан. Но именно тут и понадобятся знания и компетентность. А учитывая, что, говоря словами Путина «все кто мог, уехал» — откуда взяться специалистам, если часть из них бежала, а часть в тюрьмах и на улице из-за «неарийского происхождения»?

— Последние время в Туркменистане возник острый дефицит на продовольствие, особенно на зерно и мучные изделия. Хлеб продают по талонам. В соседние страны, в том числе и в Азербайджан, жители Туркменистана приезжают толпами, привозят шмотки, различные текстильные изделия, продают, а потом на эти деньги покупают продукты питания и возвращаются обратно. С чем связан этот кризис?

— Еще обнародованные Викиликс доклады посла США в Туркменистане в Государственный департамент указывали на крайнюю бесперспективность страны в тесной связи с отсутствием кадров и идеологии. Тотальная коррупция, помноженная на тотальную же некомпетентность дали гремучую смесь. Дефицит продовольствия в Туркменистане прямое следствие коррупции и некомпетентности властей, неспособности решить элементарные проблемы, например логистики – сообщается о заторах с автокараванами с мукой на туркменских границах, коррупционной заинтересованности в создании искусственного дефицита на самые элементарные товары как продовольственного, так и промышленного, и даже лекарственного сегмента. К тому же, в отличии от Ниязова, сегодняшний руководитель Туркменистана широко практикует непотизм. В стране свирепствует произвол многочисленных родственников президента – около 80 из них наиболее активны. Именно их люто ненавидят в народе, справедливо ассоциируя их с режимом.

— Очень часто распространяются сообщения о вооруженных инцидентах на границе с Афганистаном. Часто происходят вооруженные нападения на туркменских пограничников, были убитые. Можете описать масштабы угрозы, исходящей от Афганистана?

— Начиная с правления Ниязова, особенно после получения т.н. «нейтрального статуса признанного ООН» все оборонные ресурсы и усилия спецслужб направлялись не против внешнего врага и противника, а против собственного народа и прежде всего против любого несогласия с правящим режимом. В относительно боеспособном состоянии поддерживаются лишь части преторианской гвардии Аркадага, да пограничные войска. Практически вся политика туркменского руководства в отношении Афганистана укладывается в одно действие – задобрить. Туркменистан проводит щадящую гуманитарную политику в отношении Афганистана – практически бесплатно поставляет электричество, нефтепродукты и иногда продовольствие. Отказался предоставлять военные базы участникам военной операции в Афганистане и надо отдать должное занимает твердую позицию в отношении транзитных военных грузов в Афганистан. Однако обстановка в Афганистане стремительно меняется: помимо центрального правительства там имеются и террористическое движение «Талибан», и откровенные отморозки из ИГИЛ, и, наконец просто бандиты промышляющие наркотраффиком. С окончательным уходом сил международной коалиции из Афганистана обстановка может только ухудшиться. И в таких условиях строить отношения с могущественным северным соседом Россией на условиях конфронтации, пускай только газовой – непростительная глупость и ребячество. Туркменская армия небоеспособна. И не только потому, что правящая клика смертельно боится доверять оружие в руки призванных на военную службу солдат и офицеров. Из опросов солдат служивших на крайне напряженном кушкинском (Кушка) направлении выяснилось, что многие из них не держали в руках оружие за весь срок службы вообще. А те, кому это довелось, не проводили учебных стрельб даже свыше трех патронов. Это было бы еще полбеды. Дело в другом – никто не желает рисковать своей жизнью за этот антинародный и прогнивший от террора и коррупции режим.

Беседовал: Кавказ Омаров

www.yenicag.ru

2242
UTRO.AZ
NOVOYE-VREMYA.COM