Секс-рабыни из Нигерии после Чемпионата Мира в России

Нигерийские секс-рабыньи в России — нарушение клятвы карается Вуду

Бэлле всего 21 год. Она попала в Москву в июне, во время Чемпионата мира по футболу. Поработать в России ей предложили знакомые: сказали, что главное – приехать в страну, а на месте она найдет любую работу, какую захочет. Их брат может помочь с документами. Оказалось, что «братьями» называют сутенеров. «Брат» действительно помог – сделал паспорт, а чтобы не делать дорогостоящую визу, торговец людьми сделал ей FAN ID.

«Сейчас его у меня нет, он у моей мадам, – рассказывает Бэлла. – Я не знаю, почему так. Они сказали, что он есть, но не дали мне его. Дали только паспорт. У меня есть не все документы, некоторые остались у них».

Схема вербовки нигериек в сексуальное рабство примерно одинаковая. Девушке предлагают поехать в Россию, чтобы найти работу. На месте ее встречает сутенерша или, как их называют сами девушки, «мадам».

Сколько всего девушек по этой схеме привезли в Россию за время Чемпионата мира по футболу – неизвестно. На запрос Настоящего Времени в посольстве Нигерии не ответили.

«Мадам привела меня в дом и принесла песок, сказала, что это российский песок. Она взяла мои волосы из подмышек, с лобка и с головы и взяла мои трусы. И сказала, что это наша клятва, и если я ее нарушу, этот российский песок меня убьет», – рассказала Бэлла.

В правозащитной организации «Альтернатива» рассказывают, что работать с девушками из Нигерии очень сложно. Во-первых, нигерийки действительно верят в проклятие вуду. Этот ритуал заменяет гражданско-правовой договор: шаман выступает вместо нотариуса – заверяет соглашение между девушкой и сутенершей. Нарушение договора, по словам шамана, карается смертью. В Нигерии за ритуал вуду есть уголовная статья.

Девушки не всегда сами готовы сказать правду, с ними приходится вести переговоры – с одной стороны, немного странные и даже глупые, с другой стороны, это необходимый символический обмен для того, чтобы получить информацию, рассказывает волонтер «Альтернативы» Юлия Луганская.

Девушек держат в невыносимых условиях: в маленькой трешке может жить до 20 человек. Спят они на матрасах, питаются самыми дешевыми продуктами.

Юлия Луганская говорит, что за все время девушки ни разу не были у врача: «Никаких лекарств, кроме как приложить подорожник какой-нибудь, им не предлагается – нет такой опции. Если кого-то могут госпитализировать, то только в том случае, если она вообще уже будет при смерти. Такие случаи бывали».

По прилету в Россию на каждую девушку вешают долг, который она должна возместить своей «мадам». Например, Бэлла была должна сутенерше $55 тысяч. Девушке повезло – спастись ей помог клиент.

«Он спрашивал у меня, как я оказалась здесь, как я живу. Я рассказала ему все, и он сказал, что не может мне помочь, потому что у него есть жена и дети. Но обещал найти способ помочь мне», – рассказывает Бэлла.

Мужчина связался с «Альтернативой» и передал сотрудникам правозащитной организации контакты девушки. После того, как Бэллу спасли, сутенерша звонила ей и предлагала вернуться: сказала, что вместо $55 тысяч она может выплатить всего $30 тысяч.

Правозащитники пытались вытащить из еще одного борделя нигерийку Бэкки. Полиция отвезла всех девушек в отделение, но те отказались писать заявление. Через несколько месяцев Бэкки нашли мертвой – клиент выбросил ее в окно.

Об этой истории быстро узнали в других борделях, но сутенерши сказали нигерийским рабыням, что смерть Бэкки – это кара вуду за предательство своей мадам.

 

 

 

www.yenicag.ru

3368