Санкции Запада, повышение НДС и пенсионного возраста: что ждет Россию? - Интервью

Положение в экономике России прокомментировал в своем интервью Yenicag.Ru профессор СПбУ, экономист Станислав Ткаченко:

— Инфляция в России с начала года приблизилась к 2,5%, и опять прогнозы внушают пессимизм. К чему приведет такая негативная тенденция в экономике России?

Станислав Ткаченко

— Темпы инфляции в России можно оценивать по привычной шкале, разграничивающей «оптимистов», у которых стакан обычно наполовину полон, и пессимистов, у которых стакан всегда наполовину пуст. Действительно, в июне 2018 года рост цен в России ускорился по сравнению с маем нынешнего года и составил почти 2,5 процента с начала года.

Напомню, что инфляция в России в 2017 году была рекордно низкой за весь постсоветский период – всего 2,5 процента в год. А ведь в 1992 году инфляция составила почти 2500 процентов. Так что есть с чем сравнивать.

Думаю, что результат прошлого года (2,5 процента) оказался неприятной новостью для Центрального банка России и ряда руководителей Минфина. В этих структурах уже многие годы преобладает убеждение в том, что для современной российской экономики оптимальная величина годовой инфляции – 4 процента. При таких показателях гражданам и частным предприятиям будет не выгодно держать свои сбережения на банковских депозитах, и они станут (вольно или невольно) инвесторами. От такой достаточно большой по меркам развитых стран инфляции однозначно выиграют российские аграрии, и к ней нейтрально относятся экспортеры, а также часть отраслей промышленности, работающая на внутренний рынок. Поэтому с учетом современных российских реалий только при повышении показателя инфляции выше 4 процентов можно смело утверждать, что речь идет о негативной тенденции. Правда, для банковского сектора экономики России, а также граждан, предпочитающих хранить деньги «в тумбочке», такая инфляция ничего хорошего не несет.

— Глава Счетной палаты Алексей Кудрин опасается, что средств, запланированных на исполнение очередного «майского указа» президента РФ, может оказаться недостаточно. Неужели ситуация настолько плачевна?

— Пока цена барреля нефти на мировом рынке превышает 60 долларов ситуация в российской экономике не может быть «плачевной». Конечно, при условии, что правительство расходует деньги осторожно, а парламент, действующий в России под плотным надзором Администрации Президента, умеряет свои бюджетные аппетиты. Возвращаясь к майскому (2018 г.) указу В.Путина «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года», следует отметить, что он носит характер программного документа и нуждается в конкретизации посредством закона о бюджете РФ и множества иных норм права, сегодня в России отсутствующих. Для исполнения перечисленных в нем задач требуется почти наполовину увеличить российский бюджет, с нынешних 16-17 триллионов рублей (по расходам) до 25 триллионов рублей. Т.е. речь идет не о сокращении расходов, а об их существенном наращивании. Думаю, что ни одно государство планеты, проводящее осторожную монетарную политику, добиться такого резкого увеличения расходов за 1-2 года не способно. Что же касается шестилетнего периода, на который распространяется майский указ В.Путина 2018 года, то сейчас гадать о его реалистичности преждевременно. Думаю, что главная цель указа – послать населению и частному бизнесу сигнал о том, что государство из экономики уходить не планирует. Наряду с увеличением пенсионных и социальных выплат, государство также будет наращивать расходы на развитие инфраструктуры, поддержку отдельных отраслей, реализацию проектов типа Сколково. Мне как либеральному экономисту такие планы кажутся ошибочными, а их недовыполнение – хорошей новостью. Прежде всего, это хорошая новость для частного бизнеса, не способного эффективно отстаивать свои интересы в конкуренции с госкомпаниями и не желающего играть по коррупционным правилам при распределении госзаказа. Т.е. ситуация не столько плачевная, сколько тревожная.

— По статистике, число российских компаний-банкротов в первом полугодии 2018 года увеличилось на 3% — до 6 тыс. 626 по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года. По мнению экспертов, число банкротств будет все увеличиваться. Куда катится страна, с такими огромными природными ресурсами, возможностями?

— Формулировку в вопросе о том, что Россия куда-то «катится», считаю неуместной. Российская экономика, начиная с 2014 года, развивается в агрессивной внешней среде, поэтому показатели числа банкротств нужно оценивать спокойно и без политизации. Разумеется, если бы санкций не было, показатели и роста экономики и числа банкротств были бы иными. Есть немало экономистов-либералов, которые будут приветствовать рост числа банкротств, поскольку это позволяет расчистить национальную экономику от неэффективных предприятий, где нет прибыли и не растет производительность труда. Из такого убеждения исходит школа, связанная с идеями американского экономиста австрийского происхождения Йозефа Шумпетера и его идеей «созидательного разрушения». Шумпетера по праву называют одним из самых влиятельных экономистов прошлого столетия. Именно в уходе с рынка неэффективных предприятий и замене их более конкурентоспособными он видел главный двигатель развития современной экономики. Современная экономика, особенно ее инновационные отрасли, развивается именно по такому сценарию

— Естественно, банкротство и закрытие компаний приводит к безработице. С такими темпами рост безработицы может достичь критической точки, что за короткий срок может привести к социальному взрыву. По-вашему, правительство России готово к «худшему сценарию»?

— Банкротство и закрытие предприятий не обязательно ведут к росту безработицы. Экономистам хорошо известно, что в экономике любого государства есть «естественный уровень безработицы». Он формируется в результате снижения спроса на отдельные профессии и неспособности системы образования оперативно обучить трудящихся новым профессия. Еще одна причина «естественной безработицы» связана с разрывом между моментом, когда работник покинул одно предприятие, но не начал работать на другом, хотя планирует это вскоре сделать. Обычно, говорят о том, что безработица на уровне 5 процентов в соответствии с методологией Международной организации труда (МОТ) соответствует этому «естественному уровню». Показатель безработицы в России сегодня 5,2 процента, и с сентября 2017 года он находится на рекордно низких показателях. У относительно благоприятного уровня российской безработицы есть немало негативных последствий для бизнеса (рабочая сила становится дороже), так и для государства (исчезает связь между уровнем оплаты труда и его эффективностью). Многие государства Европейского союза мечтали бы иметь такой показатель, но сегодня он имеется лишь у половины из них. А в среднем безработица в ЕС превышает 7 процентов.

Проблемы, с которыми сталкиваются власти России сегодня иного рода – продолжает расти число занятых в госсекторе, а также в структурах государственного и муниципального управления на всех уровнях. Россия невероятно далека от модели «компактного и эффективного» аппарата чиновников. Возможный «худший сценарий» связан с тем, что внешние шоки (потрясения на внешних товарных и финансовых рынках, экономические санкции, вооруженные конфликты) резко сократят доходы бюджета и правительству придется «резать по живому», снижая доходы бюджетников и объемы госзаказа. Мы уже пережили такие трудности в 2014-2016 гг. Можно предположить, что к новым потрясениям власти России сегодня готовы лучше. Но самая лучшая гарантия экономической стабильности – либеральная экономика, небольшой госсектор и эффективный частный сектор экономики. И, конечно, стабильная внешнеполитическая среда. Пока современная Россия очень далеко от этого идеала.

— Вслед за увеличением пенсионного возраста в России повышается и НДС. На фоне ухудшения социально-экономической ситуации в стране, к чему приведут такие меры?

— Рост НДС однозначно приведет к увеличению инфляции. Но, как я уже отметил выше, для очень многих руководителей российского правительства и центробанка это – желаемая цель.

— Иностранные инвесторы продолжают распродажу акций российских компаний на фоне нового витка обострения отношений с Западом и нарастающих макроэкономических рисков. Продолжится ли эта тенденция и к чему она может привести?

— Все будет зависеть от того, инициируют ли США новую волну экономических санкций по отношению к России. С прежними санкциями США и ЕС российская экономка справилась и сегодня их влияние минимально. Но нынешние разговоры в Вашингтоне о том, что Россия уже вмешивается в выборы в Конгресс в ноябре 2018 года многими бизнесменами в России и за рубежом воспринимаются как сигнал того, что санкции будут ужесточены. Как только появится ясность в данном вопросе, можно будет делать более конкретные прогнозы. Пока ситуация на рынке далека от паники. Напротив, Россия, распродав практически все имевшиеся в ее распоряжении казначейские обязательства США (трежэриз), доставила немало неприятных минут Министерству финансов (Казначейству) США. Российский рынок акций, переживший в январе 2018 года рекордный за прошедшие семь лет приток иностранного капитала, неизбежно должен был откатиться к более равновесному уровню. При этом новые американские экономические санкции, конечно, могут его на определенный период дестабилизировать.

Беседовал: Кавказ Омаров

www.yenicag.ru

694
UTRO.AZ
NOVOYE-VREMYA.COM