Российский эксперт: «Запад потребует вернуть Калининградскую область Германии»

В последнее время лидеры европейских стран посещают Россию. На прошлой неделе в Сочи состоялась встреча президента России Владимира Путина с канцлером Германии, а вчера в Санкт-Петербурге, состоялась встреча между Эммануэлем Макроном и Владимиром Путиным.

К данному политическому событию можно относиться по-разному, но сам факт того, что у европейцев сильные разногласия с Трампом – это на лицо. Трамп вышел из ядерной сделки по Ирану, оставив в плохом положении европейские страны, а потому сейчас ЕС ищет себе союзника, который будет разделять позицию Брюсселя по иранскому вопросу. О встречах президента России с европейскими лидерами, а также сближению ЕС и России и соглашений с Ираном, рассказал Yenicag.ru гендиректор информационно-аналитического портала Politrus Виталий Арьков.

Виталий Арьков

— Вчера состоялся визит Макрона в Санкт-Петербурге, до этого был визит Меркель. Можно ли сказать, что политика и резкая позиция Трампа сближает Россию?

— Общая беда, как известно, сближает. И сейчас эта беда для Германии и Франции, а также России – политика нового Президента США Дональда Трампа. Как и для многих других государств мира тоже, впрочем. Понятно, что Евросоюз в целом и ключевые операторы данного проекта партнерами Вашингтона называются из приличия. Де-факто они европейские вассалы США. И если раньше длина поводка более-менее устраивала немецкие и французские элиты (у британских и польских, к примеру, он еще короче), то когда его жёстко натянули, начались недовольства — выяснилось, что натягивают не только поводок, но и сами элиты «натягивают», если использовать дворовый сленг.

Конечно, антироссийские санкции сказались на элите и экономике России в целом. Но, как ни странно, в большей степени они и последовавшие ответы со стороны Кремля ударили по Германии и Франции – одним из основных экономических партнеров России (о роли этого партнерства на рост могущества той же Германии я ранее вам говорил в комментарии). И с каждым новым пакетом антироссийских санкций Вашингтона, к которым обязаны присоединиться Берлин и Париж, убытки для них будут только расти. С одновременным снижением влияния в Евросюзе и мире в целом. А тут еще выход Вашингтона из соглашения с Тегераном, означающий новые уже антииранские санкции, что только усугубит и без того безрадостную ситуацию. А тут еще отказ Вашингтона от переговоров с Пхеньяном…

— Стоит ли ожидать, определенное сближение между ЕС и Россией?

— Меркель в Сочи и победивший не без участия Берлина Макрон в Санкт-Петербурге — это эмиссары европейских элит (финансово-промышленных групп). И они должны были убедить Путина пойти на определенные уступки Трампу по Украине, хотя всем здравомыслящим очевидно, что Украина — лишь повод для давления на Кремль. Не случись Крыма и Донбасса, нашли бы иной повод. И, полагаю, найдут его.

Например, объявят нахождение российской военной базы в Приднестровье оккупацией части территории Молдовы или потребуют вернуть Калининградскую область Германии, объявив и эту территорию «оккупированной». И лишь на первый взгляд это выглядит абсурдным, мол, есть все правоустанавливающие документы, подписанные странами-победителями после Второй Мировой войны. США уже продемонстрировали, что могут в одностороннем порядке выйти из любых, самых «железобетонных» соглашений, если это будет сочтено выгодным в данный момент.

Уступки должны касаться Украины, раз она пока является поводом для санкций. Очевидно, что от Крыма Россия не откажется — не для того его возвращала под свою юрисдикцию. Путина могли просить отказаться от поддержки режимов в самопровозглашенных республиках Донбасса – «ДНР» и «ЛНР» (назову данную ситуацию помягче). Цель – получить аргумент для торгов Берлина с Вашингтоном о нецелесообразности нового пакета антироссийских санкций или нецелесообразности присоединения к ним европейских вассалов. Простите, партнеров.

Однако та безаппеляционность, с которой США требуют от Германии отказаться от проекта «Северный поток-2» и закупать американский СПГ (что невыгодно Берлину ни экономически, ни политически), дает основания считать план Меркель заранее провальным.

Равно как и надежда договориться с Вашингтоном на замену Петра Порошенко на менее другого украинского политика – в результате последовавших после Евромайдана событий крупный германский бизнес понес значительные потери и в Украине — как по причине экономического коллапса в данной восточноевропейской стране, так и будучи вытесненным по целому ряду направлений американскими конкурентами.

Известно, что Ангела Меркель и элиты Германии в свое время делали ставку на Хиллари Клинтон и вряд ли стоит надеяться на провалы в памяти Дональда Трампа. Он будет мстить, что, собственно, уже и делает. Жестко нагибая и натягивая в привычной ему манере представителя хрестоматийного американского капиталиста, не будучи ни политиком, ни дипломатом и не проявляя желания стать таковым.

— Будет ли Россия вместе с ЕС соблюдать соглашения с Ираном?

— Евросоюз хоть уже и заявил о своём неприсоединении к ним, но как-то не очень уверенно, с оговорками и опасениями. Опасениями в том, что Вашингтон найдет аргументы быть убедительным, с партнерской улыбкой выкручивая руки Берлину и Парижу. В данном контексте Путин – человек, способный вести переговоры с Тегераном в интересах Берлина и Парижа, убеждая режим аятолл «не дразнить» более того, что уже есть Белый дом. А еще лучше — отказаться от ставших поводом для злости Белого дома своих намерений, покаяться в содеянном, не поддерживать Хезболлу и Хамас, сменить риторику в отношении Израиля и не стремиться к реваншу в отношениях с Саудовской Аравией — стоящими за антииранскими заявлениями администрации Трампа.

Для решения поставленной задачи Меркель могла бы обратиться еще и к Эрдогану (также союзничающему сейчас с Роухани и Хаменеи), однако личные отношения лидеров двух стран пребывают в такой фазе в настоящее время, что канцлерин не имеет возможности надеяться на благосклонность и участие Президента Турции. Как бы еще хуже не сделал…

Анар Гусейнов

www.yenicag.ru

1199
NOVOYE-VREMYA.COM
www.newsroom.kz