Российский экономист: «Санкции приведут экономику Ирана в состояние кризиса»

О санкциях на Иран, и как эти экономические ограничения будут влиять на энергетический рынок и региональные проекты, которые связаны с Азербайджаном, рассказал Yenicag.Ru доктор экономических наук Станислав Ткаченко.

— После введения санкции на Иран, часть энергетического сектора будет освобожден. Можно ожидать повышения цен на нефть?

Станислав Ткаченко

— Если бы речь шла о тотальном запрете экспорта Ираном нефти собственной добычи, который, помимо США, соблюдали бы все ведущие страны планеты, то сейчас на мировом рынке началась бы валютно-энергетическая буря. Так уже было в 1979 г. (Иранская революция) или в 1980 г. (начало Ирано-иракской войны), когда иранская нефть уже прекращала поступать на мировой рынок. Но сегодня речь идет лишь о сокращении экспорта иранской нефти, а элементы тотального нефтяного эмбарго в отношениях США и Ирана появятся только весной 2019 года.

Тогда и нужно будет задумываться о масштабном влиянии иранской нефти (и ее отсутствия на мировой рынке) на ее цену. Пока можно прогнозировать стабилизацию цен на нефть после недолгого периода ее снижения под влиянием роста добычи в США. Разворот цены в сторону роста может быть вызван санкциями против режима Саудовской Аравии или иными причинами, но не нынешними санкциями США.

— США среди исключений торговли с иранской энергетикой, также не ввели санкции транспортировки иранского газа, через трубопроводы TAP и TANAP. Дает ли это определенные преференции для Азербайджана и его экономики?

— Пока вопрос об иранском газе в трубопроводах TAP и TANAP является элементом политических и экспертных спекуляций. Очевидно, что США поддерживают реализацию данных проектов в их нынешнем виде, ориентированном на экспорт азербайджанского газа, а в будущем, возможно, и газа из Восточного Средиземноморья (Египет, Израиль, даже Кипр) в Южную Европу. Указанные газопроводы и доступ иранского газа к ним являются той «морковкой», которая должна заставить Иран пойти на уступки Вашингтону. И хотя законом политики является принцип «никогда не говори ‘никогда’», а Иран в теории способен изменить свою позицию, отказавшись от усиления своих позиций во всем регионе Ближнего Востока, я не думаю, что для Тегерана санкции – это мощный рычаг политико-экономического давления.

— Как эти санкции будут влиять на торгово-экономические отношения, а также логистический проект «Север-Юг»?

— Санкции, по крайней мере, на короткий период, приведут экономику Ирана в состояние кризиса. Он выразится в девальвации национальной валюты, падении ВВП, снижении доходов от экспорта, росте безработицы и падении жизненного уровня. Поэтому торгово-экономические отношения Ирана с внешним миром будут сокращаться. С другой стороны, основные участники проекта «Север-Юг» в лице России, Индии, а также заинтересованные в его реализации государства ЕС, не поддерживают американские санкции. Думаю, что транспортно-логистический проект «Север-Юг» будет реализовываться своим чередом. Возможно несколько медленнее, чем в условиях business as usual.

Анар Гусейнов

www.yenicag.ru

885