О том, что стоит ожидать в 2018 году в регионе Ближнего Востока, а также конфронтации Ирана и США, рассказал Yenicag.Ru российский политолог Алексей Фененко.

– Начало 2018 года началось с волнений в Иране. Как вы видите дальнейшее развитие ситуации в отношениях Ирана с США?

Алексей Фененко

– Американо-иранские отношения останутся напряженными на обозримую перспективу. США видят в Иране главного противника на Ближнем Востоке. Во-первых, со времен Исламской революции 1979 г. Иран – противник для монархий Персидского залива, главных союзников Вашингтона в регионе.

Во-вторых, США хотят создать прецедент принудительного разоружения Ирана – лишить его права иметь программу Обогащения урана. (Что будет прецедентом пересмотра ДНЯО, по условиям которого все неядерные страны имеют право на обогащение урана). В-третьих, американцы хотели бы получить контроль над иранской нефтью. В-четвёртых, американская элита не может простить Ирану трех дипломатических поражений: захват американского спецназа в конце 1979 года, “Иран-гейт” при Рейгане, развитие иранской ядерной программы, несмотря на многократные угрозы администрации Буша-младшего применить силу против Тегерана. Но Вашингтон научился использовать иранский фактор в своих целях. Иран – это перманентная угроза для суннитских монархий Персидского залива.

Значит, они тянутся к США как своему защитнику, дают им военные базы и мотивацию военного присутствия в Персидском заливе. Еше в 1980 г. президент Дж. Картер указал, что для США жизненно важна оборона трех стран – Саудовской Аравии, Кувейта и ОАЭ. (Интересно, что ни на Бахрейн, ни на Катар, ни на Оман эти гарантии он не распространил – видимо, в Белом доме допускали соглашение за их счет). Теперь “доктрина Картера” особенно актуальна в связи с успехами шиитов в Йемене, которых поддерживает Иран. А в Тегеране хорошо понимают, откуда исходит главная угроза их безопасности. Ответ Тегерана – усиление давление на Саудрвскую Аравию. Но действовать прямой войной опасно – в нее вмешаются и США. Остается поддерживать шиитские движения на Ближнем Востоке.

– Чего стоит ожидать в 2018 году на Ближнем Востоке?

– Сейчас центром региональной политике стал Израиль. В Вашингтоне хотят трех вещей. Во-первых, прервать процесс сближения России и Израиля, который усиливает российские позиции на Ближнем Востоке. Во-вторых, противопоставить России в Сирии мощный израильский военный потенциал. В-третьих, столкнуть Израиль и Иран в конфликте на территории Сирии. Правительство Нетаньяху еще в июле 2017 г. заявило, что не потерпит военного присутствия Ирана в Сирии. Именно поэтому Д. Трамп признал Иерусалим столицей Израиля.

Этим и будут заниматься в Белом доме в 2018 году. Еще один процесс – это разочарование Москвы в попытках укрепить отношения с монархиями Залива. Российская операция в Сирии доказала, что они остаются верными союзниками США. Значит, Россия сделает ставку на укрепление отношений с Ираном и Турцией. В конфликте Тегерана и Эр-Рияда Кремль поддержит своего партнера. Это объективно укрепляет позиции шиитских движений в регионе. Что будет побеждать стремление Саудовской Аравии вести борьбу с Ираном.

– Насколько возможно прямое столкновение Ирана и Саудовской Аравии в 2018 году?

– Прямая война США с Ираном пока маловероятна. Иран может ответить ударом по их союзникам – монархиям Залива. Но вполне может возникнуть опосредованная война между поддерживаемыми Тегераном шиитскими движениями и кем-то из региональных союзников США. Задача американцев – помочь “аравийской коалиции” в Йемене или подтолкнуть Израиль вступить в Сирийскую войну против сил Б. Асада. Тогда это выведет войны в Сирии и Йемене на новый уровень.

Беседовал: Ниджат Гаджиев

Yenicag.Ru - www.yenicag.ru

× При полном или частичном использовании аналитики, интервью или новостей OOO "Yeni Chagh Azerbaijan" активная гиперссылка на главную страницу www.yenicag.ru обязательна.

Что думаете?
Похожие Новости

    "Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта."