Россия добровольно превращается в вассала Китая

Пекин силой не заставляет. Все происходит добровольно.

Новейшие мировые встряски подталкивают Пекин к тому, чтобы использовать Москву как козырную карту в своей большой игре.

Несмотря на чрезвычайно дружелюбный и даже заискивающий тон официальной Москвы в общении с Пекином, Кремль не в восторге ни от втягивания бывших советских республик Центральной Азии в китайскую хозяйственную орбиту, ни от намерений КНР соорудить межконтинентальную транспортную систему (Новый шелковый путь), куда России предложено встроиться в качестве одного из нескольких младших партнеров.

При этом китайское руководство в 2014-м вежливо, но твердо отклонило российские намеки на желательность продвижения к некоему военно-политическому союзу, особенно настойчивые в тот беспокойный год.

И вот сейчас что-то сдвинулось.

Почему именно сейчас? Потому что трампова Америка, главный экономический партнер КНР, ведет с Пекином торговую войну. Во владивостокских речах председателя Си критика «одностороннего подхода и протекционизма» повторялась многократно.

С другой стороны, Россия становится объектом все новых санкционных волн, в первую очередь американских. Ее изоляция от Запада растет. Сам ход событий подталкивает две державы навстречу друг другу.

Вряд ли только это движение к тесному и равноправному альянсу.

Конечно, Кремль надеется найти в Китае силу, которая в случае чего могла бы подставить плечо. И предоставить рынки для российских энергоносителей, вытесняемых с Запада, а заодно доступ к своей финансовой системе, раз уж доллар вырывают из рук.

Но надо помнить, что китайский рынок так и не стал главным для России. В первом полугодии 2018-го на него пришлось 15,2% ($50 млрд) товарооборота России, в то время как на Евросоюз — 43,8% ($144 млрд). В обозримом будущем Китай не сможет заменить Европу в качестве рынка, хотя пятая часть экспорта российской нефти уже сейчас направляется туда, и эта доля будет расти.

Что же до Пекина, то в его координатах отношения с Америкой — нечто центральное, а дружба с Россией — только карта, разыгрываемая в этой игре.

В прошлом году китайский ВВП (вычисленный по паритетам покупательной способности) составил $23,2 трлн и сравнялся с американским ($19,4 трлн) и российским (4,0 трлн) вместе взятыми. А если считать по обменным курсам, то пропорция будет не такой эффектной для Китая, но для России — еще менее выигрышной. Считая по паритетам, китайская экономика почти вшестеро больше России, а по обменным курсам — в восемь раз ($12 трлн против $1,5 трлн). Для союза равных почвы нет.

Китайско-американская торговля в прошлом году приближалась к $600 млрд — в семь раз больше китайско-российской. Говорить, что вторая может заменить первую, не приходится. Но вот демонстративно наказать Америку за протекционизм, прекратив закупки ее сланцевой нефти и увеличив нефтеимпорт из России, — это ход, который напрашивается сам собой.

Китайские военные траты в 2017-м в три с лишним раза превосходили российские ($228 млрд против $66 млрд — данные SIPRI, Стокгольмского института исследований проблем мира). Поэтому бояться России китайцам уже не приходится. А вот побряцать российским оружием, чтобы произвести впечатление и на своих дальневосточных соседей, и на США — вполне рациональное тактическое мероприятие.

www.yenicag.ru

1032
UTRO.AZ
NOVOYE-VREMYA.COM