Рена Шерешевская-Мустафабейли: «Я беру учеников, невзирая на их возраст, если вижу…» - ИНТЕРВЬЮ

Ее призвание – учить музыке…

Рена Мидхатовна Шерешевская-Мустафабейли окончила среднюю специальную музыкальную школу имени Бюль-Бюля в Баку, а затем с отличием — Московскую консерваторию и аспирантуру по классу фортепиано профессора Льва Власенко.

Рена Мидхатовна — известный педагог и пианистка, лауреат международной премии им. Ипполитова-Иванова в области музыкальной педагогики «за выдающийся вклад в развитие музыкальной культуры», а также кавалер французского Ордена Искусств и Словесности.

Сосредоточившись преимущественно на преподавательской деятельности, 11 лет преподавала в Центральной Средней Специальной Музыкальной Школе при Московской Консерватории. В 1991—1993 гг. заведовала кафедрой фортепиано Государственного Музыкально-Педагогического Института имени М. М. Ипполитова-Иванова.

В 1990 – 1993 гг. по приглашению Владимира Спивакова преподавала в летней Академии Международного музыкального фестиваля в Кольмаре (Франция), а в 1993 году была приглашена в качестве гест-профессора в Кольмарскую консерваторию. В настоящее время она является профессором региональной консерватории города Рюэй-Мальмезон и Высшей Парижской Школы музыки имени Альфреда Корто.

Параллельно с педагогической деятельностью Рена Шерешевская-Мустафабейли дает концерты камерной музыки с известными вокалистами и инструменталистами. Она выступала в дуэте с заслуженной артисткой России, солисткой Маннхаймской Оперы (Германия) Людмилой Слепневой (сопрано), в составе трио «Экспромт» («Impromptu») с Виктором Дерновским (первая скрипка Мюлузского Симфонического Оркестра, Франция) и Урмасом Таммиком (первая виолончель того же оркестра), и др.

Среди ее учеников – многочисленные лауреаты международных конкурсов, которые выступают на больших сценах концертных залов многих стран (Плеель и Шатле в Париже, Карнеги Холл в Нью-Йорке, Большой Зал Московской Консерватории и др.). Среди них – Александр Канторов, Люка Дебарг, Реми Женье, Маруся Жанте, Александр Слободяник младший, и многие другие.

Рена Шерешевская — Мустафабейли — артистический директор проекта культурного обмена «Звезды и молодые таланты Франции и России» и фестиваля «Артистические династии и семьи».

Она дает мастер-классы в России, Франции, Германии, США, Канаде, Китае и многих других странах.

Рена Шерешевская-Мустафабейли, согласно Указу, подписанному министром культуры Франции Франком Ристэром 31 мая 2019 года, стала кавалером французского Ордена искусств и литературы.

Недавно ее ученик пианист Александр Канторов из Франции стал победителем ХVI Международного конкурса имени П. И. Чайковского в Москве. Исполнение Второго концерта Петра Чайковского Александром Канторовым стало художественным событием этого конкурса; финал этого концерта он сыграл на гала-концерте в Санкт-Петербурге с оркестром Мариинского театра под управлением маэстро Гергиева.

По традиции, лауреата Гран-при, абсолютного победителя Конкурса Чайковского по всем специальностям выбирает сам маэстро Гергиев. В 2011 году он впервые присудил Гран-при Даниилу Трифонову. На XV Конкурсе Чайковского Гран-при из рук Гергиева получил монгольский баритон Ариунбаатар Ганбаатар. На этот раз маэстро выбрал из восьми лауреатов 1-й премии XVI Конкурса Чайковского французского пианиста Александра Канторова, ученика Рены Шерешевской-Мустафабейли, которая на прошлом конкурсе открыла российской публике своего феноменального ученика Люку Дебарга. Это еще одна ее победа как выдающегося педагога.

Информационно-аналитическая онлайн газета Yenicag.Ru — Новая Эпоха побеседовала с Реной Шерешевской — Мустафабейли, которая рассказала про свою преподавательскую деятельность и успех своих учеников, а также поделилась своими впечатлениями о поездке в Баку спустя много лет.

— Добрый день, Рена ханум. Мне хочется начать наш разговор вот с такого вопроса: Почему Вы решили сосредоточиться именно на преподавательской деятельности, а не на сольной карьере?

— В школе Бюль-Бюля меня называли звёздочкой, я подавала большие надежды и мне предрекали звёздное артистическое будущее, но потом у меня возникли проблемы с рукой. Это тяжёлое профессиональное заболевание. Около полугода я не могла играть, меня лечили, но спустя время я восстановилась и сыграла свой первый сольный концерт. Тогда мне было 15 лет. Спустя два года я поступила в Московскую государственную консерваторию, которую окончила с отличием, включая аспирантуру, поступить в которую меня благословил великий композитор Гара Гараев, с которым мы стали большими друзьями.

Затем я выступала с сольными и симфоническими концертами в разных городах страны и за рубежом. Но спустя время вновь начались проблемы с рукой. Концертную деятельность и сольную карьеру пришлось оставить, уйдя с головой в преподавание. К этому времени наша семья переехала в Москву. В течение следующих 11 лет я работала в Центральной музыкальной школе при Московской консерватории, где родился мой первый победитель крупного международного конкурса в Нью-Йорке «Young Concerts Artists Auditions», затем была приглашена заведовать кафедрой в Государственном музыкально-педагогическом институте им. Ипполитова — Иванова, вышла замуж, родила дочь Викторию.

— Рена ханум, расскажите, как Вы попали во Францию?

— В 1990 году Владимир Спиваков пригласил меня принять участие в мастер-классах в летней Академии Международного музыкального фестиваля в городе Кольмар во Франции, где он является артистическим директором по сей день. В 1993 году Кольмарская консерватория пригласила меня на работу с целью создания у них отделения для особо одаренных детей. Подумав, мы с мужем решили принять это приглашение, которое было на 3 года, но обстоятельства сложились так, что мы здесь находимся до сих пор…

— В чем отличие преподавания музыки во Франции и в Азербайджане? С чем Вам пришлось столкнуться, попав в новую среду?

— Дело в том, что во Франции принято заниматься музыкой «для удовольствия». Это значит, что в музыкальной школе к ребенку предъявляется минимум требований. У нас преподаватели музыки – профессиональные педагоги, а во Франции, особенно 25 лет назад, преподавать фортепиано мог человек с четырехлетним музыкальным образованием, и не обязательно фортепианным. Последствия можете себе представить. К сожалению, во Франции к занятиям музыкой на профессиональном уровне с раннего возраста не относятся с пониманием. А что такое на профессиональном уровне? Прежде всего, это профессиональный педагог, который понимает, что в работе над маленькой пьеской из четырех тактов закладывается фундамент исполнительского мастерства, и ребенок должен суметь сыграть эту пьеску не хуже педагога. С другой стороны, во Франции уделяется больше внимания импровизации и композиции, чего, кажется, не хватает в нашей системе музыкального образования.

Хотя во Франции не принято говорить о детях «более одаренных» и «менее одаренных» (доминирующая идея всеобщего равенства), я решила делать свое дело (для которого меня директор Кольмарской консерватории и пригласил на работу) и создать отделение для одаренных детей. Надо сказать, что в то время в обществе в целом такой подход встречался враждебно, и не только в музыке. В общеобразовательной школе особо одаренный ребенок также чувствовал себя, мягко говоря, неуютно. К счастью, этой проблемой была озабочена не я одна, были и другие педагоги, психологи, выступавшие на эту тему, но они были немногочисленны. В результате такое отделение было создано только через 15 лет, когда мои коллеги стали меня поддерживать. Более того, 2 года назад, аналогичное отделение было создано по моему проекту в Высшей Парижской Школе музыки имени Альфреда Корто, где я работаю.

-Иногда спрашивают, стоит ли тратить детство на каждодневную работу, не являются ли одаренные дети жертвами больных амбиций своих родителей, есть ли у этих ребят друзья и знают ли они вообще, что такое детство?

— Это очень актуальные вопросы не только для французского общества. На мой взгляд, такая постановка вопроса в принципе неправильна. Я сама была одним из таких детей. В детстве я ежедневно проводила много часов за фортепиано, играла, разучивала произведения, но и никогда не забывала про обычную детскую жизнь – поездки на дачу, встречи с друзьями и подружками. Занятия музыкой и обычная жизнь, в общем, не входили в противоречие. Главное – правильно организовать свое время.

— Сколько лет Вы прожили в Кольмаре?

— В общей сложности 17 лет. Я преподавала фортепиано в Кольмарской национальной консерватории, а последние годы, параллельно – в Высшей Парижской Школе Музыки им. Корто. Однако регулярные пятичасовые поездки из Кольмара в Париж отнимали слишком много времени и сил, и, в конце концов, мы с мужем переехали в Париж, где параллельно со Школой Корто я начала работать в Государственной консерватории города Рюэй-Мальмезон рядом с Парижем. Это было верным решением, ведь культурная жизнь кипит в столице, туда приезжает лучший «материал», из которого могут получиться великие музыканты и творческие личности.

— Но ведь расстояние не помеха для тех, кто действительно хочет добиться успеха?

— Конечно! В Кольмар ко мне приезжали ученики и из других городов Франции и Европы. Потом эти же ребята заканчивали в моем классе Высшую Парижскую Школу Корто. Например, Реми Женье, ставший в 20 лет лауреатом 2-й премии Конкурса Королевы Елизаветы в Бельгии, с 13-летнего возраста ездил ко мне на занятия на ночном поезде из Монпелье.

— Чему Вы научились, работая во Франции?

— Франция научила меня лояльно относиться к возрасту студентов. Для меня не существует возрастного лимита. Я беру учеников, невзирая на их возраст, если вижу потенциал, талант и большое будущее. У меня большой опыт, и мне не составляет труда это определить.

Интересно, что во Франции очень широко развита любительская школа, и порой любители играют гораздо лучше, чем некоторые профессиональные музыканты. Это люди, которые не смогли или не захотели сделать музыку своей профессией. Однако во Франции (и не только) очень развита система любительского исполнительства, которая позволяет им, параллельно с основной работой, давать концерты, участвовать в специальных конкурсах и фестивалях любителей (например, я была, как здесь говорят, «крестной матерью» последнего такого фестиваля «любителей – виртуозов», они действительно виртуозы). Я даже надеюсь привести некоторых из них в Баку. Мне кажется, что это может стать замечательным социальным проектом. Кстати, я помню, что в свое время Гейдар Алиевич Алиев часто ходил на концерты классической музыки, и я думаю, что это было важным примером в социальном смысле.

— Какого принципа Вы придерживаетесь в преподавании? Какие советы Вы даете своим ученикам? Как необходимо правильно заниматься?

— Этот вопрос – тема целой научной конференции, коротко об этом сказать невозможно. Со своими учениками я прохожу риторику, символику и этимологию музыки. Когда человек начинает применять теоретические знания в исполнении произведений с первых же шагов, он может понять самые сокровенные мысли композиторов. Всемирно известный исследователь Баха, органист и врач Альберт Швейцер писал, что нужно пройти вместе с композитором весь путь, по которому шла его композиторская мысль, иначе исполнение превратиться в банальность.

— Включаете ли Вы в программу своих учеников произведения азербайджанских композиторов?

— Включаю. Например, я очень люблю музыку Гара Гараева, а моя дочь исполняет его вокальные произведения.

— Расскажите про Вашу поездку в Баку на Международный музыкальный фестиваль им. Ростроповича, где выступал Ваш ученик Александр Канторов. Азербайджанская публика была в восторге от его игры.

— Эта поездка состоялась по приглашению руководителя Фонда Мстислава Ростроповича Ольги Ростропович, с который мы дружим уже давно, и она прекрасно знает моих учеников. Например, один из них – Люка Дебарг, совершивший сенсацию на XV Международном конкурсе имени П. И. Чайковского, которого она пригласила на свой фестиваль им. Ростроповича в Москве, еще не дождавшись окончания конкурса. Уже после первого тура он произвел на всех огромное впечатление. «Меня не интересует, пройдет он в финал или нет. Дебарг – гений!», — сказала Ольга.

В этом году Ольга позвонила мне и спросила: «Рена, я хочу пригласить на Фестиваль им. Ростроповича в Баку одного из твоих учеников. Кого бы ты могла мне порекомендовать?» К тому времени мы еще не знали, прошел ли Александр Канторов предварительный отбор на конкурс Чайковского, но, тем не менее, мой выбор был очевиден. У Александра уже была за плечами солидная музыкальная карьера. Он начал концертную деятельность в юном возрасте: в 16 лет был приглашен на фестиваль «Безумный день» в Нанте и в Варшаве, где выступал с оркестром Sinfonia Varsovia, сотрудничал со многими оркестрами, участвовал в престижных фестивалях. Он выступал на сценах ведущих концертных залов: Концертгебау в Амстердаме, Konzerthaus в Берлине, Парижской филармонии, зале Bozar в Брюсселе.

Так мы с Александром приехали в Баку. Я была очень рада после 30 лет разлуки вновь оказаться в городе, где я родилась, прожила 17 лет и окончила специализированную музыкальную школу имени Бюль-Бюля по классу фортепиано у Лилии Львовны Филатовой. Говоря с высоты своего опыта, могу сказать, что это была великая женщина-педагог. Ее талант и труд, который она вкладывала в своих студентов, я по-настоящему оценила только сейчас.

В день открытия фестиваля на сцене филармонии выступил Азербайджанский государственный симфонический оркестр имени Узеира Гаджибейли под управлением художественного руководителя и главного дирижера, Народного артиста, профессора Рауфа Абдуллаева. Солировали Сергей Крылов (скрипка, Россия) и Александр Канторов (фортепиано, Франция). К тому же в рамках фестиваля, который прошел в Баку 22-27 апреля, выступили всемирно известные музыканты и коллективы из России, Германии, Швейцарии, Испании и других стран.

Выступление моего подопечного Александра было очень тепло встречено бакинской публикой. Были продолжительные овации и очень теплые отзывы критиков и ценителей музыкального искусства. Поездка на фестиваль Ростроповича оставила самые приятные воспоминания.

— А теперь хочу более подробно поговорить о триумфальном выступлении Канторова на XVI Международном конкурсе имени П. И. Чайковского, где он в категории «Фортепиано» стал победителем, получив 1-ю премию и Гран-при. Примечательно, что бакинская публика уже имела возможность услышать в его исполнении Второй концерт И. Брамса, который принёс победу Александру в третьем туре. Как правильно готовиться к конкурсу?

— Подготовка к столь серьезному конкурсу — это очень ответственный и продолжительный процесс, требующий много времени, внимания, усидчивости и терпения. Готовились мы к нему 2 года, в определенном режиме, благо что опыт подготовки к такого рода конкурсам у меня есть.

А если говорить о программе, то прежде всего я против того, чтобы делить музыкальный репертуар на «конкурсный» и «не конкурсный». Главное – выбрать произведения, в которых пианист сможет проявить наилучшим образом свою индивидуальность. От выбора программы в значительной степени зависит конечный результат. И конкурс показал, что мы не ошиблись. Примечательно, что Александр стал первым, кто выиграл конкурс со Вторым концертом Чайковского. А выбрали мы его потому, что оба влюблены в эту музыку. То же можно сказать и о других произведениях, которые мы включили в программу.

— А. Канторов — уже второй лауреат Конкурса Чайковского, которого Вы подготовили. Четыре года назад Ваш ученик Люка Дебарг стал настоящей сенсацией XV конкурса, привлек внимание специалистов и слушателей. У Вас есть кто-то на примете из своих учеников, кто через четыре года сможет принять участие в столь престижном международном конкурсе?

— Это огромная радость, когда твои ученики успешно выступают на столь престижном международном конкурсе. Для каждого музыканта стать лауреатом такого события в мире музыки является большим достижением. Это крупнейший международный конкурс, за которым сейчас, благодаря Medici.tv, следят в прямом эфире миллионы людей во всем мире.

Если говорить о Дебарге, то у него очень интересная жизнь в плане творчества. Он начал заниматься в 11 лет, затем в 15 бросил, стал заниматься литературой, но спустя время вновь вернулся в музыку, поняв, что это его призвание. Я поняла, что с таким невероятным талантом Люке стоит попробовать свои силы на конкурсе Чайковского, к тому же он был очень увлечен русской музыкой и культурой. А то, что произошло потом, вы сами прекрасно знаете. Это был настоящий фурор.

Теперь настала очередь Александра, который выступил выше всяких похвал. Это здорово! Уверена, что теперь перед ним распахнутся все двери самых престижных музыкальных концертных залов мира.

Сегодня у меня обучается молодой талантливый и перспективный азербайджанский пианист Вургун Векилов, который подает большие надежды.

— Участвуют ли Ваши ученики в Международном музыкальном конкурсе имени Адили Алиевой?

— Адиля Алиева проводит огромную работу по популяризации нашей культуры и искусства за рубежом. Она просто молодец! Я с удовольствием поддерживаю все начинания этой замечательной женщины, моей соотечественницы. Несмотря на трудности и сложности, которые бывают у всех, Адиля упорно идет вперед, работает, выступает, дает мастер-классы и вот уже многие годы проводит свой конкурс, на котором играют и мои ребята, завоевывают премии, раскрывают свой потенциал. Например, Люка Дебарг впервые получил премию (первую!) на ее конкурсе. Вообще, она словно музыкальная крестная мама многих моих лауреатов.

-Ваша дочь Виктория тоже стала музыкантом. Как Вы считаете, ее выбор и дальнейшую судьбу предопределил тот факт, что ее мама известный музыкант?

— Конечно, но вначале я не хотела, чтобы она пошла по моим стопам, а хотела, чтобы она пошла по стопам моего мужа-физика. Когда ей было лет 12 она сказала, что хочет быть адвокатом, и я очень обрадовалась. Но, видимо, от судьбы не уйдешь! Естественно, в какой-то мере я на нее повлияла. Думаю, что еще в утробе матери на младенца определенным образом влияет то, чем занимается его мать. Виктория стала пианисткой, лауреатом международных конкурсов, преподает фортепиано в Государственной консерватории г. Пюто, моя ассистентка в Школе Корто. Как пианистка она выступала с такими известными музыкантами, как Юрий Башмет, Анри Демаркет, Александра Сумм, Каеко Мюкэяма. Однако ее мечта – быть певицей, и ее карьера на этом поприще уже успешно складывается: она выступает как меццо-сопрано с концертами камерной музыки. Ей даже довелось петь в Азербайджанском посольстве в Париже на азербайджанском языке в моем сопровождении. А в предстоящем ноябре у нее будет концерт в Москве, в зале Зарядье. В свою оперную программу она всегда включает произведения азербайджанских композиторов, наши народные песни и оперные арии. Известный дирижер Даниэль Орен пригласил Викторию исполнить роль Судзуки в опере «Мадам Баттерфляй» в оперном театре города Салерно в Италии, в ноябре 2020года, где она уже пела в прошлом году. Вас, Рустам, я тоже приглашаю на этот спектакль (улыбается).

— В этом году Вы побывали в своем родном городе. Какие впечатления произвел на Вас Баку после определенного отсутствия?

— Замечательные! Со мной были друзья из Франции, очень интересные, известные во Франции люди. Нас в Баку очень тепло приняли. Прием был просто потрясающий. Я была горда Азербайджаном, своей родной страной, так как прекрасно знаю, как у нас могут принимать гостей.

Во время этого визита мне удалось встретиться со старыми друзьями, с которыми на протяжении многих лет я не прерывала связь. Если говорить о городе, то он произвел большое впечатление не только на меня, но и на моих друзей из Франции. Мы даже посетили город Шеки; примечательно, что это они были инициаторами этой поездки в этот живописный регион Азербайджана, о котором они много слышали. Пользуясь случаем, чтобы поблагодарить Народного артиста Азербайджана, замечательного пианиста и директора Международного центра мугама Мурада Гусейнова, который устроил нам очень теплый прием и сделал наше пребывание в Азербайджане незабываемым.

Интересно, что проведение Международного музыкального фестиваля им. Ростроповича совпало с проведением в Баку гонок «Формулы-1», которые считаются элитарным видом спорта. Поэтому мои французские друзья были в восторге, от того, что гонки проходили прямо у них под окнами. Это было не очень комфортно, но очень престижно! По возвращении они рассказывали своим друзьям и знакомым об Азербайджане, разместили в социальных сетях фотографии и восторженные отзывы о нашей родине и настоятельно рекомендовали посетить эту страну.

К тому же, я побывала на могиле моего отца (Мидхата Агабековича Мустафабейли, который в течение 12 лет в ранге министра возглавлял геологическую службу Азербайджана) и моих близких. Посетила родственников и друзей, которых давно не видела. На душе сразу стало легче, наступило некое умиротворение. Я счастлива, что побывала в Азербайджане спустя 30 лет.

— Планы на будущее – планируете ли Вы музыкальные проекты в Баку?

— Планов много, и как только настанет время, Вы обязательно о них узнаете (улыбается).

— Рена ханум, большое спасибо Вам за интересную беседу. Еще раз поздравляю Вас с победой Александра. Желаю новых достижений и удачной реализации всех намеченных проектов.

— Большое спасибо вам!

Немного о семье Рены Шерешевской-Мустафабейли.

Рена ханум очень гордится своей бакинской семьей. Это были известные и уважаемые люди. Дед Агабек учился в Санкт-Петербурге в университете ещё при царе и создал первый фольклорный любительский ансамбль, а дедушка со стороны мамы замечательно играл на скрипке. Бабушка Гюльдаста – выпускница института святой Нины, первой школы для девочек в Азербайджане. Сестра бабушки, Рухсара, – одна из первых заведующих кафедрой Бакинского института иностранных языков. Старшая сестра отца Аза в 28 лет стала первой женщиной – директором нефтеперерабатывающего завода. Папа и мама – геологи. Папа Мидхат Агабекович Мустафабейли был начальником Управления геологии Азербайджанской ССР в ранге министра. Несмотря на высокую должность, в геологические экспедиции ходил каждое лето. Ее дядя Рустам танцевал в ансамбле Александрова.

Оба брата Рены ханум играют на рояле. Али потрясающе импровизирует и поёт абсолютным голосом Френка Синатра. Мама Рены ханум геолог, как и отец. Брат Рены ханум Мустафабейли Али Митхадович занимал высокие должности в Министерстве иностранных дел России. В настоящее время является руководителем Центра евразийских исследований Дипломатической академии МИД России. Али Мустафабейли — ведущий научный сотрудник, кандидат исторических наук (1980 г.), генеральный консул, имеет большой опыт дипломатической и научной работы, специализируется по проблемам Среднего Востока и ШОС. Автор ряда научных публикаций.

В семье Мустафабейли воспитывалась родителями Рены ее кузина Людмила, которая и по сей день живет в Баку. Она физик, кандидат наук. Всю жизнь проработала в Академии.

Рустам Гасымов

www.yenicag.ru

2947
UTRO.AZ
NOVOYE-VREMYA.COM