Расул Тавдиряков: Мусульманская умма России переживает этап своего «взросления» — Интервью

Крещенные татары и русские мусульмане: неофиты в рядах радикальных организаций

На вопросы Yenicag.Ru — Новая Эпоха отвечает известный российский мусульманский общественный деятель, независимый журналист Расул Тавдиряков:

— Вы часто бываете в странах, где в основном сконцентрирована значительная масса беженцев. По статистике их десятки миллионов по всему миру. Этот процесс можно назвать новым «Великим переселением народов» и к каким последствиям может привести если не остановить его?

— Давайте не будем забывать, что история не имеет обыкновения стоять, или замирать на месте. То, что вы назвали «Великим переселением народов» — это очередной эволюционный этап человечества. И я бы не стал увязывать это, с какими то фаталистическими настроениями, тем более бороться, останавливать, что то там. Да, соглашусь, что мы невольно становимся свидетелями глобальных геополитических трансформаций по всему миру. А к чему это приведет, ведает только Аллах. Но если смотреть в прошлое и брать на веру тезис «История повторяется», то вероятнее всего в будущем мы станем свидетелями межэтнических и межконфессиональных конфликтов, которые станут причиной возникновения новой политической карты мира.

— Как не странно, во всем мире в основном страдают мусульманские народы. От Азии до Африки, десятки миллионов мусульман вынуждены жить как беженцы, в самом худшем состоянии, без еды, без элементарной питьевой воды. Ежегодно умирают в этих лагерях сотни тысяч детей, а у международных организаций во главе с ООН нет конкретной концепции решить эту проблему. Что произойдет дальше? Чем все это закончится?

— К сожалению, ответ на этот вопрос не могут найти множество высоких умов по всему миру. Да, мусульманские народы, часто испытывают притеснения. Природа этого явления архисложна – здесь имеет место своеобразное понимание ислама – в котором еще надо разбираться, где там ислам а где амбиции местного населения.

Во вторых хроническое сознание жертвы современного мусульманина в целом. Это у нас чуть ли не на уровне основ веры принимается, что ислам это гонимая религия. Это и так и не так одновременно:

С одной стороны сегодня ислам – это такая вот разменная фишка в глобальных геополитических процессах, и простые мусульмане лишь жертвы этих игр «титанов».

С другой стороны, роль жертвы очень удобна для некоторых мусульман, которые вместо того, что бы занятся собой, получить образование, работать, в конце концов, уверовали в свою богоизбранность и ничего не делают по существу, что бы выбраться из этой плачевной ситуации.

Я склонен, и этому нас учит Коран, искать причины проблем в первую очередь в себе. Так устроен мир – если ты расслабился, отстал в развитии и ослаб, то те, кто посильнее непременно этим воспользуются и постараются превратить тебя в инструмент для осуществления своих меркантильных задач. Поэтому, надо не горевать о случившемся, а брать себя в руки и двигаться дальше, нагоняя упущенное. Чем все это закончится?

Рискну отдать себя в очередной раз на съедение хейтеров, но скажу вещь весьма циничную – естественный отбор. Я оптимист и считаю, что формируется новый тип мусульман, которые будут с почтением относится к истории, но в то же время будут жить и работать в современном мире по его правилам. Конечно, тем правилам, которые соответствуют духу ислама.

— О проблемах мусульман-рохинджа говорили все, все мировые СМИ, и действия властей Мьянмы осуждался с самых высоких трибун. Но никаких действий в отношении этого государства не предприняли до сих пор. Безнаказанность привела к тому, что власти Мьянмы наглым образом перед глазами всего мира уничтожили сотни тысяч мусульман-рохинджа и более миллиона насильно депортировали из своих земель. Такое равнодушное отношение к проблемам мусульман со стороны развитых стран вроде должно сплотить мусульманские страны, а мы наблюдаем совсем обратное. Чего ждут мусульманские страны? Ждут, когда их всех уничтожат поодиночке?

— Конечно, нельзя ни в какой мере согласится с властями Мьянмы в их, таких безусловно преступных, методах разрешения внутренних конфликтов. Но, на сколько я понимаю, вы спрашиваете больше об отношении к этой проблеме мировой уммы. Это конечно показатель нашей сплоченности, или даже больше сочувствия, эмпатии, если хотите. Это прекрасный маркер того, как мы – мусульмане, ощущаем себя тем самым единым телом, о котором говорил Пророк с.г.с. Не особо, надо сказать, ощущаем. Я, как блогер, журналист вижу умму с различных аспектов и должен отметить, что мусульмане не всегда торопятся помочь даже своему ближнему, а про то, чтобы расхлебывать проблемы дальних континентов, вообще и говорить не приходится. Кого-то винить и укорять в ненадлежащем исполнении принципов шариата здесь тоже наверно не вполне корректно – мусульманину в своем быту остаться бы еще мусульманином. Че Гевар среди нас мало, но надо сказать они есть.

Иная сторона вопроса: чего ждут мусульманские страны. Сам по себе этот вопрос о мусульманских странах свидетельствует о фантомных болях уммы о разрушенном халифате. Возможно, надо бы уже трезво посмотреть на ситуацию и принять уже что нет такого государства, которое всецело выстроено на принципах ислама, и более того нет сколько-нибудь приемника такой страны. На этот счет существуют даже изречения Пророка с.г.с который связывал этот факт с концом времен. Это надо принять. Вопрос уничтожения одних или сохранения других мусульманских стран – это вопрос политики, а если покопаться поглубже – материальных средств. Не думаю, что мотивационной причиной здесь будет религия.

— О проблемах российских мусульман…. сегодня с какими острыми проблемами сталкиваются российские мусульмане? Если сравнивать обстановку с обстановкой 10-летней давностью, что изменилось в РФ в этом направлении? Есть довольные, и есть очень много недовольных среди мусульманских активистов. Неоднократно возникали громкие скандалы в школах ряда российских регионов, где учатся дети мусульман, которым не разрешили ходить на занятия в головном уборе. В регионах Северного Кавказа эти запреты вызвали возмущение у мусульман. В самом Татарстане как обстоит дела в этом плане?

— Ряд современных имамов России выказывали идею о том, что никогда в истории до сегодняшнего дня мусульмане не жили так вольготно. С ними можно соглашаться, можно не соглашаться, но факт того, что существуют мечети, медресе, университеты –хотим мы того или нет, налицо. Государство само обеспокоено проблемой образования уммы и уделяет большое внимание просвещению имамов – ныне каждый имам, даже в глубинке знает словосочетание «курсы повышения квалификации». Какая цель и какой «выхлоп» от этого – большой вопрос, но это реальность.

Также реальность состоит в том, что имеют место быть исламофобские настроения. Они, прежде всего, продиктованы СМИ. Распространенный мировой стереотип об исламском терроризме и ныне в тренде. Рискну предположить, что данный тренд угоден обоим сторонам – с одной стороны тем, кто хочет ненавидеть и ему просто нужна оболочка на кого направить свою ненависть, с другой стороны, как мы сказали выше – это такой вот образ гонимого ислама, который в свою очередь утоляет потребность быть жертвой и страдать за веру. Этому красноречивое подтверждение инцидент с татарским языком – когда на фоне отмены татарского языка в школах, отдельные активисты выступили в качестве ревнителей русского языка. Хотя доселе никаких предпосылок к этому не было. К чему это все – уровень агрессии все же стабильно сохраняется, и в какой области вспыхнет….?

Вернемся к нашей реальности. Татарстан может похвастать своей стабильностью в религиозном плане. Платки в школах не срывают, имеется культура поведения, где принимают как светских так и религиозных людей. Сей факт можно объяснить мудрой внутренней политикой местных властей, наличием одного муфтията, историческими предпосылками. О каждом этом факторе можно говорить часами но результат налицо – относительно стабильная обстановка в религиозной среде. Лично знаю многих мусульман, которые переехали в Казань из-за детей, вернее обучения детей исламу. Эти факты красноречиво показывают обстановку в регионе.

— Есть ли проблемы в процессе регистрации религиозных общин, обществ и организаций? Например, в России составлен перечень запрещенных мусульманских организаций, которых внесли в «черный список» радикальных, террористических. Мы знаем, что у этих организаций были очень много сторонников. После запрета многие из них ушли в подполье, но периодически силовики накрывают их. Много ли сторонников в России у радикальных ячеек?

— Если мы говорим о регистрации религиозных общин в Татарстане, то сразу надо сказать что это все в ведении ДУМ РТ. Один муфтият, как бы к нему не относились — очень позитивное явление. Не смотря на наличие не всегда согласных с «политикой партии» мусульман, один муфтий хотя бы формально олицетворяет единство мусульман.

Если мы говорим в целом о России, то можно отметить наличие сторонников запрещенных радикальных мусульманских течений. Много или мало – это вопрос к правоохранительным структурам, которые занимаются этими группами. Однако если, что называется, без купюр, разобраться, кто является последователями этих запрещенных групп, то мы увидим, конечно, мусульман, но мусульман – прежде всего людей с психологическими комплексами, где-то затаенной обидой, где-то заложников ситуации и жизненных обстоятельств. Выносить такфир им и говорить что они не с нами – это прерогатива ученых людей, не наша с вами. На мой взгляд, работать надо на упреждение. Нам как общественникам, имамам, нужно ловить этих активистов раньше, чем их поймают вербовщики и создавать для них площадки для реализации их пассионарности и религиозного рвения.

Это опять-таки сложная система человеческих взаимоотношений: человек ищет наставника, лицо кому он бы смог доверится. Найдя такого человека, он, конечно, возьмет его религию полностью, без какого-либо сомнения. Тут встает вопрос – а имам, тот который у нас сегодня в мечети, может ли этот имам выступить в роли такого доверенного лица, наставника, шейха? Большой вопрос. И здесь же нужно оговорится – один лишь только имам не может решить все проблемы, должны подключаться и общественники и активисты, волонтеры и прочие члены уммы. Как видим вопросов пока больше чем ответов.

— Среди татар и других народов, которые исповедовали Ислам, много крещенных. Я не раз сталкивался с такими в Сибири. Расскажите пожалуйста об истории их обращения к православию. Есть среди них такие, которые возвращаются к религии своих предков? В том числе и среди этнических русских в РФ очень много сейчас людей, которые принимают Ислам. Что знаете о таких мусульманах?

— Я еще раз напомню о том, что я все же журналист, общественник, а не ученый – антрополог или этно-психолог. Лично я не вижу ничего криминального в идеологической миграции. Я как мусульманин, верю в то, что только Аллах ведет прямым путем кого пожелает и сводит с прямого пути кого пожелает. Я считаю что верующий, который уверовал в Аллаха через тернии более весомее пред Всевышним, чем этнический мусульманин – просто потому что, тот прилагал усилия, искал, задавал вопросы, думал. Хотя Аллах только знает, кто есть кто. А бегать за кем то, кто отказался от Ислама думаю не стоит. Может не понял его, или понял и не захотел идти этой дорогой – это его выбор.

Вы затронули непростую тему – тему неофитов. Ислам принимают как этнические мусульмане – в данном случае они возвращаются к своей исконной традиции, так и представители иных, немусульманских этносов. Вот тут труднее. Труднее выработать привязку и модели поведения. В России Ислам представлен в татарском и кавказском «исполнении». Каких-то программ по адаптации этой категории мусульман пока я не видел, хотя эта тема живо обсуждается в кулуарах недавно созданной Ассоциации психологической помощи мусульманам. Даже по названию можно понять, что это их сфера деятельности. Неофиты наиболее подвержены попаданию в крайние мусульманские течения и группы. Причиной этому служат первичная эйфория, свойственная любому неофиту, ну и конечно незнание, невежество в вопросах религии. Надо сказать, что современная мусульманская умма России переживает этап своего «взросления». Институт духовенства, к сожалению, к величайшему сожалению не всегда может удовлетворить духовные и интеллектуальные потребности уммы.

Справка: Неофит (от др.-греч. νεόφυτος — «недавно насаждённый») — новый приверженец (новообращённый) какой-нибудь религии, учения, общественного движения, новичок в каком-либо дел.

Беседовал: Кавказ Омаров