«Продать С-400, купить F-35» – миссия невыполнима!

Сенатор-республиканец из Южной Дакоты, Джон Тьюн (John Thune), предложил поправку к проекту закона США о государственной обороне 2021 года, представляющей Министерству обороны право заключить сделку с Турцией на покупку зенитно-ракетного комплекса (ЗРК) С-400, поставленного Россией, за 2,5 миллиарда долларов США, и, путем зачета, поставить Турции самолеты пятого поколения F-35, а также вернуть Турцию в программу производства F-35.

Всё бы хорошо, но это навряд ли возможно. Во-первых, пусть контракт поставки засекречен и мы его не можем изучить в открытом доступе, но, вне всяких сомнений, в подобных документах строго прописываются обязательства покупающей стороны не только не отчуждать, даже не передавать на пользование третьей стороне подобное изделие, с возможными драконовскими штрафными санкциями в случае такой передачи. Во-вторых, Турция приобрела С-400 в кредит, заплатив 45% от полной стоимости (полная стоимость контратака была озвучена ≈2,5 миллиарда долларов) авансом и 55% за счет кредитных средств, привлеченных через российский банк. Думается, что до полной оплаты права на определенные программно-аппаратные средства частично заблокированы до полного расчета за поставленный С-400. То есть до полного расчета определенные программные, а также аппаратные составляющие работают во временном режиме (как бы «trial mode»), например, обновляются раз в три месяца или блокируются автоматически.

На невозможность реализовать поправку сенатора Джона Тьюна также указывает проект закона США о государственной обороне 2021 года, уже утвержденный (голосами 56-0) в сенатском комитете по вооруженным силам, содержащий формулировки, предоставляющие ВВС (военно-воздушные силы) США право принимать, эксплуатировать или даже модифицировать шесть F-35A, построенные по заказу Турции. То есть эти самолеты уже считаются не собственностью Турции. Апелляция Турции «… мы же оплатили, вы обязаны нам дать эти самолеты…» не будет принята во внимание в судебных спорах США, так как оплата вовсе не означает обнуление других условий контракта.

Если без вывоза С-400 за пределы Турции, передать их (или продать) США, чтобы размещать С-400 на авиабазе Инджирлик, и в этом нет смысла, так как формат авиабазы не дает возможность размещения там С-400 для отработки тактики применения ВВС НАТО против С-400, а любой другой форме эксплуатации США категорически против.

Решить конфликтный вопрос вокруг С-400 и F-35 хотели бы и США и Турция.

Для США этот вопрос крайне важен, так как Турция член НАТО и на ее территории находится тактическое ядерное оружие — термоядерные бомбы B61-11. Находящиеся на вооружении Турции самолеты F-16C сертифицированы для применения этого типа ядерного оружия. Сертификация самолета для применения ядерного оружия — это не выдача какой-то одной бумаги, а целая система технической адаптации самолета для этой миссии.  Ниже на фото указана панель старой бомбы модели B61 5-й версии. В Турции находится (по разным оценкам) от 40 до 50 единиц B61-11.

Тактические ядерные боезаряды, находящиеся в Турции, считаются оружием двойного управления. Коротко о т технических составляющих двойного управления.

Двойное управление означает, что в случае ядерной войны, турецкие ВВС имеют возможность применить эти термоядерные бомбы, после разблокировки этих ядерных зарядов офицером ВВС США. Тактические термоядерные бомбы — это не бочка, которую можно вытолкнуть из самолета, она ударится об землю и взорвется. Современная термоядерный боезаряд – это кроме конструктивных элементов, сложнейшая электронная система управления и защиты самой бомбы, плюс ядерные материалы – U235, Pu239 и дейтерид лития и плюс немного трития, U238 (в качестве темпера), нейтронный инициатор и некий, буквально таинственный, материал под названием Fogbank, состав которого может знать всего 2-3 человека в мире.

Если чуть подробнее о двойном управлении ядерным оружием, на примере Турции, то офицер управления огнем ВВС США через наземную аппаратуру, со спутникой связью, должен ввести заблокирующий/разблокирующий 12-значный код, подключившийся в гнезде 1 – это гнездо называется Premissive Action Link (PAL), тем самым ядерная бомба переводится в режим боевого применения. Остальные функции- через гнездо 2, в том числе, снятия/постановка на предохранитель, выбор мощности, режима подрыва, самоликвидация до сброса и пр. – это уже функции летчика ВВС Турции.

Предполётный контроллер B61-5 в музее NMNSH (National Museum of Nuclear Science & History)

Так же под управлением офицера ВВС США находится система самоликвидации бомбы на земле, в случае реальной угрозы захвата бомбы, с помощью элементов управления А, B, C вводится трехзначный код, вытягивается и поворачивается Т-образная рукоятка. Бомба самоуничтожается, разумеется, не путем подрыва, просто плавятся все электрические схемы. Использовать бомбу уже нельзя!

Все остальные управляющие элементы у летчика. В случае с ядерным оружием двойного управления в Турции – у летчика ВВС Турции. Как правило, это такой небольшой монитор в самолете тактической авиации:

Монитор сертифицированного самолета-носителя для применения ядерной бомбы (с управлением из кабины летчика)

Проблема в том, что ядерные бомбы серии B61-11 подлежат замене на B61-12 — продвинутую термоядерную бомбу, бюджет разработки и внедрения которой оценивается на 12 миллиардов долларов США. Это трехступенчатая термоядерная бомба с переменной мощностью – от 0,3 до 50килотонн. Уникальность B61-12 заключается в хвостовом оперении со специальными аэродинамическими рулями. Рулевой механизм бомбы вместе с ее GPS наведением делает эту бомбу самой точной ядерной бомбой в мире с круговым вероятным отклонением до 30м. Кроме того, на B61-12 впервые для ядерных бомб реализована функция проникновения в грунт, поэтому, при малой мощности, бомба по разрушающей способности ровна бомбам мегатонного класса. А возможность размещения из во внутренних отсеках F-35 и сброса B61-12 с малой высоты и – это огромное преимущество в тактике ее применения, с точки зрения преодоления ПВО противника самолетом носителем этой бомбы.

Самолеты F-16 ВВС Турции производятся в самой Турции по лицензии. Будут ли эти самолеты F-16 ВВС Турции сертифицированы для применения бомб B61-12 в случае отказа Турции от F-35 и полноценного развёртывания С-400? – Скорее всего, нет! В этом случае, Турция, исключенная из программы F-35, может в будущем автоматически утратить доступ к двойному управлению тактическим ядерным оружием. И это определенная проблема в ядерном планировании НАТО и США.

Для Турции конфликт с США и союзниками в области военных технологий крайне невыгоден. Турция, производящая много современного оружия, не может в одиночку, без кооперации с производителями США и Европы, освоить полный цикл такого сложного производства, как производство оружия. Вот несколько примеров.

Крылатые ракеты SAM турецкого производства снабжаются двигателями французской компании Safran.

Одним из самых амбициозных проектов Турции является проект перспективного самолета пятого поколения – проектное название TF-X. Двигатели для этого самолета должно было производить будущее совместное предприятие Rolls-Royce и Turkish Aerospace Industries, однако, сейчас переговорный процесс уже остановлен, по причине неразрешенности вопросов передачи технологии Rolls-Royce турецкой стороне.

Полноразмерный макет перспективного турецкого самолета TF-X на авиасалоне в Париже в 2019г.

Турецкие вертолеты T625 Gökbey снабжаются двигателями компании Light Helicopter Turbine Engine Company, являющейся совместным предприятием американской Honeywell и британской Rolls-Royce. На перспективный танк Altay планируется устанавливать двигатели MTU немецкого производства, а MTU – это, с 2017 года, подразделение британского того же Rolls-Royce, с которым сложности в вопросе турбореактивного двигателя для TF-X.

Самый успешный военно-технический проект Турции MilGem (Milli Gemi – Национальное судно) так же построен на дизельных двигателях MTU и газотурбинном двигателе LM2500 от General Electric.  Это лишь несколько примеров и только в области двигателестроения. Например, любые стремления Турции построить национальный самолет пятого поколения без кооперации с Northrop Grumman, в части РЛС с АФАР, превращаются в несбыточные мечты и не более.

Как мы видим, режим конфронтации с партнерами по НАТО сделает Турцию крайне уязвимой в области военных технологий.

Идея продать С-400, купить F-35 невыполнима. Полноценная эксплуатация С-400 приводит к конфликту со странами НАТО, потому придется искать нечто другое.
Мне думается, та дипломатическая романтика, охватившая Турцию в конце 2016 года, когда строились большое планы на сближение с Россией, осталась в прошлом. Дипломатическая романтика сменилась несладкой реальностью, где турецкие вооруженные силы в Сирии и в Ливии практически воюют с частной военной компанией из России. Другой субъект этой дипломатической романтики – Китай, стерилизует уйгурских женщин, чтобы они не рожали много детей мусульманского вероисповедания (расследование от 29.06.2020 Associated Press), любое сближение с каким государством вызовет крайне негативную реакцию общества в такой мусульманской стране, как Турция.

И в США трамповская романтика сотрудничества с Россией уходит на нет, в остатке остается весьма мрачные чувства от информации, о якобы, розданных российской разведкой деньгах за убийство американских военных. New Yokr Times 30.06.2020 опубликовала продолжение этой темы, уже ссылкой на афганские источники, об аресте людей причастных к системе передачи денег “həvalə”, участвовавших в передаче денег от ГРУ талибану.

В сложившихся условиях Турции предстоит сделать тяжелый для нее военно-стратегический выбор: с одной стороны НАТО — крайне негативной реакцией по вопросам прав человека и свободы СМИ, с другой стороны Россия и Китай — сотрудничество с которыми становятся «токсичным» для Турции.

Автандил Мамедов, эксперт по вопросам энергетики и систем вооружения

 

www.yenicag.ru

278
NOVOYE-VREMYA.COM
www.newsroom.kz