"Проблема Донбасса, Крыма, Карабаха и других будет решена после распада России" - Эксклюзивное интервью с экс-премьером Украины

Юрий Ехануров человек в своем роде уникальный. Бурят по происхождению и истинный украинец по духу. Бурятский украинец, или украинский бурят – уже и не разберешь! Его карьеру без преувеличения можно назвать головокружительной – приехав из Сибири в Киев в раннем возрасте, не имея здесь не то что никаких покровителей, но даже знакомых, прошел стремительный путь по карьерной лестнице — от мастера завода железобетонных конструкций до премьер-министра Украины.

Сейчас Юрий Иванович отошел от большой политики, преподает на факультете экономики Киевского национального университета имени Тараса Шевченко, занимается общественной деятельностью, возглавляет Союз малых и средних приватизированных предприятий Украины и утверждает, что в политику, по крайней мере, в ближайшее время, возвращаться не собирается. О том, как ему удалось достичь таких высот, о своей деятельности на посту премьер-министра, о взаимоотношениях с Юлией Тимошенко, о политической ситуации в Украине накануне выборов, о состоянии Вооруженных Сил Украины за его бытности министром обороны и нынешнем, о перспективах развития украино-азербайджанских торговых отношений и своем увлечении писателем Антоном Чеховым он рассказал нашим читателям.

— Юрий Иванович, страшно даже перечислять все должности, которые Вы занимали в своей жизни, проще сказать, какие вершины Вам не поддавались: Вы были и главой Фонда госимущества, народным депутатом трех созывов, главой Днепропетровской государственной обладминистрации, возглавляли два министерства – экономики и обороны, были вице-премьером и премьер-министром – и это далеко не весь перечень должностей, на которых Вам удалось побывать. Осталось покорить высочайшую вершину – президентскую. Но что-то я ни разу, ни на одних президентских выборах не встречала вашу фамилию среди кандидатов? Что ж такое?

— Это исключено (смеется – ред.) Поверьте, я приехал в Киев в 15 лет с Сибири, куда выслали моего деда в 1937 году, и здесь у меня никаких знакомых не было вообще. А когда у меня спрашивают: как так у вас все так гладко получалось в карьерной лестнице, я всегда отвечаю: просто я много читаю

— Что значит много? Есть множество полиглотов, которые читают днями и ночами, но ни министрами, ни премьер-министрами не становятся.

— Ну, скажем, я читаю в сто раз больше, чем мои конкуренты и соперники, на какую-либо должность.

— Ну, так поделитесь секретом, что нужно читать, чтобы достичь таких вершин. Это специализированная литература, художественная?

— Я в своих читательских предпочтениях многогранный. Конечно, читаю много специальной литературы, например, моя диссертация была посвящена теме инвестиций, поэтому много читаю из этой отрасли. Я экономист, и, естественно, слежу за всеми новостями в этой сфере, поскольку сегодня экономика без психологии не возможна, много читаю и по психологии. Так как цифровой мир, в котором мы сейчас живем, требует постоянного обновления знаний, в своих лекциях студентам я регулярно уделяю 10-15 минут этой теме. Когда-то я очень хотел стать историком, поэтому у меня много книг на историческую тему.

— Я знаю, что Вы очень увлекаетесь творчеством Чехова. Это Ваш «пунктик». Почему именно Чехов?

— Я долгое время считаюсь председателем Чеховского общества Украины. Это мой любимый писатель, Вы правы. У меня даже есть книжка с его автографом, чем я очень горжусь, полное собрание сочинений, изданных еще при жизни Антона Павловича, у меня есть его книги, которые издавались еще в 19 веке, и понятно, полное собрание сочинений в двадцати томах, изданное недавно. Единственный портрет, который у меня висит в кабинете – это портрет Чехова.

— То есть не президента, не Тараса Шевченко…

— Когда я на государственной службе, у меня все как положено — портрет президента, а сегодня только Чехова.

— В одном из интервью Ваша жена даже как-то шутила, что о Вашей отставке она узнает по портрету, какой висит в Вашем кабинете. В свое время Вы, можно сказать, взяли шефство над домом-музеем Чехова в Ялте. Естественно, сейчас никак не можете влиять на его развитие…

— Конечно, это исключено.

— Сердце болит?

— Конечно болит, и не только о самом доме-музее, но и по поводу всего, что произошло с Крымом. Я несколько недель назад узнавал, в каком состоянии находится музей в Ялте, мне сказали, что все нормально, не разрушен, действует. Радует хоть то, что руки оккупанта не добрались до исторической памятки…

— И все-таки, я возвращаюсь к своему первому к вам вопросу: почему бы вам не попробовать удачи на президентских выборах? Ведь с вашим управленческим опытом, экономическими знаниями Вы бы много пользы могли принести нашей стране?

— Сейчас я пытаюсь приносить пользу в другой сфере – в общественной деятельности и много делаю и для развития военно-промышленного комплекса Украины, и поддержки малого и среднего бизнеса, поскольку возглавляю Союз малых и средних приватизированных предприятий Украины. Вместе с единомышленниками мы создали Школу политических лидеров, где помогаем молодым людям становиться профессиональными политиками, готовим там общественных активистов, которые бы имели широкий кругозор. Там, кстати, совершенно бесплатно читают лекции много известных украинских политиков, экономистов, социологов. Наша задача – подготовка высоко грамотных молодых специалистов, которые придут на замену нынешней так называемой элите. А политика как таковая мне сейчас уже не интересна.

— Кроме всего Вами выше перечисленного, Вы еще занимаетесь преподавательской деятельностью, являетесь профессором экономического факультета университета им. Тараса Шевченко. Скажите честно, в каком кресле Вам комфортней – в нынешнем профессорском, или в бывшем премьерском?

— Это кардинально разные вещи. В премьерском кресле чувствуешь себя всадником на необъезженной лошади. А в университете мне очень интересно – нынешние студенты интеллектуальные и любознательные, поэтому нужно постоянно пребывать в тонусе, очень глубоко и детально готовиться к каждой лекции. Это требует серьезной мобилизации, и мне это доставляет удовольствие. Кстати, в нашем университете учится довольно много студентов из Азербайджана, только у меня в магистратуре в прошлом году было 5 человек. Я с огромным удовольствием преподаю и им, единственная сложность – это языковой барьер. Дело в том, что свои лекции я провожу на государственном языке, а азербайджанцам немного сложновато его понять. Поэтому для них специально я перехожу на русский.

— Когда в 2005 году президент Виктор Ющенко предложил вам премьерское кресло, у Вас были сомнения, принять ли это предложение, или у вас не было выбора?

— Когда ты работаешь в команде, ты должен всегда оставаться командным игроком, хочется тебе этого, или нет. Я расскажу предысторию своего назначения. Когда в 2004 году победила Оранжевая революция, все сразу бросились отвоевывать себе различные должности, а я вернулся работать в парламент. Роман Безсмертный, которого тогда назначили на должность вице-премьера, спросил у меня: какую бы ты должность хотел? Я ответил, что мне и в парламенте комфортно быть рядовым депутатом. А потом я как-то выступал с лекцией в Колумбийском университете в Нью-Йорке, туда мне позвонил президент и сказал, что я должен возвращаться и возглавить Днепропетровскую область. Говорю ему: Виктор Андреевич, может не нужно? Он сказал, что этот вопрос не обсуждается и через два дня я уже был представлен как глава Днепропетровской областной государственной администрации. Через некоторое время в Днепропетровской области возник очень жесткий конфликт на Никопольском феросплавном заводе между тогдашним премьер-министром Юлией Тимошенко и группой бизнесменов.

— В чем проблема-то заключалась?

— В собственности. Просто скажу для понимания, какими на тот момент были масштабы этого завода – он потреблял столько электроэнергии, сколько Киев и вся Киевская область вместе взятые. Это было предприятие-гигант. В результате таких разборок бизнесмены тогда даже планировали вывести работников завода на митинги, и эта акция могла перерасти в серьезную и критическую ситуацию всеукраинского масштаба. Я туда регулярно тогда ездил, общался с людьми, бывал в цехах, просил, чтобы они не шли на поводу у всяких политиков и бизнесменов, а спокойно себе работали, выпускали продукцию и получали свою хорошую зарплату. И вот в один из дней, это было рано утром – как сейчас помню – 7.30, а я как всегда на заводе уже с людьми общаюсь — раздался звонок по мобильному. Звонил начальник охраны Ющенко. Говорит: сейчас будешь с президентом разговаривать. Я удивляюсь: ты что, на часы смотрел – 7.30 утра, какой президент? На что он мне ответил, что Виктор Андреевич уже давно на своем рабочем месте. Это как зарисовка, что президент Ющенко на работу так рано приходил

-…А не как Янукович, который выбирался со своей резиденции в Межигорье к обеду, создавая при этом своим кортежем бешеной пробки в городе…

— Да, вообщем, соединил он меня с Ющенко, тот говорит: дорогенький, ты где? Отвечаю: это вы там, в Киеве между собой ругаетесь, а у холопов чубы трещат! На заводе я пан президент! – Отойди в сторону, шумно очень. Ну, я нашел место, президент начал расспрашивать, как там дела, я ему рассказываю, но понимаю, что он какой-то не внимательный, видно было, что думает о чем-то другом. И потом резко выдает мне: обстоятельства так сложились, что я принял решение отправить в отставку Тимошенко и назначаю тебя и.о. премьера. Выезжай немедленно в Киев, я высылаю самолет. И уже по дороге в аэропорт я узнал по радио, что назначение состоялось, и я прилетел в Киев уже в качестве в.о. премьер-министра. А в 17.00 того же дня уже провел первое заседание отставленного правительства.

— Быстро же у вас все: утром позвонили, а вечером уже в бой. Но разве решаются такие важные вопросы по телефону? Одно дело пост вице-премьер министра, когда он вам позвонил в Нью-Йорк, совершенно другое – назначение на пост премьер-министра, второго по значимости человека в государстве!

— Я работал первым вице-премьером в правительстве Ющенко при президенте Кучме. Он мне доверял, пожалуй, больше, чем кому-либо. Я тогда подписал столько различных постановлений правительства, сколько все первые вице-премьеры за все годы независимости не подписывали. Конечно, у нас с Ющенко не обходилось тогда и без разногласий, но наши споры всегда проходили тет-а-тет, мы никогда не выносили сор из избы, и, как правило, приходили к общему решению.

Мы с Виктором Андреевичем близко познакомились, когда я был председателем Фонда госимущества Украины, потом работал министром экономики, а Ющенко возглавлял Национальный банк Украины. Вот тогда мы были с ним в постоянных дискуссиях. Никогда не смог бы подумать, что мы с ним сможем работать вместе, потому что слишком уж разные точки зрения у нас были. Но годы работы вместе, потом предвыборная кампания в парламент и победа блока «Наша Украина» в 2002 году, президентская кампания в 2004-м – мы день и ночь были бок о бок вместе. И уже тогда у нас началось взаимное понимание, мы понимали друг друга с полувзгляда и полуслова. Поэтому когда он мне позвонил с сообщением о моем назначении и.о. премьер-министра, я по его тону, интонации понял, что я обязан быть там.

— До сих пор все вспоминают «разборки» между Ющенко и Тимошенко, их взаимные обвинения. Не полагаете ли вы, что еще тогда, еще в 2005 году именно из-за постоянного, мягко говоря, противостояния Ющенко-Тимошенко, было заложено зерно того политического кризиса да и общей ситуации в стране, которые мы имеем сейчас. Ведь результатом их размолвок стал приход к власти Януковича – сначала в качестве премьер-министра, а потом и президента.

— Скажу больше, это все началось задолго до победы Ющенко на президентских выборах. Когда только началась президентская предвыборная кампания в 2004 году, Юлия Владимировна со своей командой вычислили, что Ющенко победит. Она сразу примчалась к нам в избирательный штаб и сказала, что будет нашим союзником. Я, как заместитель начальника штаба, был категорически против, и покинул штаб. Но она тогда сумела так «выкрутить» ситуацию, что Ющенко даже пообещал ей пост премьер-министра. И это была беда для страны.

— Что оставила Тимошенко стране после своего первого премьерства? На какую почву Вы пришли? Она часто раньше рассказывала, что оставила Вам детальные инструкции, как нужно действовать.

— Во-первых, мы с ней даже не встретились после моего назначения. Единственное, что она мне написала в записке: «Желаю успеха». И поставила свою подпись. Больше ничего. Что осталось после нее в стране? Экономика, которая стремительно двигалась вниз и отсутствие договора по газу. Каждый год до 1 июля Украина должна была подписывать договор с Россией по газу. Тимошенко этого не сделала, потому что хотела, чтобы газ шел через фирму-прокладку – ее старых партнеров еще со времен ЕЭСУ. Они требовали, чтобы весь туркменский газ шел через их каналы, и принуждали Газпром пойти на это. Газпром не соглашался, в результате не оказалось ни цены, ни объемов, ничего. Мы оказались в очень сложном положении – в конце 2005 года заканчивался 10 летний контракт с туркменами, и оказалось, что Газпром уже выкупил весь их газ и заполнил трубу своим и туркменским газом. Я поехал к Туркменбаши, но в той ситуации он уже ничего не мог сделать. Говорит: пожалуйста, я продам вам газ, но вы его не сможете прокачать, потому что труба уже заполнена. Вобщем, ситуация была жуткая. Именно тогда были заложены условия для начала первой газовой войны.

— Как же вы тогда вырулили ситуацию?

— Да как, у нас не было другого выхода, как самим договариваться с Россией и идти на их условия. В Москву поехал министр энергетики Иван Плачков и мы были вынуждены были согласиться на цену газа по 95 долларов за тысячу кубометров, хотя до этого стоимость была 50. Премьерство Тимошенко – это было несчастье для страны.

— Но, тем не менее, это не помешало Ющенко назначить ее премьером во второй раз – в 2007 году.

-Дело в том, что тогда мы же уже жили в парламентско-президентской республике, и он, как президент был обязан подавать ее кандидатуру на пост премьер-министра в парламент. В условиях коалиционного договора одним из главных пунктов было назначение именно Тимошенко премьером. Это было решение коалиции, и Ющенко уже никак не мог повлиять на этот процесс. И второй раз ничего хорошего в ее премьерстве не было.

— Вы имеете в виду газовый контракт 2009 года, по которому цена газа для Украины составила 450 долларов за тысячу кубометров, а также которым были предусмотрены существенные штрафы для украинской стороны в случае недобора российского газа относительно объема, указанного в контракте, то есть так называемая формула «бери или плати»?

— Я хотел бы обратить внимание на два момента. Когда она подписывала в Москве договор с Путиным, то позвонила в Киев, чтобы получить добро правительства на подписание того договора. Заседание правительства тогда вел Александр Турчинов, на тот момент первый вице-премьер Украины. А я был министром обороны и настаивал, что это кабальные условия для Украины и, чтобы дальше не наговорить лишнего, покинул заседание. Но всем сказал: это исторический вопрос и от вас всех много в чем зависит, извините за пафос, судьба Украины. После этого никто, кроме членов правительства по квоте БЮТ, не подписал данное соглашение. 11 октября 2011 года Юлия Тимошенко была осуждена на 7 лет тюремного заключения именно по делу о превышении власти и служебных полномочий при заключении газовых контрактов с Россией в январе 2009 года

— Но она ведь лично и не подписывала этот контракт, в результате там стояла подпись главы НАК «Нефтегаз Украины» Олега Дубины, который после этого слег в больницу с инфарктом

— Но она подписала поручение, которым обязывала его это сделать.

— Как Вы считаете, чем мотивировалась Юлия Владимировна, когда подписывала этот убийственный для украинской экономики договор?

— Юлия Владимировна настолько хорошо и досконально разбирается в газовых вопросах, что в Украине ей равных нет. И то, что она тогда сделала, было сделано осознанно и сознательно.

— Она же тогда фактически предала страну.

— Значит, так ей лично выгодно было.

— То есть, сговор с Путиным у нее все-таки был.

— Это дело оценок.

— Вы сейчас ответили дипломатично, и ушли от вопроса. Как Вы лично считаете, был сговор или нет?

— Я могу отвечать только за свои действия – тогда на заседании правительства я не дал свое добро на подписание данного решения. В этом была моя роль. Я защищал президента Ющенко, и как министр обороны, и как член правительства, и как человек я не мог согласиться с тем, что тогда происходило. И второе, в чем Украина пострадала от второго срока премьерства Тимошенко – это вопрос обороны страны. В 2009 году бюджет армии составил 0,81 % ВВП. Это было самое низкое финансирование за все 27 лет независимости Украины. К примеру, сегодня бюджет на оборону составляет 5% ВВП, и то этого не достаточно. И одновременно она вошла в сговор с Януковичем и они начали бороться со всем окружением Ющенко, чтобы расставить на ключевые должности своих людей. Первым она отправила в отставку министра иностранных дел Владимира Огрызко, а потом меня. Вместо нас поставила исполняющих обязанности министров, своих людей. Тимошенко – это человек, которому нужна власть. А страна, люди, не имеют для нее никакого значения.

— В то время, когда вас отправили в отставку, Юлия Владимировна обвиняла Вас в тотальной коррупции, пыталась притянуть к криминальной ответственности за разворовывание оборонного имущества…

— Тогда у Юлии Владимировны была настоящая война с президентом Ющенко, а значит, и со всем ее окружением. В 2008 году правительство выдало постановление, которое запрещало министерству обороны любые операции по продажам армейского имущества. И я благодарен Тимошенко за такое постановление. Оно регламентировало порядок продаж: в бюджете определяется сумма, на которую нужно продать имущество министерства обороны: технику, вооружение, землю и прочее, далее МО готовит предложения под эту сумму, Кабинет министров рассматривает этот перечень. Ну а далее уже специальная фирма, которую утверждает тот же кабмин, занимается непосредственно торговыми операциями. Даже при всем моем желании заняться торговлей (смеется – ред.), я бы никак не мог преодолеть эту большую бюрократическую машину и торговать оборонным имуществом.

— Вы как-то говорили, что у вас не плохие отношения были с Януковичем.

— Нормальные отношения у меня с ним были. Пока он меня лично не обидел. Когда я передавал ему свои дела, написал список рекомендаций из двенадцати пунктов, на что следует обращать внимание в первую очередь. По каждому из этих пунктов мы с ним сидели и детально разговаривали. Когда я вводил его в курс дела, то предупредил Януковича, что ни в коем случае нельзя отказываться от активированного урана. И это черным по белому было прописано отдельным пунктом. Но в Белом Доме ему поставили условие: если он хочет, чтобы президент Обама пожал ему руку, то придется отказаться от активированного урана. И он сразу сдал активированный уран. Безропотно.

— То есть личные амбиции он реально поставил выше интересов государства?

— Всегда можно закрыться международными соглашениями. Мы активированный уран имели в небольшом количестве. На каждом объекте, где он сохранялся, стояли специальные камеры, которые внимательно фиксировали каждое действие, которое там происходило. Эти камеры были так же открыты и для Америки, и для России – пожалуйста, наблюдайте, куда мы его используем и используем ли вообще, нам нечего от вас скрывать и никакой угрозы для вас не несем. Но Янукович безропотно согласился на требования Америки и продал запасы активированного урана. Вот это личная у меня к нему претензия.

— Поговорим о том периоде в Вашей жизни, когда вас назначили министром обороны. Я хорошо помню, когда все были, мягко говоря, в шоке от такого решения президента, ведь к чему-чему, а к оборонной сфере вы никогда не имели никакого отношения!

— Я тоже, признаться, был шокирован таким решением (смеется – ред.).

— Мы все могли воочию убедиться, в каком состоянии были наши Вооруженные Силы в начале войны – в 2014 году. Попросту говоря, украинской армии как таковой тогда вовсе не было, одно название. С тех пор прошло уже 5 лет, и сегодня украинская армия числится в десятке сильнейших вооруженных сил в Европе, о чем свидетельствует рейтинг Global Firepower-2018. Вас назначили на должность в 2007 году. На какую почву пришли?

— Я пришел, когда постоянно шло сокращение армии и проводилось серьезное реформирование структуры армии. Очень остро стоял социальный вопрос и, поскольку я немало проработал в жилищном строительстве, то много сил и внимания придавал для решения именно этого вопроса. За один 2008 год мы сдали более 3,5 тысяч квартир. Но самый главный вопрос состоял в другом. Я прекрасно понимал, что сокращать армию дальше нельзя. Тогда численность ВСУ составляла 200 тысяч человек. Нас вынуждали сократить их еще на 15 тысяч. Вместо этого, я дал задание Генеральному штабу и они подготовили мотивированное предложение о том, что армию наоборот нужно увеличить — до 210 тысяч человек. СНБО в этом вопросе поддержал меня, мы подали соответственный законопроект, в Верховной Раде был страшный скандал, и все закончилось тем, что депутаты не проголосовали ни за увеличение, ни за уменьшение численности ВСУ.

— Вы говорите, что соответственный законопроект, поданный в Верховную Раду на рассмотрение, имел четкие мотивации, почему именно армию нельзя сокращать. Но ведь на тот момент не было реальных угроз вторжения каких-либо сил на нашу территорию и вопрос сокращения численности войск был вполне логичен – существенная экономия бюджетных денег. Или я ошибаюсь?

— Вы ошибаетесь, потому что угрозы существуют всегда. После грузинской войны в 2008 году наша разведка доносила, что серьезная концентрация российских войск сосредотачивается возле наших границ, в районе Кубани. Нам нужно было продемонстрировать РФ, что я и предложил Верховному главнокомандующему, свою силу и мощь и возможность противодействовать какой либо агрессии. Тогда под видом плановых учений в Крыму была резко увеличена численность ВСУ. Кроме того, я лично поехал в Керчь, Феодосию – на базы ВМС, и там сообща нами было принято решение переформировать батальоны морской пехоты в полки, то есть усилить их. Все эти действия способствовали тому, что Россия тогда так и не решила вторгнуться в Крым и никакие «зеленые человечки» там не появились.

— Я часто задаю своим собеседникам, причастным так или иначе к событиям 2014 года, что же случилось тогда и почему агрессор без боя смог захватить Крым. Ведь такие попытки несколько раз, о чем говорите и Вы, несколько раз пресекались. Что пошло не так в феврале 2014-го, ведь все данные разведки о готовящемся вторжении так же лежали в папке на столе у и.о. президента Александра Турчинова?

— В наследство от СССР Украине досталась огромная армия: 800 тыс. военных, 6 500 танков, 7 тыс. бронированных машин, 1,5 тыс. самолетов, 350 кораблей, 1 272 единиц ядерных боеголовок межконтинентальных баллистических ракет. Армию начали системно и сознательно разваливать с начала обретения независимости Украины. Но больше всего программ было сокращено начиная с 2010 года (я не беру во внимание отказ Украины от ядерного оружия – это отдельная статья).

В частности, в 2010-2011 годы – расформировываются объединенное оперативное командование и командование сил поддержки ВСУ. Практически уничтожен оперативно-стратегический уровень структуры ВСУ, дезорганизовано управление обороной государства на оперативно-стратегическом уровне. В 2012 году было окончательно дезорганизована система ПВО Украины и безосновательно изменена система мобилизации и планирования, произведен перевод на так называемую трехуровневую систему управления, что создало условия для критического уровня разбалансировки системы общего управления войсками. В 2013-2014 годах завершается расформирование армейских корпусов, как основа тактического уровня структуры ВСУ, окончательно дезорганизуется система управления войсками на всех уровнях – от бригад до видов ВСУ. Именно отсутствие оперативно-стратегического органа военного управления стало одной из основных проблем организации обороны территориальной целостности Украины в 2014 году. Попросту говоря, армия оказалась обезглавленной – не кому было принимать стратегически важные решения.

— В последнее время президент Порошенко постоянно повторяет, что сегодня как никогда существует реальная угроза полномасштабного вторжения войск РФ на территорию Украины, называя конкретное количество военнослужащих, сосредоточенных вдоль российско-украинской границы – 87 750. Как Вы лично, как бывший министр обороны, оцениваете реальность такой угрозы, или Путин, демонстрируя мощь и силу, просто действует методом шантажа и запугивания?

— Когда идут выборы, не нужно анализировать то, что говорят люди, которые идут на выборы и претендуют на победу.

— То есть, Вы считаете, что такие заявления президента Порошенко не более, чем предвыборная риторика?

— Во время выборов люди не отвечают за себя.

— Раз уж заговорили о выборах, давайте продолжим эту тему. 10 дней осталось до часа «Ч», и этот период особенно обострен «выплесками» огромной массы взаимного компромата и «чернухи». Президента обвиняют в коррупции и контрабандной закупке запчастей к боевой технике в РФ, Тимошенко – в создании «пирамиды», целью которой была бы фальсификация результатов выборов и подкуп избирателей. Ну вот предвыборная гонка практически на финишном этапе – каких еще неожиданностей и громких дел можно ожидать в этот период?

— Все, что сегодня звучит – это «заготовленные консервы». Все рассчитывали, что основная борьба на выборах развернется между Петром Порошенко и Юлией Тимошенко. Поэтому и штаб Порошенко, и штаб Тимошенко готовил компроматы не один год, чтобы «выплеснуть» их в последние дни предвыборной гонки. Но никто из них не учел фактор Владимира Зеленского, который сегодня также в тройке лидеров и по некоторым социологическим опросам даже лидирует с большим отрывом от конкурентов. Поэтому нужно на это все смотреть как на шоу, не больше. Шоу, которое будет продолжаться до конца 2019 года, ведь 31 марта – это не конец избирательной кампании. Потом нас еще ждет второй тур президентских выборов, который, я уверен, не избежен, осенью парламентские выборы…. Много чего еще увидим и услышим. Я бы сказал, все нужно оценивать спокойно.

— Юрий Иванович, я уже упоминала в начале нашего разговора, что Вы ко всему прочему еще и являетесь президентом Союза малых и средних приватизированных предприятий Украины. И очень интенсивно работаете в плане торгового сотрудничества с Азербайджаном, где даже есть представительство Союза. Расскажите о динамике и перспективе совместных отношений.

— Во-первых, именно по инициативе Союза малых и средних приватизированных предприятий Украины в Баку был открыт Торговый дом Украины, аналогичный Торговый дом Азербайджана был открыт в Киеве в конце прошлого года. Мне бы очень хотелось, чтобы у нас развивались более интенсивные отношения именно на уровне среднего бизнеса, над чем мы сегодня упорно работаем. Кстати, во времена президентства Ющенко между двумя президентами – Ющенко и Алиева – был очень тесный деловой контакт, который в том числе основывался и на том, что Украина серьезно помогала Азербайджану в военной сфере.

— Вы имеете в виду помощь в Нагорном Карабахе?

— Нет, я имею в виду поставки в Азербайджан украинской техники и вооружения. Касательно же самого Карабахского конфликта, нам нужно серьезно изучать опыт Азербайджана. Ведь там война длится практически вот уже 30 лет. А у нас подобная ситуация происходит сегодня на Донбассе.

— Любая война рано или поздно заканчивается. Какие ваши прогнозы? Когда сапог российского солдата навсегда покинет Украину и не только ее?

— Империя всегда распадается очень тяжело. В ХХ веке из шести империй пять распались. Смотрите: Австро-Венгрия, Германская империя, Французская империя, Великобритания, Османская империя прекратили свое существование. Осталась только Россия. Но это дело времени. И тогда все будет решено и с Донбассом, и с Крымом, и с Карабахом в Азербайджане, и с другими горячими точками, к которым приложила свою руку Россия. Это очень сложные, болезненные вопросы. И потом, после распада, не одно десятилетие будет происходить адаптация друг к другу. Я думаю, что в украинском варианте нам серьезно поможет децентрализация, которую мы сейчас проводим. И когда на оккупированных территориях увидят процветающие территориальные громады, тогда жители оккупированных территорий сами захотят вернуться под юрисдикцию Украины.

Ярина Лазько, специально для Yenicag.Ru — Новая Эпоха из Киева

www.yenicag.ru

2676
NOVOYE-VREMYA.COM
www.newsroom.kz