Почему тюркский мир не может объединиться под лидерством Турции?

Террористическая организация «Исламское государство» (ИГ, запрещена в России) планирует создать халифат в Центральной Азии и активизировать уже созданные спящие ячейки – «джамааты».

Об этом сообщил руководитель Антитеррористического центра СНГ Андрей Новиков.

На вопросы Yenicag.Ru отвечает казахский эксперт, вице-президент Общественного Фонда «Центр анализа и прогнозирования «Открытый Мир» Олжас Сулеймен.

Олжас Сулеймен

— Что можете сказать по этому поводу? Есть версия, что Россия специально пугает страны ЦА, чтобы держать их в зоне своего влияния. Насколько реальна в данный момент эта угроза?

— На мой взгляд, к оценкам отдельных российских СМИ и не только о том, что сторонниками международной террористической организации ИГИЛ планируется активизировать свою деструктивную деятельность в странах Центральной Азии, не следует относиться скептически. Где-то конечно вокруг этого вопроса краски сгущаются, но в целом, как известно, сегодня работа ИГИЛ перешла на новый качественный уровень от подготовки так называемых диверсионно-террористических групп и одиночек в направлении создания т.н. «спящих ячеек». На сегодняшний день факты о возвращающихся из сирийско-иракской зоны боевых действий боевиков в центральноазиатский регион имеются, но спецслужбы той или иной страны, как правило, берут их на особый контроль, изолируя в своих последующих действиях. В этой связи угрозы со стороны лиц, возвращающихся из зоны боевых действий, объективно присутствуют.

— Если есть такая угроза, тогда конкретно интересам какой державы служат ячейки ИГ в Центральной Азии?

— В настоящее время ИГИЛ переживает стадию размытия этнических «джамаатов», поскольку члены МТО усиливают сотрудничество на бытовом уровне с представителями других национальностей.

Соответственно, в этих условиях странам центральноазиатского региона и коалициям в борьбе с международным терроризмом, в частности ИГИЛ объективно необходимо объединение усилий. При этом основным двигателем новой коалиции должны стать мусульманские страны, больше всего страдающие от «псевдоисламского» терроризма, под эгидой ОИС с целью развенчания широко распространенного в мире мифа об «изначально заложенной в исламе сущности терроризма», проведения четкой линии между мирной религией и «сатанинской сущности терроризма».

Кроме того, необходимо укрепление международного сотрудничества между спецслужбами различных государств в рамках выявления и пресечения каналов связи между террористическими ячейками. Полноценная реализация позволит предотвратить т.н. «расползание» ИГИЛ по различным регионам и странам, а также выявить основных активистов в данной цепочке.

— Обычно Россия и все страны региона связывают ИГ и подобные ему группировки с США и Западом. По-вашему, зачем США в такой ситуации подталкивают страны ЦА в «объятия» России и укрепляют ее военные позиции в регионе?

— В настоящее время, ни для кого не секрет, что международная безопасность тесно связана со стабильностью в Центральной Азии, чей огромный потенциал может стать экономическим мостом, создающим условия для продвижения и развития бизнеса и новейших технологий. Основные акторы геополитики, такие как США, РФ, КНР, Евросоюз прекрасно понимают, что центральноазитский регион может предложить товары и энергию активно развивающимся экономикам других континентов. Важным аспектом является и то, что ЦАР играет стабилизирующую роль во время переходного процесса в Афганистане, в борьбе с наркотрафиком, терроризмом и экстремизмом. В этой связи, для динамичного развития потенциала стран региона указанные государства будут, как и прежде инвестировать в развитие человеческого капитала, и политическую и экономическую стабильность в регионе.

— Смогут ли страны ЦА самостоятельно, без помощи России, устранить подобные угрозы? Если да, то почему до сих пор среднеазиатские страны не хотят и не могут освободиться от гегемонии Москвы, зачем входят в ОДКБ? Или РФ рассматривается странами ЦА как противовес остальным геополитическим силам, которые рвутся в регион?

— Так уж сложилось исторически, Россия была и остается на сегодняшний день стратегическим партнером отдельных стран Центральной Азии. Сотрудничество развивается в политической, экономической, военной и других сферах жизнедеятельности того или иного государства. Другой вопрос как это взаимодействие развивается, всегда ли учитываются интересы всех сторон…

Вот что касается вашего вопроса о гегемонии Москвы над странами ЦА, могу отметить, что эта гегемония, экономического характера проявляется в рамках ЕАЭС. Не секрет, что в рамках данного регионального союза есть серьезные «пробелы». Об неадекватных отношениях между полноправными членами организации и ущербе, нанесенном национальным экономикам государств, говорили практически все первые руководители стран-участниц. Более того, такое положение дел со всей очевидностью свидетельствуют, что экономические и торговые ограничения неминуемо ведут к угрозе национальной безопасности участников ЕАЭС, а также и то, что в структуре союза нет эффективной системы для обеспечения индивидуальной безопасности каждому участнику. Малые участники ЕАЭС фактически не могут эффективно отстаивать свои позиции по линии союза. В этой связи, нашим заинтересованным министерствам и ведомствам, и об этом уже неоднократно говорил наш Глава государства Н.А.Назарбаев, необходимо налаживать прозрачные, взаимовыгодные для обеих сторон партнерские отношения с российскими коллегами, устраняя в рабочем порядке все возникающие проблемные вопросы.

По ОДКБ и ее деятельности в регионе, думаю нужно понимать, что в сложившейся реальности странам-участникам Организации всем вместе и каждому государству в отдельности необходимо данное сотрудничество, поскольку проблемы безопасности сегодня носят не только региональный, но и глобальный характер. Чтобы мы не говорили, на данном этапе ОДКБ остается действенной военно-политической региональной структурой, которая занимает положительное место в вопросе обеспечения безопасности в приграничье с Афганистаном. Соответственно, сторонам-участникам необходимо проявлять разумную заинтересованность в развитии партнерских отношений с ОДКБ. От этого, полагаю, они только выиграют, ведь проблемы терроризма, экстремизма, наркотрафика и т.д., исходящие из Афганистана, затрагивают весь центральноазиатский регион, в том числе Россию и Европейский континент.

— Почему страны Центральной Азии не могут между собой найти общий язык и создать единый союз, объединить экономические и военные усилия для противостояния внешним вызовам и угрозам, которые исходят как с юга, так и с севера? Какую роль может сыграть Турция в объединении Тюркского мира, конкретно стран Центральной Азии?

— Причина не слишком эффективного политического единения, на мой взгляд, состоит в концептуальных проблемах тюркского единства. Во-первых, сам концепт больше ориентирован в прошлое, чем в будущее, хотя вполне очевидно, что тюркское единство в той его форме, в какой оно было в прошлом, восстановлено не будет. Во-вторых, далеко не все тюркские государства готовы всерьез принять концепт единения под лидерством Турции, с неизбежным большим или меньшим «отуречиванием» своих стран. В-третьих, страны Центральной Азии вынуждены проводить политику тюркского единства очень осторожно и преимущественно на словах, чтобы это не привело к острому конфликту с Россией, которая для них ведущий политический и экономический партнер, а также главный военный союзник. К тому же, членство Турции в НАТО и членство Казахстана и Кыргызстана в ОДКБ – объективно создают большие трудности в тюркском единении. В таком виде идея нежизнеспособна, и пантюркистам, наверное, стоило бы разработать другой концепт, более подходящий к наличным условиям. Например, рассмотреть возможность объединения центральноазиатских на новой основе ЦАС, где членами могли бы стать исключительно те страны, что располагаются на территории Центральной Азии, без привлечения РФ, КНР, США и Турции.

Беседовал: Кавказ Омаров

www.yenicag.ru

2469
UTRO.AZ
NOVOYE-VREMYA.COM