Пастор Бронсон, исчезновение Кашогги и операция в Манбидже: что происходит в Турции?

Последние процессы, происходящие в Турции, находятся в центре внимания мировой прессы.

Арест, а потом освобождение американского священника, который чуть ли не стал причиной окончательного разрыва отношений между Анкарой и Вашингтоном, исчезновение беглого оппозиционного арабского журналиста Джемала Кашогги в здании генконсульства Саудовской Аравии в Стамбуле и информацию об очередной турецкой операции в Сирии обсудили с ведущим аналитиком турецкого центра стратегических исследований SASAM Сулейманом Эрдемом.

Сулейман Эрдем

— Если вина пастора Бронсона была доказана, что он действительно имеет тесные контакты с террористическими организациями, которые действуют против Турции, то почему его отпустили на свободу? Какая тайна кроется на самом деле за этим процессом?

— Что кроется за этим процессом, наверно знает очень узкий круг людей. Действительно, понять то, за что и для чего создали такой ажиотаж вокруг ареста американского священника, очень сложно. И раньше многие эксперты комментируя скандал вокруг Бронсона откровенно сказали, что эти обвинения не имеют серьезного обоснования. Во время последнего судебного заседания, после которого выпустили церковника, все тайные свидетели отказались от своих показаний. Таким образом с него были сняты обвинения в шпионаже и в терроризме. Суд нашел «золотую середину» для него: «Не являлся членом внутренней иерархии террористической организации, но имел связи с ней», и за эту статью ему дали 3 года 1 месяцев и 15 дней, а потом решили, что срок его задержания и домашний арест покрывают тюремный срок, после чего и отпустили навсегда. Беда в том, что общественность тоже поверила в то, что Бронсон является врагом, миссионером и подрывает государственность Турции.

Я, после всех этих процессов, идущих в Турции, дело пастора Бронсона считаю заговором против правящего режима. Каким-то силам, которые прекрасно понимали, чем все это закончится, все-таки удалось втянуть людей из руководства страны в это запутанное дело. Все заранее знали, чем закончится дело Бронсона, из-за которого администрация Белого Дома ополчилась против Турции. Противостоять США в условиях мирового экономического кризиса — попытка тщетная и бессмысленная. Помимо всего этого, пастор Бронсон не представлял такую серьезную угрозу нацбезопасности Турции, как например, созданное теми же США террористическое государство YPG/PKK на севере Сирии. Турция может пережить любой экономический кризис если речь пойдет о государственности и нацбезопасности, но в деле пастора Бронсона не было ничего, ставившего под угрозу национальную безопасность нашей страны, ажиотаж вокруг которого ничего хорошего не дал нам. Если члены правительства не поддаваясь эмоциям, сохранили бы хладнокровие и во время передали бы дело Бронсона в суд, не углублялся бы до такой степени.

Перевод Бронсона из изолятора в дом, под предлогом ухудшения состояния его здоровья, это само собой был шаг со стороны правительства, намек на то, что они совершили ошибку и хотят исправить её. Затягивание процесса над Бронсоном скорее всего связано с тем, что власти готовили общественность к итоговому решению по данному делу, так как повторяю, общественность посредством СМИ была убеждена в виновности Бронсона, поэтому его не следовало отпускать сразу. Вот и поэтапно вели судебный процесс и в конце отпускали. А то резкое освобождение священника могло бы вызвать недоумение у народа. В США прекрасно знали, что Турция рано или поздно, без каких-либо давлений освободит Бронсона, но при этом Трамп преднамеренно усилил давление и молниеносно применил экономические санкции против Анкары. Трамп использовал дело Бронсона в своем пиаре перед американцами и в будущем во время своих выступлений напомнит всем американцам, что он готов ради любого из них даже поссориться со своим близким союзником — целым государством, что непременно поднимет его рейтинг. А Турция от этого скандала заработала: экономический кризис, ущерб, нанесенный имиджу турецкой юстиции и недовольство собственной общественности, которая ощущала себя обманутой верхами после освобождения пастора.

— В экспертном сообществе бытует такое мнение, что освобождение пастора Бронсона связано с тайной договоренностью между Вашингтоном и Анкарой об очередной турецкой операции в Сирии, в Манбидже. Сам Эрдоган тоже в одном из своих последних выступлений затрагивал эту тему и не скрывал намерение о проведении очередной турецкой операции в Сирии. Что думаете по этому поводу?

— Откровенно говоря, я не думаю, что между Бронсоном и Манбиджем есть какая-то взаимосвязь. Дело Бронсона могут приобщить к делу Хакана Атиллы (бывший глава турецкого Halkbank, которого обвинили в незаконном трансфере наличной американской и европейской валюты в Иран вместе с иранским предпринимателем Рзой Зарраб, вопреки санкциям США против Тегерана). Вопрос Манбиджа не является срочным делом для Турции. И так проведя две крупные военные операции Турция разрушила «террористический коридор», который по плану должен был от Ирака дойти до берегов средиземного моря. Теперь главным опорным пунктом PKK/YPG является восточный берег Евфрата, куда перебросили своих военных Франция и США, что сильно тормозит решения этой проблемы. В таком случае, для Турции бросить себя в огонь было бы необдуманной и неправильной политикой. Анкара должна решить эту проблему вместе с Сирией, Россией и Ираном. для того, чтобы сирийское правительство восстановило свой контроль над провинциями, которые сегодня находятся под оккупацией террористов PKK/YPG Турция беспрерывно должна продолжить свою работу в Астанинском процессе, и если понадобится, должна оказать поддержку сирийским войскам в борьбе с PKK/YPG. Как говорится, «зачем мешать огонь рукой, если есть кочерга?».

— Теперь перейдем к делу об исчезновении Джемаля Кашогги. Что сделал этот человек саудитам? Если предположения о его убийстве в здании генконсульства и расчленение его трупа являются правдой, то значит дело серьезное. Какую угрозу представлял рядовой журналист режиму саудитов?

— Дело Кашогги тоже является загадкой точно также, как и дело пастора Бронсона. Если бы саудиты захотели убивать Джемаля Кашогги, то могли бы это сделать в таком месте, где следы преступления никогда не повели бы к ним. Почему известного во всем мире саудовского оппозиционера убивать именно в здании генконсульства? Для чего это надо Саудовской Аравии? Для самодискредитации в глазах всего мира? Если предположим, что он внезапно умер во время допроса, тогда в тот злополучный день как оказался в генконсульстве глава судмедэкспертизы Саудовской Аравии? Тогда все это говорит о том, что он прилетел в Стамбул для того, чтобы руководить операцией по расчленению Кашогги и вывозу частей его тела из Турции.

Если убийство Кашогги это приказ короля Салмана и наследного принца Мухаммада, тогда оттуда можно сделать такой вывод: Или эти люди настолько смелые, что их ни капли не волнует реакция всего мира, или глупы до того, что не проанализировали возможную негативную реакцию со стороны мирового сообщества… Но после заявления Трампа по поводу исчезновения Джемаля Кашогги можно сделать ещё один вывод, что это откровенная провокация против короля и наследного принца — совместная операция США и Израиля через свою агентуру в госструктурах королевства для того, чтобы выкачать из них как можно больше денег. Напомню, что сразу после информации об исчезновении Кашогги Трамп сделал заявление, что если власть суадитов причастна к этому убийству, то на повестке Вашингтона может появится план санкций против Эр-Рияда. Сразу после этой угрозы госсекретарь США Майк Помпео отправился в Саудовскую Аравию и провел там встречи с высшим руководством королевства, после чего Трапм смягчил свою воинственную риторику, что ещё раз доказывает истинные намерения Белого Дома в этом вопросе. В противном случае, из-за одного журналиста Трамп бы никогда не отправил своего госсекретаря куда то, вести переговоры. Это значит, что Трамп намерен высосать богатство саудитов до мозга костей, которых раньше назвал «дойными коровами».

— Если после проверок и исследования, которые провели турецкие и саудовские следователи, не найдут никаких следов от преступления, это дело просто закроют? Все равно Трамп откровенно сказал, что военный контракт, заключенный с саудитами на сумму в 110 миллиардов долларов, дороже жизни Джемаля Кашогги. А как этот инцидент может влиять на международный имидж Турции? Хотя никто в этом запутанном деле впрямую не обвиняет Турцию, но в будущем могут быть нападки со стороны правозащитных организаций. Уже в некоторых СМИ появились необоснованные утверждения о том, что якобы саудиты предлагали Турции 5 миллиардов долларов для того, чтобы закрыть, замять это дело…

— Как подчеркнул выше, если Трампу удастся заполучить то, чего он хочет от саудитов, это дело несомненно закроют. Не исключено, что саудиты после этого могут вложить какую-то сумму на турецкие ценные бумаги потому, что местом инцидента является Турция, которая скажет последнее слово для закрытия этого загадочного преступления. Не верю, что скандал вокруг исчезновения журналиста нанесет какой-то значительный урон имиджу Турции на Западе потому, что она в этом процессе вообще не замешана, тем более преступление совершилось в Турции, но по сути в дипкорпусе иностранного государства, фактически на его территории. Убитый журналист — гражданин Саудовской Аравии, подозреваемые в его убийстве тоже — официальные сотрудники МИДа и спецслужб Саудовской Аравии. Так, что в случае закрытия этого дела может быть нанесен незначительный репутационный ущерб турецкой системе юстиции и международные правозащитные организации за это могут критиковать Турцию. На данный момент мы видим, как арабские СМИ пытаются свалить всю вину на Турцию и очернить её репутацию в связи с исчезновением журналиста. Но вся эта пропаганда не повлияет на международный имидж, рейтинг и престиж Турции.

Беседовал: Кавказ Омаров

www.yenicag.ru

1209
UTRO.AZ
NOVOYE-VREMYA.COM