Пашинян рушит последний мост

Видя характерные пристрастия армянской политической элиты, трудно отделаться от мысли, что она давно и прочно села на иглу мазохизма. Представление Николом Пашиняном своей программы действий в парламенте страны только укрепляет человека в самых не радужных ощущениях.

Однако в данном конкретном случае есть тонкая особенность, о которой невозможно не сказать. Классические мазохисты получают удовольствие от насилия, унижений и мучений, навязываемых другим. Армяне же делают то же самое, но по отношению к себе, и получают прекрасные, радующие душу импульсы удовольствий.

Тофик Аббасов

Казалось бы, им вот уже много лет невмоготу, усиливающийся прессинг неблагоприятных тенденций в экономике, социалке и других сферах обрек общество и страну на перманентную деградацию. Всем трудно, ну за исключением власть предержащих, которые наловчились мастерски и бесшумно обирать людей, однако ж ничего. Терпят, хорохорятся стойким духом, как засвидетельствовал премьер. Мало того, что никак не хотят покончить с причинами тотального кризиса, дело ведут еще и к войне, в которой им уж точно не выиграть.

Вообще-то, прения в армянском парламенте, где Пашиняну предстояло обнажить контуры собственной созидательной программы, можно сказать, вызвал одно разочарование. Его высокая гора родила убогого мышонка, от которого всем не по себе, если не сказать дурно. Сделав упор на желание поскорее определиться с внеочередными выборами, глава кабинета отдекорировал свою политическую несостоятельность, показав, что понятие креативность рядом с ним и не проходила.

Вообще-то понятие элита и образ самого Пишиняна резко диссонируют. Когда он был во главе уличной колонны, уверенно вел за собой недовольную массу на антисаргсяновские баррикады, еще кое-как производил впечатление волевого человека. Победа революции открыла для него принципиально новые реалии, и в них уже цветут пышным соцветием провинциальные замашки, замешанные на ярко выраженной некомпетентности.

Что он думает о рекреации национальной экономики, как переформатирует блок неотложных задач в магистральных направлениях жизни страны, это его дело и дело национального общества. Но по карабахскому кризису его видения и суждения не только вызвали недоумение, но и обнажили путь, ведущий дело к новой войне.

Все то время, что лихорадило Армению и показывало тонкую кишку национального организма, Баку стоически ждал окончания уличного кордебалета. Едва он закончился, и пламя недовольных страстей перекинулось на территорию Карабаха, где балом правит сепаратистский режим. Разгул военно-государственного криминала этим и должен был обернуться, и нет ничего неожиданного во всеармянском общественно-политическом кризисе, который буквально косит корню все жизнеспособное, ставя на грань катастрофы субъектность Армении.

И надо же, в такой критический момент Пашиняну вспомнилась «великая победа» армян и вызванный ею непоколебимый дух боеспособности. Отказавшись от ответственности высказаться по дальнейшей судьбе армяно-азербайджанского противостояния, глава кабинета нашел спасительный для себя вариант. Образно говоря, он изрек, что не будет заниматься политическим урегулированием ввиду своего некарабахского происхождения. Как говорится, хоть стой, хоть падай.

Ясное дело, что ему не хватает политического багажа, тонкой маневренности и даже элементарной оригинальности, чтобы скрасить беспомощность. И при таком положении вещей он был обязан по главной проблеме страны, что завела Армению в черный тупик, сказать что-либо стоящее, оставить хотя бы последний мост для поиска компромиссов с Азербайджаном. Ан нет, он и его уничтожает, оставляя Азербайджану одну альтернативу – войну.

Баку в отличие от Армении в тонусе, во всеоружии в прямом и переносном смысле, и готов к самостоятельным радикальным действиям без отмашки стран-посредниц или кого бы то ни было. Сколько бы ни впадал в фанфаронство Пашинян, его стране слабо тягаться с Азербайджаном по объективным причинам. Еревану нечем будет козырять.

Отказ от контактного процесса – в своем роде продолжение курса на разрушение политического процесса, и в Баку об этом уже официально заявили. Может это и к лучшему, чтобы ситуация, наконец-то, разрешилась. И потом, на вызов, брошенный Азербайджану более четверти века назад, должен, наконец, последовать всеобъемлющий ответ. А то соседи-армяне, так увлекшиеся особой разновидностью мазохизма, все не так поймут.

Тофик Аббасов, специально для Yenicag.Ru

www.yenicag.ru

867