От Порошенко до Зеленского: какое будущее ждет Украину - Эксклюзивное интервью с Вадимом Трюханом

На вопросы ИАП Yenicag.Ru — Новая Эпоха отвечает известный украинский общественный и политический деятель, бывший дипломат, юрист-международник Вадим Трюхан:

— Вадим Валерьевич, давайте начнем со внутренних проблем, вернее с кадровой политики Зеленского. Насколько удачные кадровые изменения, произведенные новым президентом в стране, ощущается какой-то эффект работы нового парламента и Кабмина?

— Ок. Давайте по порядку. Две недели назад исполнился первый год со дня победы на президентских выборах Владимира Зеленского. А неделю назад — девять месяцев со дня начала работы нового парламента, избранного на внеочередных выборах, и нового правительства, сформированного монобольшинством, при доминирующем участии Президента. Казалось бы, для страны сложилась идеальная ситуация. При чем абсолютно беспрецедентная. Никогда ранее ни один глава государства в Украине не имел полного контроля над исполнительной и законодательной властью. Зеленский такой контроль получил с легкостью, не напрягаясь. При этом до полуночи 31 декабря 2018 года, когда Владимир Зеленский заявил, что идет на выборы навряд ли нашлось бы хоть парочку экспертов, которые предсказали бы такой ход событий. Очередные президентские и внеочередные парламентские выборы 2019 года, о которых Зеленский сообщил прямо в день своей инаугурации, разорвали все политические шаблоны, существовавшие ранее не только в Украине, но и на всем пост-советском пространстве, и даже за его пределами.

Фактически в Украине в 2019 году произошла четвертая революция — электоральная. Первые три — революция на граните 1990 года, Оранжевая революция 2003-04 гг. и Революция достоинства 2013-14 гг. своих конечных целей не достигли. Поэтому люди на этот раз подсознательно решили не рисковать во время войны и не выходить на массовые протесты, будучи разочарованными состоянием дел в стране, а показали красную карточку традиционным политикам и политическим силам, понадеявшись на то, что Владимир Зеленский и его «Слуга народа», политический проект, созданный под парламентские выборы, как в одноименном сериале, станут своеобразным коллективным мессией или Бэтменом и почистят политические «авгиевы конюшни», которые на 28-м году независимости Украины оказались переполнены обанкротившимися вождями и князьками всех мастей.

Не вышло. Оказалось, что новые и/или внесистемные (политики) не обязательно будут более качественными, более профессиональными и более честными, чем их предшественники. Более того, сам Президент Зеленский, как оказалось, никакой не мессия, и не Бэтмен. Не существует такой волшебной палочки, которой бы он взмахнул, и война с Россией моментально бы прекратилась, закончилась эпоха бедности или сели в тюрьму все коррупционеры, которые годами высасывали все соки из экономики страны. Обещания, которые давал кандидат в Президенты Зеленский, оказались непосильными для быстрой реализации Президентом Зеленским.

Кадровая политика как раз и оказалась ахиллесовой пятой шестого украинского Президента. Во-первых, Президент Зеленский изначально не рискнул привлечь в свою команду профессионалов, а поставил ставку на проверенных и лояльных ему друзей, однокашников и бизнес-партнеров. Во-вторых, у него не хватило терпения дождаться результатов работы его же ставленников на двух ключевых позициях в стране, — премьер-министра и Генерального прокурора. В результате в начале марта было назначено второе правительство, в котором до сих пор остаются вакантными несколько министерских должностей, и заморожена реформа Генеральной прокуратуры, после смены ее руководителя. В третьих, широко анонсированные социальные лифты не заработали. Несмотрря на проведение конкурсов на тысячи должностей на государственной службе, квалифицированным кадрам пробиться к управлению страной не удалось. А после того, когда случаи отмены результатов конкурсов или проведения их под заранее согласованных на Банковой (в офисе Президента) кандидатов стали массовыми, профессионалы, в большинстве своем, просто отказались от участия в них. Дошло даже до того, что в последние три месяца Президенту Зеленскому не удается найти достойных кандидатов на некоторые стратегически важные направления работы в правительстве, о чем он пожаловался публично.

Поэтому, с одной стороны, можно говорить о том, что ожидания украинцев за первый год работы Президента Зеленского не оправдались. Вместе с тем, как бы это парадоксально ни прозвучало, уровень доверия к нему остается беспрецедентно высоким. В случае, если бы выборы Президента произошли в эти дни, во втором туре за него отдали бы голоса около 75% избирателей. Фактически, это означает, что Владимир Зеленский сейчас оказался на распутья. Он может войти в историю как реформатор, в случае, если вынесет уроки из неудач первого года своего пребывания в офисе, в первую очередь в кадровой политике. Или же он, как выразился один из известных западных дипломатов, станет символом фальстарта, — то есть неоправданных надежд украинцев, если будет продолжать в том же духе. А доверие избирателей — это вещь не постоянная. Ранее на себе это ощутили уже три предыдущих украинских президента, — Ющенко и Порошенко проиграли с треском выборы, а Янукович вообще вынужден был бежать из страны.

— По-вашему, какие ещё назначения должны быть проведены для улучшения работы нынешнего правительства? Ожидается отставка или увольнение Авакова после громкого инцидента — вооруженной стычки в Броварах, так как общественность практически требует отправить его в отставку с поста руководителя МВД?

— Если говорить непосредственно о работе Правительства, то в первую очередь следует акцентировать внимание на необходимости наконец-то заполнить вакансии министров. Около трех месяцев «бесхозными» остаются два стратегически важные министерства — энергетики и образования, а министерство культуры и информационной политики фактически не функционировало, получив руководителя лишь 4-го июня. Два других, не менее важных для страны, министерств — аграрной политики и экологии — должны быть, как заявил Премьер Шмыгать, воссозданы заново, после крайне неудачного решения первого правительства Зеленского об их присоединении к министерствам экономики и энергетики соответственно. А кроме того, в нынешнее Правительство крайне важно назначить на должность первого вице-премьера государственного управленца тяжеловеса, который бы обеспечивал координацию деятельности других министров по наиболее важным направлениям реформ.

Вокруг министра внутренних дел Авакова сложилась довольно неоднозначная ситуация. Он стал единственным, кто достался Президенту Зеленскому «в наследство» от предыдущего Президента Петра Порошенка. Его политический вес на данный момент насколько большой, что многие обозреватели стали считать его уже вечным министром. При этом оценки его деятельности звучат диаметрально противоположные. От эпитетов вроде «самый опытный и эффективный министр» до «человек, который завалил самую успешную реформу страны», которой еще несколько лет назад считалась реформа милиции путем создания с нуля так называемым «грузинским десантом» Национальной полиции.

Тем не менее, по моему мнению, на данный момент руководство страны, несмотря на множество претензий к г-ну Авакову, не рискнет его менять. Во-первых, это может нарушить баланс в правоохранительной системе власти. А во-вторых, памятуя о проблемах с подбором кандидатов на должности других министров, по большому счету его сейчас менять то и не на кого. Варяга система МВД может просто не принять, ведь все, начиная от начальников райотделов до заместителей министра, обязаны карьерой лично нынешнему министру. А назначить кого то из системы, это значит усложнить себе же жизнь. Ведь такой назначенец будет ориентироваться не на Президента или Премьера, а на г-на Авакова, который никуда из украинской политики не уйдет ни при каких обстоятельствах, а отомстить за свое отстранение может попробовать.

Единственный вариант, на который мог бы пойти Президент, — найти Арсену Авакову другую должность в своей вертикали. В краткосрочной перспективе это могла бы быть должность Секретаря СНБО или Главы офиса Президента. На первый взгляд, оба варианта выглядят фантастически. Но в украинской политике бывает все.

— В Украине часто говорят о напряжении в отношениях нового президента с олигархией. Ходят слухи, что за кампанией по дискредитации нового президента стоит Коломийский и приближенные ему олигархи. Бытует мнение, что если Зеленский в скором времени не избавится от Коломийского, то не сможет долго продержаться на посту президента. Какова реальная ситуация в этом вопросе?

— Как мне кажется, оценочные суждения о зависимости Президента Зеленского от Коломойского либо от какого-то другого олигарха несколько преувеличены. Проблема Украины в том, что за почти 29 лет независимости олигархи стали неизменным фактором любых политических процессов. Они либо влияют, либо пытаются влиять на все. Более того, пятый Президент Петр Порошенко сам был олигархом. Пост-советская олигархическая система управления, которая сложилась в Украине со времен второго Президента Кучмы, который считается ее крестным отцом, серьезно тормозит развитие страны и вносит дисбаланс в функционировании Украинского государства.

Владимир Зеленский на выборах обещал, что олигархи больше не будут влиять на принятие государственных решений в стране. Но удалось ему за год президенства в этом плане не много. После принятия так называемого «антиколомойского закона, по которому теперь национализированные банки не подлежат возврату прежним собственникам даже по решению суда, некоторые эксперты утверждали, что между Президентом и олигархом Коломойским произошел окончательный разрыв. На самом деле это не так. Там где это целесообразно, Владимир Зеленский будет и в дальнейшем продолжать с ним диалог, как собственно и с другими олигархами.

Феномен Коломойского в большей степени не в том, что он пытается контролировать Президента. Речь идет о катализаторе. Чтобы не возникало критических угроз для Украинского государства, которые время от времени пытаются инсценировать те или иные олигархи, нужно на законодательном уровне ограничить влияние олигархов на политику и принять антимонопольное (антитрастовое) законодательство, которое не будет позволять концентрировать целые отрасли экономики в одних руках. Уверен, что эти задачи в Украине будут решены. Если не при Президенте Зеленском, то при его приемнике так точно. Ведь пример Коломойского как раз и показал всем, что чрезмерные аппетиты к обогащению, особенно в ущерб государственным интересам, ни к чему хорошему не приводят.

— Опять-таки, как работник медиа, как журналист, хотелось бы узнать, какова ситуация в плане информационной, пропагандистской политики в Украине после Порошенко? У нового правительства есть конкретная стратегия по противодействию информационно-гибридной войне, которую Россия ведет против Украины? Есть ли изменения в структурах наиболее крупных центральных телеканалов, популярных печатных и электронных СМИ страны?

— Похвастаться чем-то существенным в этом плане практически не возможно. При Президенте Порошенко функционировало министерство информационной политики. Но эффект от его деятельности был насколько ничтожным, что о его ликвидации при формировании первого правительства Гончарука при Президенте Зеленского не пожалел абсолютно никто. Ключевая проблема заключается в том, что до сих пор, уже на седьмом году войны за независимость, которую вынуждена вести Украина после начала агрессии России, понимание важности информационного фронта, который является ключевым при любой гибридной войне, все еще условное. Президент Зеленский во время избирательной кампании говорил, что будет уделять особое внимание именно борьбе за умы и сердца украинцев, которые вынуждено живут в оккупации. Но за год его пребывания при власти особых успехов достичь не удалось.

Следует признать, что Украине не удастся перебить российскую пропаганду теми же методами, которые используют наши оппоненты. Бюджеты несоизмеримы. Ведь на одно финансирование таких каналов как, например RT, Спутник, Первый канал, РТР и другие идут миллиарды долларов. А кроме этого есть же еще тысячи сайтов, радиопрограмм, телеграф-каналов, различных «благотворительных» фондов, ботоферм и т.д. Единственный выход — действовать асимметрично, в том числе на территории самой России. При этом ни в коем случае нельзя использовать обычные для Кремля методы вирусного распространения фейков типа известной истории с «распятым мальчиком», придуманной на РТР, и тысяч других небылиц.

Сила Украины на информационном фронте в том, что на нашей стороне правда. А правда всегда торжествует. Ранее либо позже. И не только в сказках, но и в реальной жизни.
А то, что касается телевизионных каналов, то следует признать, что за последние 6 лет ситуация кардинальным образом изменилась. Если в 2014-15 годах лишь 1-2 телеканала могли себе позволить соль либо лояльные по отношению к России программы, то сейчас существует целый букет таких ресурсов. При этом законодательством их деятельность абсолютно не ограничивается.Успокаивает в этом плане лишь то, что в Украине существует реальная, а не бутафорская свобода слова и зрители сами избирают что им смотреть среди нескольких десятков информационных и нескольких сотен других телеканалов. Поэтому влияние так называемых пророссийски телеканалов, несмотря на огромные денежные ресурсы, которые инвестированы в них, на данный момент не критично.

— По-вашему, какая основная разница между Порошенко и Зеленским, и чем отличается новый президент от старого по способу управления страной?

— Несомненно, это два совершенно различных по психотипу человека. Петр Порошенко фактически всю свою взрослую жизнь провел в политике, работал на различных должностях в законодательной и исполнительной власти при трех президентах, — Леониде Кучме, Викторе Ющенко и Викторе Януковиче, а также сам был Президентом. Владимир Зеленский — это новичок в политике, абсолютно внесистемный человек, не обремененный опытом долгих сидений в парламенте, в каком либо министерском кресле или еще где-нибудь во власти.

Поэтому он не сравнимо более прост в общении. Наверное, кроме всего прочего, сказался и опыт его предыдущей карьеры в шоу-бизнесе. Он любит «ходить в народ», употребляет менее конфликтную риторику, предрасположен к юмору там, где это уместно. Иногда его неординарный стиль общения помогает ему добиться позитивной химии в общении с лидерами иностранных государств. А вот давлению со стороны иностранных партнеров Украины Владимир Зеленский подвержен значительно меньше, чем его предшественник. Петр Порошенко с легкостью сдал, например, одного из своих ближайших соратников Генпрокурора Шокина, по требованию американской стороны, а Зеленский, вопреки нежеланию европейцев и американцев, назначил того же Андрея Богдана на должность Главы офиса Президента. И таких примеров достаточно. А еще он платит штрафы. Так было в случае, когда он показал, не подумав, свой бюллетень журналистам на выборах, так скорее всего произойдет на днях по эпизоду с нарушением правил во время карантина, когда он без маски незапланированно зашел в ресторанчик во время своего рабочего визита в Хмельницкую область.

Тем не менее, по истечении всего лишь первого года пребывания в офисе еще рано судить о фирменном стиле Зеленского. Со стороны складывается впечатление, что он учится быть Президентом. Ученик прилежный, но «домашних заданий» учить еще много, как и делать выводы из допущеных ошибок.

— После последних выборов в Украине, когда изменилась демократическим путем власть, что изменилось в отношениях Запада к Украине? Наблюдаются ли изменения в отношениях западных политических кругов к новому украинскому правительству?

— По большому счету, каких то стратегически важных изменений не произошло. Ведь Запад ориентируется не на персоналии, а руководствуется своими собственными интересами. Тем не менее отдельные знаковые события либо подвижки в отношениях все таки происходили.

Во-первых, по линии Украина — США. Звонок Трампа, буквально через пару часов после окончания голосования на президентских выборах, был абсолютно неожиданным для всех. Складывалось впечатление, что с приходом Зеленского, которому Трамп откровенно симпатизировал с первых минут после его исторической победы, появился шанс на значительную активизацию украинско-американских отношений. Не сложилось. Неподготовленность Зеленского и слабость международного блока его избирательного штаба, а также циничность Трампа, который думал, как оказалось позже, не об Украине, а о том, как использовать Украину в своих политических интересах, похоронили все надежды. Несмотря на то, что ни одна программа помощи США Украине все таки не была свернута, первый год Зеленского для украинско-американских отношений можно считать годом не использованных шансов.

Во-вторых, отношения с соседями. Общеизвестно, что при Петре Порошенко Украина умудрилась побить горшки практически со всеми своими западными соседями. На то были объективные причины, тем не менее радоваться такому положению дел не приходилось. Владимир Зеленский сумел изменить такие неприятные тренды. Ему удалось значительно улучшить отношения с Польшей, выдерживать баланс в отношениях с Молдовой и Беларусью, а также избежать каких-то острых углов со Словакией и Румынией. Более того, даже с неуступчивой Венгрией, которая около трех лет блокировала диалог Украины с НАТО на высоком уровне, удалось наметить пути нормализации отношений. В этом плане первый, после начала карантина в связи с пандемией, вызванной коронавирусом COVID-19, заграничный визит Министра иностранных дел Дмитрия Кулебы именно в Будапешт стал знаковым. Предстоящая встреча Премьер-министра Орбана и Президента Зеленского могут окончательно снять ключевые проблемные вопросы в отношениях двух стран.

В-третьих, как МВФ, так и ЕС и другие традиционные доноры Украины, стали более придирчивыми и осторожными по отношению к Украине. С момента прихода к власти Владимира Зеленского Украина не получила ни единого доллара или евро кредитных ресурсов. Возобновление сотрудничества, по программе stand-by, ожидается уже в средине июня. При этом переговоры относительно заключения соответствующего Меморандума вели оба правительства Украины, и Гончарука, и Шмыгаля, на протяжении многих месяцев, а объем финансирования с первоначально прогнозируемых около 8 млрд дол на протяжении 3 лет уменьшился до 5 млрд., правда на 18 месяцев.

Для Украины сотрудничество с МВФ важно, так как оно является индикатором для ЕС, который уже принял решение о выделении макрофинансовой помощи Украине в сумме 1,2 млрд евро двумя траншами, и для других доноров и международных финансовых организаций. Тем не менее, те сложности, с которыми Украина столкнулась во время переговоров заставляют задуматься о том, что в будущем следует минимизировать свою зависимость от иностранных доноров, и создать такие условия ведения бизнеса в Украине, которые смогут заинтересовать иностранных инвесторов. Украине нужны прямые иностранные инвестиции в объеме не менее 150-200 млрд дол., а не копеечные кредиты, пускай и со льготными ставками. А в остальном Украине удается поддерживать позитивную динамику отношений с нашими западными партнерами. И с Европейским Союзом, и с НАТО, и с отдельными западными партнерами. С Канадой начинается долгожданный диалог об упрощении визового режима, с Турцией в ближайшее время ожидается подписание Соглашения о свободной торговле, со странами Шенгенской зоны сохраняется безвизовый режим, даже несмотря на пандемию, и так далее.

— Вопрос Крыма и Донбасса всегда будет самой актуальной и болезненной темой для Украины и ее народа. Вы, как один из ведущих экспертов Украины, который непосредственно работает с российской стороной, участвует во всех спорах и дискуссиях с российскими политиками и политологами, который лучше многих осведомлен о сути этих конфликтов, в чем видите выход из данного положения? Что нужно Украине для того, чтобы восстановить свою территориальную целостность?

— Простого ответа на этот вопрос не существует в природе. Скажу крамольную вещь, за которую получу жирную порцию критики в Киеве. Украина целенаправлено шла к тому, что произошло с Крымом и частью Донбасса. Независимость досталась нам бескровно. Поэтому мы ее не оценили надлежащим образом. А самое трагичное в том, что мы не смогли оценить того уровня внешних угроз, который повышался из года в год, начиная с прихода ко власти в России выходцев из КГБ СССР во главе с Владимиром Путиным. Даже 5-ти дневная война в Грузии 2008 года не смогла разбудить украинскую политическую элиту. Как впрочем и Запад, который, вместо жесткой реакции на агрессию России против Грузии, попробовал «перезапустить» с ней отношения. В результате, по состоянию на начало 2014-го года, Украина оказалась не способной эффективно противостоять агрессии России. При этом Украиной не было заключено ни единого международного договора о взаимопомощи в случае агрессии, ни на двустороннем, ни на многосторонним уровне.

Но посыпать голову пеплом не стоит. На самом деле незаконная попытка аннексии Крыма и Севастополя, а также оккупация отдельных районов Донецкой и Луганской областей стали для Украины точкой невозврата. При абсолютно недееспособном государстве, после бегства из страны Виктора Януковича, миссию по спасению страны взяли на себя люди. Украинцы и россияне, азербайджанцы, евреи, греки и граждане десятков других национальностей отдавали все, что могли, обороне страны от российских захватчиков. А многие граждане Украины возвращались из-за границы, бросая успешные карьеры, и отправлялись на фронт добровольцами. Более 13 тысяч человек погибли. Такое не забывается. Поэтому украинцы не успокоятся, пока не добьются возобновления территориальной целостности Украины в международно признанных границах и наказания виновных в военных преступлениях и преступлениях против человечности, которые на протяжении более шести лет осуществляются на нашей территории во время агрессии России против Украины. При этом настраиваться нужно на довольно длительную борьбу. На данный момент, сложилась тупиковая ситуация, которая не позволяет Президенту Зеленскому исполнить свое ключевое обещание — прекратить войну. Проблема в том, что война на востоке Украины нужна Кремлю для того, чтобы удержать Крым и при этом продолжать попытки дестабилизации Украины изнутри.

Поэтому, скорее всего, под конец года Украине придется принимать кардинальные решения и, в случае отсутствия сколь-нибудь значимых результатов в переговорах, которые ведутся в рамках Трехсторонней контактной группы в Минске (Украина — Россия — ОБСЕ) и в рамках Нормандского формата (Украина — Франция — ФРГ — Россия), заявить о своем выходе из так называемых минских договоренностей, как таковых, которые были заключены под давлением, в нарушение существующих, в соответствии с Законом о международны договорах Украины, процедур и остались неиспорченными по вине российской стороны. Далее нужно буде переходить к реализации пресловутого плана Б, о котором уже несколько раз говорили как Министр иностранных дел Украины Кулеба и его предшественник г-н Пристайко, так и лично Президент Зеленский.

Детали этого плана остаются загадкой. Но предположить о чем идет речь конечно можно. Ведь каких-либо уникальных рецептов навряд ли кто-то способен придумать. В 2014-м году тогдашний Президент Порошенко допустил стратегическую ошибку. Он не сумел или не захотел настоять на том, чтобы за столом переговоров относительно прекращения агрессии России против Украины сидели представители США и Великой Британии, как стороны Будапештского меморандума 1994 года, в соответствии с которым они гарантировали Украине, взамен на отказ от ядерного оружия, гарантии безопасности.

В случае, если в ближайшие 6-7 месяцев Россия не станет уступчивее, а признаков таких намерений сейчас не наблюдается, Украине следует предложить сторонам Будапештского меморандума выполнить свои обязательства в соответствии с ним. Если же гаранты, в том числе Россия, откажутся, тогда у Украины не будет иного выхода, кроме как отказаться от любых переговоров и перейти к долгосрочной стратегии холодного сосуществования с Россией, с постепенным отказом от любого сотрудничества с ней. Истории известны случаи, когда возобновления территориальной целостности тем либо иным странам и народам приходилось добиваться многие годы и даже десятилетия. Варианта, при котором Украина повторит судьбу той же, например, Германии исключать к сожалению нельзя.

— Что можете сказать по поводу назначения Саакашвили на высокий пост Зеленским? Насколько популярная фигура экс-губернатора Одессы в Украине на данный момент и какое влияние он имеет на нового президента?

— Назначение Саакашвили главой исполнительного комитета реформ свидетельствует о двух вещах. Во-первых, оно подтверждает насколько серьезные кадровые проблемы испытывает Президент Зеленский. Ведь не от хорошей жизни он вынужден обращаться к услугам человека, к которому довольно неоднозначное отношение как в Украине, так и в его родной Грузии. А во-вторых, это и признак последовательности главы государства. Ему не удалось убедить собственное монобольшинство в парламенте в необходимости назначить Саакашвили вице-премьер-министром. Поэтому он нашел ему место в своей президентской вертикали.

А последствия этого назначения ожидают Украину как позитивные, так и не очень. Михаил Никелозович — это игрок. Статистом он не будет. Думаю, как результат его деятельности, возрастет политическая конкуренция и качество правительственных решений. Ведь наражаться на его критику не захочется никому. Тем более, понимая, что определенное влияние на Президента Зеленского у г-на Саакашвили имеется. Вместе с тем, экс-президент Грузии — это и вызов для многих, в том числе и для самого Президента Зеленского. Ведь он слишком эмоционален, непрогнозируем и абсолютно неподконтролен никому. В случае с Петром Порошенком от любви к ненависти прошло около полутора лет. Как будет сейчас, покажет время. Но скучно во время второго пришествия в украинскую политику грузинского реформатора не будет никому.

— И на последок. Каковы Ваши политические прогнозы? Что ждет Украину в ближайшие год-два?

— Во-первых, как мне кажется, постепенно у Президента Зеленского будет созревать решение о необходимости еще одного роспуска парламента. Проблема в том, что кадровый состав фракции «Слуги народа» оказался слишком неоднороден и слабоват. А те «троянские кони», которых удалось, во время формирования списков и определения кандидатов по мажоритарным округам, «воткнуть» в нее поставили под сомнение сам факт существования монобольшинства, как такового. В результате Зеленскому приходится договариваться со вчерашними оппонентами или нынешними оппозиционерами для того, чтобы проводить принципиальные законы, которые он обещал избирателям. Понятно, что такое положение дел его не устраивает. Поэтому еще одни внеочередные парламентские выборы следующей весной вполне реальны. Вопрос лишь по какой избирательной системы. По моему мнению, важно уменьшить проходной барьер до 1%, как это было сделано буквально несколько недель тому назад в той же Грузии, и значительно снизить уровень денежного залога. Только в таком случае в парламент смогут пройти идеологические политические партии, которые не зависят от олигархов.

Во-вторых, Украину ждут довольно принципиальные местные выборы. Дело в том, что в этом году заканчивается ключевая реформа всех 29-ти лет независимости Украины — децентрализация. Огромный объем полномочий передается из центрального уровня на места. Поэтому ценность каждого мера или депутата местного совета возрастает в разы. Соответственно для Президента Зеленского и его команды это серьезный вызов. В случае успеха, он обретет уверенность и возможно станет действовать более решительно, в первую очередь в вопросах проведения экономических реформ, а также борьбы с коррупцией. Неуспех наоборот может заставить его переосмыслить свою стратегию и ускорить процесс перезапуска парламента и правительства.

В третьих, следующий год-два будут посвящены значительной активизации сотрудничества Украины с ЕС и НАТО. Буквально за день до этого интервью назначена новая вице-премьер-министр по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Ольга Стефанишина. Озвучивая свои приоритеты, она четко акцентировала внимание на необходимости пересмотра Соглашения об ассоциации с ЕС, надлежащего исполнения Годовой программы Украина — НАТО, и получения более существенного финансирования для соответствующих мероприятий, которые нужно провести во исполнение этих двух базисных документов, которые фактически являются детализированной дорожной картой внутренних реформ в Украине. Будучи признанным специалистом во вверенных ей сферах, она способна стать локомотивом для всей государственной машины.

А в том, что касается России, то здесь мои прогнозы пессимистические. Если не изменится ситуация в самой России, существенных подвижек не будет. При этом проблема не столько в одном Владимире Путине или каком то другом отдельно взятом чиновнике. Должно проснуться российское общество. Несмотря на десятилетия зомбирования махровой пропагандой пелена фальши и лжи должна уйти.

Беседовал: Кавказ Омаров

Биографическая справка:

В 1997 году окончил с отличием Институт востоковедения и международных отношений «Харь-ковский коллегиум», а в 2001 году — Украинскую академию государственного управления при Президенте Украине.

В 1997-2007 годах находился на Дипломатической службе Украины на разных должностях в Договорно-правовом управлении, Консульском департаменте и департаменте Европейского Союза МИД Украины, Администрации Президента Украины, работал в Миссии ОБСЕ в Хорватии, а в 2002 году — в миссии Совета Европы в Косово.

В 2008-10 гг. создал и работал директором Координационного бюро европейской и евроатлан-тической интеграции Секретариата Кабинета министров Украины.

Принимал участие в ряде переговоров относительно урегулирования отдельных международ-но-правовых проблем в отношениях Украины с другими страны, был членом делегации на пе-реговорах с ЕС относительно заключения Соглашения об ассоциации.

В 2010-11 годах работал Послом по особым поручениям МИД Украины, в 2011-13 годах был партнером адвокатской компании «IMG Partners», а в сентябре-декабре 2013 г. возглавлял Де-партамент внешнеэкономической деятельности Минагрополитики.

Награжден Почетной грамотой МИДа Украины (2007 год) и Почетной грамотой Кабинета Мини-стров Украины (2009 год).

Является автором более 100 публикаций по евроинтеграционной, международно-правовой и политической тематике.

www.yenicag.ru

1222
NOVOYE-VREMYA.COM
www.newsroom.kz