Операция Ын: Чего добился в саммите лидер Кореи?

По итогам встречи президента США Дональда Трампа и лидера КНДР Ким Чен Ына в Сингапуре стороны договорились о том, что Вашингтон предоставит своему вчерашнему противнику гарантии безопасности, а Пхеньян будет двигаться в сторону полной денуклеаризации Корейского полуострова. Конкретных деталей, как именно этого предполагается достичь, участники переговоров не раскрыли, но это не помешало им выразить надежды на скорое решение давних проблем. Опрошенные «Известиями» эксперты оказались более сдержанными в оценках, отметив, что реальная безъядерная Северная Корея — дело далеко не завтрашнего дня.

Новый друг

В Сингапур Дональд Трамп прилетел из Канады, где в минувшие выходные прошел саммит «семерки». На фоне торговых войн США с союзниками и жестких словесных перепалок с лидерами Франции и Канады (из-за чего президент США в последний момент даже отозвал свою подпись под совместным коммюнике G7), казалось, что на встречу с давним недругом глава Белого дома прилетит не в духе. Однако в Сингапуре Дональд Трамп оказался самим радушием.

За пять часов общения с Ким Чен Ыном, которое началось в 9 утра встречей тет-а-тет, продолжилось в расширенном составе и закончилось рабочим обедом, американский президент успел высказать в адрес своего северокорейского визави массу комплиментов. Если несколько месяцев назад лидер США именовал Ким Чен Ына «коротышкой с ракетой» и, не стесняясь в выражениях, критиковал нарушения прав человека в КНДР, то в Сингапуре, по словам Дональда Трампа, он «узнал, что Ким Чен Ын — очень талантливый человек и очень любит свою страну».

Главным итогом встречи, заранее названной исторической, стала совместная декларация. В ней глава Белого дома обязался предоставить гарантии безопасности КНДР, а председатель Ким «подтвердил свою твердую и непоколебимую приверженность полной денуклеаризации Корейского полуострова».

Уже позднее, отвечая на вопросы журналистов, хозяин Овального кабинета заявил, что пока вопрос о снятии санкций против КНДР на повестке дня не стоит, равно как и тема снижения численности военного контингента США в Южной Корее. Но при этом он признал, что проведение новых американо-южнокорейских маневров в нынешнем контексте было бы «неуместным» и выглядело бы как провокация в адрес Пхеньяна (который еще недавно приравнивал эти маневры к объявлению стране войны).

На пресс-конференции Дональд Трамп отметил, что саммит прошел «лучше, чем кто-либо мог рассчитывать». По его словам, между ним и Ким Чен Ыном возникли «особые узы». Глава Белого дома даже пригласил своего визави в США, и тот, по словам Дональда Трампа, приглашение принял.

Ким Чен Ын по традиции никаких пресс-конференций давать не стал. Он был более сдержан в эмоциях и оценках, но часто улыбался и казался довольным. Саммит он назвал «хорошей прелюдией к миру». Мир увидит крупные перемены, пообещал он по итогам встречи с американским лидером.

Слово и дело

Опрошенные «Известиями» эксперты отметили, что, будучи богатым на пышные фразы, саммит оказался крайне скуп на конкретику.

— Совместная декларация стала риторическим документом без четкого детального плана действий. США не смогли включить в него пункт о полной, поддающейся проверке и необратимой денуклеаризации, поэтому впереди у сторон много сложностей как в плане имплементации, так и с верификацией (процесса денуклеаризации), — заявил «Известиям» эксперт по делам Корейского полуострова из стокгольмского Института политики безопасности Ли Сан Су.

Положение о «полной, поддающейся проверке и необратимой денуклеаризации» еще недавно являлось главным требованием Дональда Трампа, однако ближе к саммиту он стал отыгрывать назад, заявив на днях, что 12 июня никаких судьбоносных документов подписано не будет, а встреча станет лишь «началом процесса».

Готовность к денуклеаризации — давняя позиция Пхеньяна, которую не стоит рассматривать как уступку американцам, убежден и эксперт токийского Христианского университета и канадского Фонда по изучению Азиатско-Тихоокеанского региона Стивен Наги.

— Такого рода соглашение укладывается в определение денуклеаризации, которое давали и дед, и отец Кима. Оно подразумевает денуклеаризацию всего окружающего Корейский полуостров региона, включая Японию, — сказал востоковед «Известиям».

Оба эксперта сошлись во мнении, что после саммита более выигрышными выглядят позиции северокорейского лидера: для Ким Чен Ына встреча стала возможностью продемонстрировать, что он — равный Дональду Трампу политик.

— Таким образом, его имидж и имидж его страны ощутимо улучшились за всё время мирного процесса, — заметил Ли Сан Су.

Это подтверждается и данными опросов, проводимых регулярно южнокорейской соцслужбой MBC News: позитивно к главе КНДР после саммита двух Корей, прошедшего в конце апреля, стали относиться 78% жителей Юга, тогда как раньше таких было лишь 10%.

Еще одним выигравшим по итогам нынешнего саммита стал Китай, уверен Стивен Наги: сложившийся статус-кво убрал с повестки дня военную операцию против КНДР, сделав маловероятным конфликт у границ Китая, и заложил основу для восстановления экономического сотрудничества Пекина с Пхеньяном. Тем более наладить отношения с КНДР Китай (который, как утверждается, предоставил своему союзнику два авиалайнера и свое воздушное пространство для перелета в Сингапур) успел еще до примирения КНДР с США.

Разумеется, разрядка напряженности выгодна и России: нормализация ситуации на Корейском полуострове будет способствовать, в частности, возрождению трехсторонних экономических проектов Сеула, Пхеньяна и Москвы, которые, как ожидается, будут обсуждаться в ходе скорого визита в РФ южнокорейского лидера Мун Чжэ Ина.

Наконец, не внакладе от проведения исторического саммита остался и Сингапур, потративший на организацию встречи Ким Чен Ына и Дональда Трампа $14,9 млн. Как заявил премьер-министр города-государства Ли Сянь Лун, проведение мероприятия подобного масштаба позволило укрепить его позиции в международном сообществе.

www.yenicag.ru

610
UTRO.AZ
NOVOYE-VREMYA.COM