О чем говорили Трамп и Ким Чен Ын в Сингапуре? - Интервью

Интервью Yenicag.Ru с политологом-международником, редактором газеты Zamon Times (Нью-Йорк) Рафаэлем Саттаровым

— В Сингапуре считанные часы назад состоялась историческая встреча президентов США Дональда Трампа и лидера КНДР Ким Чен Ына. Чем она продиктована и какие тенденции в мировой политике может вызвать? Способны ли переговоры ослабить оказываемое на Пхеньян давление в связи с реализуемой Северной Кореей атомной программой?

Рафаэль Саттаров

— Продиктована тем, что Северная Корея разработала ядерное оружие в том количестве, которое отвечает ее интересам и способностям. Пхеньян обладает силами ракет средней дальности, а межконтинентальные ему пока не нужны, да и технический уровень с подготовкой находятся не на таком высоком уровне. КНДР имеет то, что отвечает ее потребностям безопасности, и теперь, имея хоть какую-то подушку безопасности, торгуется с США по программе максимум в лице межконтинентальных ракет, которая Пхеньяну не под силу. Тот же вопрос об отмене программы разработки МКР.

— До начала текущего года Ким Чен Ын не покидал пределы Северной Кореи. Почему именно в 2018 году начались его зарубежные турне, а также других официальных представителей КНДР? Чем продиктованы изменения во внешней политике Пхеньяна?

— Продиктована такая активность прежде всего экономическими потребностями. Санкции хоть и не сломали хребет режиму в Северной Корее, но достаточно усложнили жизнь не только простому народу, который и так всегда жил в жестких условиях, но и достаточно сытной партийной элиты. Другой момент, Ким Чен Ын приступил к новой программе реформ, и, естественно, в таких моментах ему нужны финансы, продовольственная помощь и поставка энергоресурсов. И, последнее. За эти годы Пхеньян попал в очень сильную зависимость от Китая, и им не слишком это нравится. Следовательно северокорейцы желают расширить круг своих международных партнеров и выйти частично из международной изоляции.

— Стоит ли за встречами глав двух государств реализация каких-то крупных экономических проектов?

— Пока вряд ли. Это дело будущего. Для Трампа нынешняя встреча важна тем, что он должен доказать всем, что умеет вести внешнюю политику лучше, чем его предшественники и хоть как-то увеличить уровень безопасности на Корейском полуострове. Для Кима же это необходимо, чтобы продемонстрировать другим, что КНДР может заставить сесть за стол переговоров даже такую сверхдержаву, как США. Более того, Пхеньян получает признание де-факто со стороны США, что имеет большой символизм. Но речи об оказании какой-то массированной помощи Северной Корее не идет.

— КНДР создавалась при участии СССР и Китая. Пытаются ли сегодня страны западного мира, в том числе и Япония, стремящиеся к диалогу с Пхеньяном, уменьшить степень российского влияния на это государство?

— Россия не имела такого огромного влияния на режим КНДР, которое имел Советский Союз. Поэтому вытеснять Москву нет необходимости. Тем более, что это не в интересах Пхеньяна. Россия имеет средний уровень влияния на Северную Корею — не в таком огромном масштабе, как Китай.

— Станет ли в результате проводимых на международном уровне встреч КНДР менее закрытым государством? Стоит ли ожидать в этой стране реформы в сфере обеспечения прав человека?

— Это слишком максималисткие ожидания. Ким Чен Ын не политик уровня Горбачева. В КНДР не идет перестройка. Тем более, он — жесткий правитель и весьма циничный политик, со своими особенностями. Возможно, будет трансформация по типу Вьетнама, но опять-таки это слишком далекая перспектива.

— Трамп идет на диалог с Ким Чен Ыном на фоне отказа США от участия в атомной программе Ирана. Продолжит ли Вашингтон эту политику в отношении Тегерана?

— США никогда не участвовали в ядерной программе Ирана. Наоборот, американцы выступали против нее. Тем не менее, выход из шестистороннего соглашения по иранской ядерной программе больно ударил по репутации Вашингтона. Северокорейцы отдают себе отчет в этом и не питают лишних иллюзий. Это сложный переговорный и дипломатический процесс. По отношению к Ирану и Северной Корее в указанном вопросе применяется совершенно различный подход. Сложные отношения с Тегераном вызывают недовольство Европейского Союза, и по нему нет такого консенсуса, как по Пхеньяну.

— Возможны ли в связи с проводимыми в последнее время Кимом на международном уровне встречами какие-то экономические льготы для Пхеньяна и ослабление блокады?

— Возможно какая-то помощь последует со стороны США, Южной Кореи и Японии. Какие-то санкции могут быть ослаблены, но вряд ли снимут все автоматически.

Беседовал: Рустам Исрафилов

www.yenicag.ru

642
UTRO.AZ
NOVOYE-VREMYA.COM