Новое соглашение по Идлибу: кто выиграл? - взгляд из Москвы

Итоги встречи Владимира Путина и Эрдогана является на сегодня ключевой точкой безопасности глобальной войны на Ближнем Востоке. Словом если бы стороны не отошли от своих максималистских позиций, то война была бы неизбежным исходом между этими державами.

Об итогах переговоров между Россией и Турцией, о том к чему стороны пришли, а также и настолько данное перемирие является надежным, рассказал в интервью с Yenicag.ru эксперт по безопасности Григорий Трофимчук.

Григорий Трофимчук

— Как вы оцениваете соглашения между Турцией и Россией вчера?

— Соглашения оцениваю как вполне ожидаемые. При этом напомню, что практически все эксперты, за редким исключением, ещё за неделю до них, говорили о начале «российско-турецкой войны». Точно так же, как ещё несколько месяцев назад о начале «войны американо-северокорейской». Я об этой войне не говорил, её не прогнозировал, – и вот её нет. Но при этом всё остальное, к сожалению, по-прежнему на своих местах. В том числе главная проблема: нависание США над всеми процессами, происходящими на территории Сирии, то есть остающаяся угроза дальнейшего нарастания противоречий между Турцией и Россией. Россия вошла в сирийскую войну в сентябре 2015 года, но в этой войне пока что не воюет, так как по российским подразделениям открытых и регулярных ударов никто здесь пока не наносит. Но эта угроза живёт в каждом дне.

В частности, Турция уже не уйдёт, без реальной войны с кем угодно, с тех сирийских территорий, которые она контролирует, начиная с 2016 года. Поэтому соглашения в целом носят временный характер, ничего стратегического в них нет и быть не может. Все остаются пока при своих, тактических, интересах, если не считать небольшой полевой корректировки. Не буду при этом углубляться в такие детали как трассы М4, М5 и т.п., которые ни на что, по большому счёту, не влияют. Тем не менее, вчерашние переговоры в Москве являются фактом положительным.

— Какие самые важные нюансы можно извлечь из этих соглашений?

— Извлечь из этих переговоров можно только одно: как можно более длительное оттягивание серьёзных столкновений с непосредственным участием российских подразделений. Пока что российские подразделения удерживаются в рамках общего контроля за обстановкой. Но с каждым разом это делать всё сложнее и сложнее. Таким образом, Россия и Турция вполне могут пользоваться, как я уже недавно говорил, фактическим президентским безвременьем в США, наличием странного Трампа. Это самый главный нюанс. Любой другой президент США действовал бы в Сирии более точно и жёстко, и никакие льготы в российско-турецких отношениях были бы уже невозможны.

— Можно ли считать эти соглашения временными и в скором вновь начнется там война?

— В Сирии сейчас – всё временное. Война в Сирии и на Ближнем Востоке в целом не остановлена, даже если кому-то этого очень хочется. Трамп так и не довёл до конца вопрос с Ираном, который тоже претендует на свой сектор участия в сирийской войне и на негласный раздел сирийской земли. Сирийская война идёт с 2011 года волнами, этапами. Сначала это была террористическая волна, потом начались противоречия между целыми странами-участницами конфликта. Однако, как мы видим, и террористы вновь могут поднять голову. Будут и следующие этапы, но до мира здесь ещё очень далеко, если не сказать больше.

Анар Гусейнов

www.yenicag.ru

2368
NOVOYE-VREMYA.COM
www.newsroom.kz