Неизвестный Таджикистан: жизнь на перекрестке дальней и передней Азии

Последние процессы в Таджикистане, социальную жизнь этой отдаленной среднеазиатской страны, ситуацию с коронавирнусом и состояние СМИ и свободы слова ИАП Yenicag.Ru — Новая Эпоха обсудил с таджикистанским журналистом Зульфией Голубевой:

— Зульфия, какова ситуация сейчас в Таджикистане в связи с коронавирусом?

— Если честно, ситуация немного непонятная. Вроде бы наплыв больных в больницы спал. Многие лечебные учреждения возвращаются к прежнему режиму работы. С 15 числа открываются непродуктовые рынки, которые закрыли в начале мая. Аквапарки также начинают новый сезон. Открываются рестораны (которые официально не закрывались, решение о закрытии принимались самими владельцами). Разрешено открыться парикмахерским и салонам красоты, которые закрыли где-то в середине мая. Сами власти заявляют о пройденном пике заболевания COVID-19, но сравнивая с другими странами, при официальном появлении первых заболевших 29 апреля, это выглядит как-то нереально. Либо первые заболевшие появились у нас намного раньше, либо властям удалось полностью перекрыть завозные пути. В других странах, где продолжали возвращать своих граждан на родину, называют завозные случаи одним из основных факторов широкого распространения. Но при этом, Минздрав Таджикистана «призывает усилить мероприятия по профилактике распространения коронавирусной инфекции COVID-19». https://vecherka.tj/archives/44872

Депутаты нижней палаты парламента утвердили поправки в КОАП по введению штрафов за не ношение масок в общественных местах и не соблюдение физической дистанции (от 116 до 310 сомони, приблизительно от 11 до 31 долларов), уголовное наказание от 2 до 5 лет за «распространение заболевания, представляющего опасность для окружающих». Стоимость обычных тканевых или одноразовых масок варьируется между 3 и 6 сомони (от 3 до 6 долларов). При этом, средняя заработная плата колеблется от 120 до 140$. А огромное число людей получают намного меньше средней цифры. Как будут штрафовать и определять дистанцию, под какими местами подразумеваются общественные места не очень понятно. Например, как находится в ресторане или аквапарке в маске? Как соблюдать дистанцию членам одной семьи? Почему сотрудники ГАИ требуют носить маску даже в личном автомобиле? И много других вопросов, ответы на которые пока не ясны.

Также эти поправки предусматривают ответственность за распространение заведомо недостоверной информации о пандемии в СМИ и соцсетях: для физических лиц штрафы в размере от 10 до 20 расчетных показателей (от 580 до 1160 сомони или приблизительно от 58 до 116 долларов США), для юридических лиц – в размере от 150 до 200 показателей для расчетов (от 8700 до 11600 сомони или от 870 до 1160 долларов США). А кто будет определять недостоверность информации в СМИ или соцсетях? Я бы ещё поняла штраф за распространение фейков, но в такой формулировке это больше звучит как попытка заставить людей молчать.

Эти поправки еще не вступили в силу. 26 июня пройдет заседание верхней палаты парламента, на которых будет решена судьба этих дополнений в законодательство. Если их примут и там, дело останется за подписью президента и официальной публикацией в печати. Гражданское общество и журналисты возмущены частью поправок по поводу штрафов «за распространение заведомо недостоверной информации о пандемии в СМИ и соцсетях». Практически все расценивают это, как попытку оставить только один источник информации о пандемии на всех площадках – официальные версии, заключения и статистику. Это сейчас очень сильно напрягает, учитывая уже имеющуюся высокую степень закрытости официальных органов от журналистов, в частности, и от собственных граждан вообще.

— Из разных стран мира поступают противоречивые данные о численности зараженных и умерших, что затрудняет работу журналистов. Изначально таджикские власти заявили, что в стране нет зараженных коронавирусом, а позже страна догнала, даже перегнала многих соседей. По-вашему, система здравоохранения Таджикистана справляется с этой задачей?

— Май месяц для Таджикистана был до ужаса горьким. Люди умирали каждый день. Да, я знаю, что в день умирает много людей и без коронавируса, но тут случился просто какой-то кошмар: лента Фейсбука превратилась в траурную вереницу соболезнований. Представь: листаешь Фейсбук и практически через каждый пост читаешь сообщения друзей о смерти родных от внезапной пневмонии. Очень много знакомых ушли за эти 2-3 недели. Это было просто уму непостижимо. Молодые и не очень, талантливые, успешные, профессионалы своего дела, много преподавателей и врачей. До сих пор горько и больно вспоминать и осознавать. Многим из них тесты не делали, кто-то ушёл дома, из-за того, что в больницах не нашлось места. И скорее всего большинство из них не попали в официальную статистику. На 14 июня умерших составило 50 человек, при 5035 заболевших за весь период с 29 апреля. 50 смертей – это совсем не серьезно. Буквально на днях Минюст страны официально заявил, что в тюрьмах «от пневмонии» скончались 11 заключенных и 3 сотрудника, всего 14 человек. Руководство ГБАО (Горно-Бадахшанская автономная республика) заявило о 22 погибших. Уже 36. В Хатлонской области скончались 10 медработников. Итого 46. Остается 4 смертельных случая из 50. Хотя только из моего окружения я насчитала более 30 человек, скоропостижно умерших «от высокой температуры и пневмонии». Но, раз тест не сделали, значит вирус не подтвердили. Ну а матовое стекло на КТ и картина протекания болезни, как мне кажется не является для нашего Минздрава причиной для внесения корректировок в официальную статистику.

Вообще, первые смерти от неожиданной и быстротечной пневмонии появились еще в конце марта. Власти утверждали, что это не коронавирус нового штамма. Якобы тесты во всех случаях показывали отрицательный результат. С размахом прошли празднования Навруза, а через какое-то время в СМИ и соцсетях в огромном количестве стали появляться сообщения о заболевших, умерших и помещенных на строгий карантин больницах и медучреждениях. Но власти ограничивались рекомендациями мыть руки, не здороваться за руки и пользоваться антисептиком. И еще грозились наказывать СМИ за «нагнетание паники». Большая часть населения, я в этом уверена, верила этим официальным заявлениям и особых мер предосторожностей не соблюдала.

Перед самым приездом миссии ВОЗ в стране все-таки обнаружили COVID-19. Когда массово стали умирать люди, многие таджикистанцы спохватились. Одели маски, стали избегать массовых скоплений народа. Семьи таджиков довольно многочисленные и сейчас, к середине июня практически в каждой семье только в одном Душанбе знают хотя бы одного умершего от неожиданной пневмонии. Среди моих знакомых в Москве нет такого. Либо у нас люди общаются очень тесно и широко между собой, либо масштабы распространения действительно велики. В настоящее время число больных значительно сократилось. По крайней мере, сократилось число обращений в больницы с госпитализацией. Многие лечатся дома. У врачей появился первый опыт в лечении и люди чаще выздоравливают. Это ещё один аргумент в пользу версии, что первые заболевшие появились задолго до конца апреля.

Я не думаю, что снижение заболеваемости — это заслуга властей или Минздрава. Они слишком мало сделали для этого. Увы, отсутствие карантина или хотя бы настойчивые рекомендации уйти на самоизоляцию еще в хотя бы в марте со стороны официальных органов, стоили большого числа жизней. Печальная история с нашим Минздравом. Не смотря на то, что у нас было время подготовиться, медучреждения и персонал были абсолютно не готовы к наплыву больных. Отсюда такое высокое число заболевших медиков: на 8 июня по отчету подразделений ООН COVID-19 заболели 1700 таджикских медиков (619 врачей и 548 медсестер). На тот момент они составляли 36% из всех заболевших. https://vecherka.tj/archives/44912

Отсутствие средств защиты, единых протоколов лечения и по уходу за больными, отсутствие необходимых лекарств, достаточного количества ИВЛ оставили медиков один на один с этой коварной болезнью. Вот например, краткосрочный учебный курс по перепрофилированию врачей для борьбы с COVID-19, был организован ТОЛЬКО В КОНЦЕ МАЯ!

«Всего на переподготовку в Республиканский медицинский колледж страны направлено 106 медработников», — сообщает Минздрав республики. https://vecherka.tj/archives/44667 Я не знаю, были ли подобные курсы ранее, но думаю, что если бы они были, о них бы журналистам сообщили. Просто, как мне кажется, учитывая мнения зарубежных специалистов, с наступлением жаркого лета сезон для вируса в Таджикистане стал неблагоприятным, как для сезонного гриппа. Посмотрим, что будет осенью. Если честно, очень хочется, чтобы новый коронавирус в нашей стране полностью сошёл на нет и больше никогда не вернулся.

— В сети появляются кадры, на которых запечатлено плачевное состояние граждан Таджикистана на территории соседних государств — Казахстана и Узбекистане, которые проходят карантин в палаточных городках. Говорилось об умерших, которых похоронили как бездомных. Какие меры предпринимают власти для решения проблем оказавшихся в беспомощном состоянии соотечественников?

— Я специально не отслеживала меры наших властей как по помощи нашим гражданам, оказавшимся за рубежом из-за закрытия границ, так и положение наших граждан, оказавшихся за рубежом в сложной ситуации. Читала в СМИ и Фейсбук о том, как в первые недели, после закрытия железнодорожного и авиа сообщения, многие наши соотечественники просто ночевали на вокзалах и аэропортах. Люди сами публиковали фото и видео с просьбами забрать их домой. Но не видела сообщений, чтобы представители посольств и консульств Таджикистана приезжали к ним. Хотя на страницах и сайтах этих ведомств публиковались телефоны для связи. Были выполнено несколько чартерных рейсов из разных стран, в большинстве из России, как я понимаю платных рейсов, которыми таджикистанцы смогли вернуться домой. По словам авиаперевозчиков, это были рейсы для тех, у кого уже были куплены билеты до закрытия авиасообщения. Хотя по словам прилетевших, билеты на вывозной рейс они покупали снова. Всё это выглядело хаотично и не совсем организовано.

Только в конце мая-начале июня ситуация стала обрисовываться точнее. Первый этап масштабного и организованного вывоза таджикистанцев из других стран начался в конце мая. В первую очередь из России были вывезены те таджикистанцы, которые находились в центрах временного содержания для иностранных граждан. Чартерные рейсы осуществили из Индии, Турции, ОАЭ, Катара, Российской Федерации. Также были достигнуты договоренности о коридоре для таджикистанцев, которые застряли на границе между Казахстаном и Узбекистаном. Из Таджикистана также были вывезены иностранные граждане – сотрудники посольств и международных организаций. До сих пор, насколько знаю, производится регистрация через портал Государственных услуг для вывоза российских граждан. Сужу об этом по сообщениям на специальном канале в Телеграм. Как мне кажется, в первые недели после закрытия авиасообщения у таджикских властей была некоторая растерянность: что делать со своими гражданами, застрявших за рубежом. Но и наверное нужно было время для переговоров со всеми странами, чтобы в период закрытого авиа сообщения договориться о специальных рейсах.

— Давайте немного о состоянии четвертой власти в Таджикистане… Как там себя чувствуют наши коллеги? Часто слышим об избиении какого-то журналиста во время выполнения своей работы. Это редкие, отдельные случаи или давление на прессу носит систематичный и регулярный характер?

— Судя по тому, что я вижу, журналисты нашими чиновниками словно поделены на «хороших» и «плохих». К хорошим относят журналистов из гос СМИ, к плохим – из независимых СМИ и медиа. Разница лишь в том, что государственные СМИ не критикуют власть и не говорят о социальных проблемах, а независимые журналисты эти темы поднимают часто. И нередко, именно благодаря работе вторых, эти проблемы находят свое решение. Хоть и не так часто, как хотелось бы. Выше я уже писала о том, какие поправки в законодательство могут ухудшить работу журналистов после 26 июня. Избиения и гонения на журналистов хоть и не частые в Таджикистане, но имеют место быть. И подобное очень часто остается безнаказанным.

Вообще, в таджикской журналистике практически во всем стала присутствовать самоцензура. Говоря иными словами, это когда журналист старательно избегает наиболее запретных тем и слишком острых углов. Никто не хочет иметь вызовы в определенные силовые ведомства на разговоры. Журналисты словно между молотом и наковальней: власти могут наказать издание или журналиста, а читатели организовать травлю за недостаточность информации. Совсем недавно, когда таджикское представительство Радио Свободы в марте писало о смертельных случаях от нетипичной пневмонии и карантинах в больницах, в соцсети Фейсбук просто разгорелась война. Огромное число таджикских пользователей гневно и яростно набросились на журналистов и призывали власти «наказать непатриотичных журналистов», а где-то даже были физические угрозы, чуть ли не призывы сжечь редакцию. Полтора месяца спустя эти же люди, после повальных смертей, гневно ругались уже на Минздрав страны. И ты, как журналист, уже не понимаешь, какие материалы могут вызвать недовольство. Журналист Азия Плюс Абдулло Гурбати, которого уже дважды избили за один месяц, пострадал за «непатриотичные репортажи о социальных проблемах». Он снимал видеорепортажи с рынков столицы, где одно время царил ажиотаж на муку и растительное масло, с улиц столицы, где люди не соблюдали дистанцию, из аптек, где цены на необходимые лекарства выросли в десятки раз. А репортаж из палаточного городка в Хатлонской области, где живут люди, пострадавшие от сошедшего на их дома селя, ему вообще не дали сделать. Избили до крови во второй раз. Первый раз избили в самом Душанбе прямо у подъезда его дома. Это не может не тревожить. И много ли найдется журналистов, которые после такого захотят поднимать острые темы?

Сейчас журналистам стало сложнее с получением официальной информации. Госорганы ещё больше закрываются от журналистов. Несколько лет назад принято распоряжение о том, что СМИ может получить комментарии или сделать репортаж с чиновником или в самом госучреждении только после официального запроса соответствующему министру. Например: не к руководителю конкретной школы, а непосредственно к министру образования. Ответ на запрос приходится ждать не менее 2-3 недель. Актуальность к тому моменту может просто исчезнуть. Почему-то отношение к независимым изданиям и медиа зачастую как к врагам. Это можно наблюдать и со стороны власти и со стороны обычных таджикистанцев. «Вы критикуете власть, пишете о проблемах – значит вы против нашей страны и вы не патриоты». Что-то в этом роде. Критическое мышление и уважение альтернативных взглядов на проблемы всё больше растворяется в агрессивной и неадекватной реакции на критические журналистские материалы. Чаще всего это выливается в соцсети, но в последнее время стало встречаться и в реальной жизни.

Многие считают, что не нужно обращать внимание на такие комментарии в соцсетях, что люди используют их, как возможность «выпустить пар». Но как мне кажется, именно по настроениям в сети, можно судить о том, что думают люди в реальности. К тому же, соцсети в последнее время реально помогают людям решать многие свои проблемы, в том числе по части злоупотреблений или самоуправства чиновников или их бездействия. В связи с чем чиновники очень недовольны активностью людей в соцсетях, в большей части в Фейсбук и бояться оказаться «героями» в постах возмущенных людей. Кстати, говорят именно поэтому в государственные учреждения запретили проносить телефоны. Как бы чего не попало на диктофон или видео. Я вижу, что среди журналистов нет настоящей консолидации между собой. Многим кажется, что в одиночку легче и безопаснее. Но ужесточение и ухудшение условий для работы журналистов, давление на них, наглядно показывают, что одиночные попытки продолжать делать свою работу по-настоящему просто в какой-то момент будут прекращены.

— Многим кажется, что Таджикистан где-то на краю света, где-то в Афганистане, где постоянно война, террор, разруха… На данный момент, какие отношения между Афганистаном и Таджикистаном? Кажется, что граница закрыта наглухо… Существуют ли хотя бы незначительные торгово-экономические связи между двумя соседними государствами? Афганцы приезжают в Таджикистан, таджики могут свободно попасть в соседнюю страну?

— Многие люди за рубежом считают, что между Таджикистаном и Афганистаном чуть ли не стена. Но это далеко не так. Да, граница несомненно охраняется, но она не закрыта наглухо. Да и как ее наглухо закрыть, если расстояние между Таджикистаном и Афганистаном через реку Пяндж довольно небольшое. В 2018 году я ездила в Хорог, административный центр ГБАО, это на Памире. Дорога проходит вдоль Пянджа и с таджикской стороны можно спокойно наблюдать жизнь и передвижения афганцев. На Памире на таджикско-афганской границе при поддержке международных организаций более 10 лет назад был открыт первый рынок для стимулирования экономических связей между гражданами приграничных территорий. По определенным дням таджикские и афганские граждане торгуют и покупают товары друг друга.

«В настоящее время между Таджикистаном и Афганистаном в Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО) работают четыре пограничных рынка: в микрорайоне Тем города Хорога, в центре Ишкашимского района, в кишлаках Рузвае – Дарвазского и в Хумроги – Ванджского районов». По ссылке ниже можно узнать подробнее.

https://cabar.asia/ru/pogranichnye-rynki-tadzhikistana-na-kakom-beregu-poluchayut-bolshuyu-vygodu/

В апреле 2019 года Фонд Ага Хана анонсировал постройку восьмого по счету моста через реку Пяндж. Ранее Фонд Ага Хана построил пять мостов на территории Горного Бадахшана и еще одним связал район Шамсиддин Шохин Хатлонской области с уездом Хохон в Афганистане. Во времена Советского Союза через Пяндж имелся только один мост.

Из Афганистана приходят грузовые машины с товарами из разных стран, обратно они возвращаются также не пустыми. Таджикистан, в частности, через Афганистан экспортирует в огромных количествах цемент. Его в последнее время у нас вырабатывается довольно много. Грузы из Пакистана, Индии, самого Афганистана – очень много всего проходит через таджико-афганскую границу. В Душанбе живет много беженцев из соседней страны. Кто-то приезжает сюда на работу, кто-то перебирается отсюда дальше, в Европу, например. Таджики тоже ездят в Афганистан, правда значительно меньше, как афганцы к нам. В основном по работе: это представители либо международных либо коммерческих организаций.

— Я знаю, что ты не специализируешься на таких вопросах, но все-таки, интересно твое мнение как журналиста. Что происходит на границе Таджикистана с Киргизией? Что не могут поделить два соседа? Большинство экспертов во всем обвиняют советскую власть, от которой досталось это тяжелое наследие. Что вы думаете по этому поводу?

— Да, ты прав. По этому вопросу я не смогу ответить что-то конкретное. Я живу очень далеко от региона конфликта. И не общалась с кем-то оттуда по этому вопросу. Дать ответ на вопрос виновата ли советская власть в причинах конфликта, не смогу. По мне – это недальновидность какая-то. Границу поделили «на глазок», как мне кажется. Но на мой взгляд, не как журналиста, а как обычного гражданина, очень многое в этой ситуации может решить политическая воля обоих президентов. Даже за примерами далеко ходить не нужно. Резко изменившиеся отношения между Узбекистаном и Таджикистаном тому подтверждение. Совсем недавно граждане наших стран невольно повторяли поведение своих президентов: нелестно отзывались о соседях, обвиняли друг друга во всех грехах. Но как только в Узбекистане сменился президент, а вслед за этим и риторика соседнего государства, всё преобразилось и изменилось. Думаю и в случае с Кыргызстаном можно добиться таких же успехов.

И как мне кажется, здесь есть очень важный момент, на котором нужно сделать акцент при решении проблемы. Все споры вертелись и продолжают вертеться вокруг одного – земли. А мне кажется, что во главу угла нужно поставить людей. Это им там жить, растить детей и хлеб, общаться с соседями, вместе веселиться и скорбеть. И каким бы не было сложным решение о разделе земли, его нужно принять, но не стараться переиграть или выгадать больше, а попытаться найти компромисс, который будет в первую очередь необходим людям, а не конкретной стране. И вот тут, для отрезвления особо горячих голов нужна политическая воля президентов. Чтобы полностью пресечь провокации со обеих сторон. Людей можно понять, но их нужно спросить: вы хотите решить проблему или остаться правыми? Опять же повторюсь, что это мое личное мнение, как человека.

Беседовал: Кавказ Омаров