Мыкола Семена: «В Крыму сейчас идет процесс замены населения — крымских татар и украинцев на пришлых россиян»

На вопросы Информационно-аналитического портала «Yenicag.Ru — Новая Эпоха» отвечает обозреватель «Крым Реалии» Мыкола Семена:

— Господин Семена, ситуация с Крымом всем известна. Много говорят и пишут о внутреннем недовольстве на полуострове между представителями различных этносов и конфессий, особенно затрагивая ситуацию вокруг татар. Что на самом деле происходит в Крыму? Действительно ли власти проводят репрессии против мусульман данного полуострова?

— Уважаемый Кавказ, я думаю, что нельзя так упрощать ситуацию. В Крыму нет «внутреннего недовольства между представителями различных этносов и конфессий». Что касается этносов, вернее представителей разных национальностей, то между ними нет никаких противоречий либо «внутреннего недовольства». По большому счету нет противоречий даже между русскими и остальной частью населения.

Есть противоречия между российской политикой экспансии, между оккупационной властью России на полуострове, с одной стороны, и внутренней эмиграцией здравомыслящего, демократически настроенного населения, с другой стороны. Другое дело, что оккупация и политика у всех каждую минуту на виду, а внутренняя эмиграция, глухое недовольство и молчаливый протест против оккупации скрыты от наблюдения из-за того, чтобы не попасть под репрессии, которые оккупационная власть широко развернула на полуострове, из-за обстановки всеобщего страха, сформированного на полуострове.

Мыкола Семена

Ни украинцы, ни крымские татары, преследуемые сегодня в Крыму, в том, что произошло, не винят русское население Крыма, которое проживало в Крыму до 2014 года. В Крыму знают действительные результаты того незаконного «референдума» 16 марта 2014 года, проведенного уже после захвата власти, состоявшегося в конце февраля. В «референдуме» реально участвовало всего около половины населения Крыма, и из них проголосовали за присоединение к России не более трети принявших участей в голосовании. Показанные по всем каналам очереди на избирательных участках существовали только до полудня, во второй половине дня участки были пустыми. Фактически «референдум» не состоялся. А те «результаты», которые были объявлены уже вечером – грубая фальсификация. И если бы была реализована действительная воля крымчан, реальные результаты референдума, хоть он и был незаконным, то ничего бы не произошло. Но дело в том, что было поздно. Власть в Крыму была уже захвачена войсками специальных операций, и позже в честь этого в России даже был установлен День войск специальных операций. Отступать агрессорам было некуда, путь был один – фальсифицировать голосование. Поэтому «референдум» правомерно не признан мировым сообществом.

Поэтому крымчане не винят самих русских, если только они не шовинисты и не агрессоры. Они винят в этом Москву, Кремль и лично президента России, а также часть радикально настроенных россиян любой национальности, как из Крыма, так и из других регионов России, в первую очередь из Краснодарского края и Тамани, в частности казачества и профессиональных военных, которые участвовали в силовых действиях в Крыму по захвату власти, захвату и блокированию воинских частей, предприятий и организаций. В данном случае речь идет не об их национальности, среди них были не только русские, а об их незаконных действиях. Это был незаконный приказ, и они должны были отказаться его выполнять.

Ну разве что еще только видят частично вину тех россиян любых национальностей, которые сейчас на призыв власти переселяются в Крым и хлынули на полуостров, хотя Верховная Рада и Генеральная Прокуратура Украины публиковали предупреждение, что это незаконно, что любые решения и акты оккупационной власти не имеют силы и не будут признаны законными. Они должны понимать, что, переселившись в Крым таким образом, они фактически сами себя ставят вне закона и теряют его защиту. Их права на поселение в Крыму не будут признаваемы в дальнейшем.

Особо нужно сказать о «внутреннем недовольстве между представителями различных конфессий», как вы сформулировали. Нет такого внутреннего недовольства. Крымские татары, которых арестовали и судили за то, что они снимали на смартфон и передавали в интернет картинку об обысках и произволу российских военных в Крыму, но осужденные, якобы за «экстремизм» или «терроризм», понимают, что их, мусульман, осудили не христиане или иудеи, а власть России. Что их религия здесь только предлог, и хоть их и обвиняют в принадлежности к «Хизб ут-Тахрир», но это обвинение не находит доказательства в судах, так как они сфабрикованы только на основе неясных оперативных аудиозаписей неких разговоров да на основании показаний «тайных свидетелей». У них нет ни членских билетов «Хизб ут-Тахрир», ни организационной принадлежности, ни связей с заграницей, у них нет ни оружия, ни взрывчатки, ни тайных замыслов захвата власти, хотя часть из них осуждена «за приготовления к захвату власти». Это смешно.

Не может быть «внутреннего недовольства» против других конфессий у лидеров общины «свидетелей Иеговы» из Джанкоя Сергея Филатова и из Ялты Артема Герасимова, которые осуждены на 6 лет лишения свободы за «ведение миссионерской деятельности» потому, что они понимают, их осудили не христиане, не мусульмане, не иудеи, а своевольная российская власть. Ни с того, ни с сего 20 апреля 2017 года Верховный суд России признал https://eurasia.amnesty.org/2020/03/05/osuzhdyonnyj-v-krymu-cvidetel-iegovy-uznik-sovesti/ «Управленческий центр свидетелей Иеговы в России» экстремистской организацией, ликвидировал ее и запретил деятельность на территории России. В августе все организации «Свидетелей Иеговы» внесли в список запрещенных. После этого начался поток уголовных дел против ни в чем не повинных людей, вера которых до этого не была запрещена и, кстати, не запрещена нигде в мире. Тем более в Крыму «свидетелям Иеговы» ничто не предвещало грозы, потому, что организация их существует уже много лет, существовала до оккупации, не проводила никакой экстремистской деятельности. И – сразу лишение свободы на длительный срок. Возможно их вина в том, что по правилам веры Свидетели Иеговы, как правило, отказываться служить в армии и брать в руки оружие, но проблема решается просто, например, в Украине для них существует альтернативная служба, на что они охотно соглашаются и не существует никакой проблемы. Разве не может огромная Россия освободить от армии несколько десятков, даже несколько сотен, свидетелей Иеговы?

Поэтому это противоречия не между этносами и конфессиями, а между экстремистскими действиями российской власти и законопослушным обществом. Здесь нужны правовые обоснования. Вот они. Президентом России Владимиром Путиным вместе с главами других государств 15 июня 2001 года в Шанхае пописана Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом. Это документ международного права. В ней дано международное определение этих понятий. В частности, сказано: «3) «экстремизм» – какое‑либо деяние, направленное на насильственный захват власти или насильственное удержание власти, а также на насильственное изменение конституционного строя государства, а равно насильственное посягательство на общественную безопасность, в том числе организация в вышеуказанных целях незаконных вооруженных формирований или участие в них, и преследуемые в уголовном порядке в соответствии с национальным законодательством Сторон». Следовательно, после присоединения к Шанхайской конвенции внутренне российское законодательство должно было быть приведено в соответствие с определениями международного права. То есть после этого российские законы не могут определять, скажем, экстремизм, иначе, чем сказано в конвенции. То есть согласно международному праву экстремисты – это не те, кто принадлежит в «Хизб ут-Тахрир» либо «свидетелям Иеговы», не те, кто снимает на телефон действия полиции, а те, кто захватывал здания власти другого государства в Крыму, кто блокировал военные части, кто создавал незаконную военизированную самооборону, кто насильственно менял конституционный строй в Крыму – все то, что отнесено к экстремизму Шанхайской конвенций. Поэтому теперь внесение поправок в Конституцию России о том, что Конституционный суд может дать разрешение власти не исполнять те или иные нормы международного права, это просто индульгенция власти на экстремизм. Теперь можно делать все, что угодно, можно по любому нарушать международное право, все равно Конституционный суд защитит. Это называется беспредел.

— Как мы знаем, для того, чтобы расположить к себе крымских татар и найти сторонников среди татарской интеллигенции полуострова Кремль предпринял ряд мер. Туда входит назначение представителей татарской национальности на ряд высоких должностей, решение проблем с выдачей паспортов, раздача квартир и строительство Соборной Мечети, которую при Украине никак не могли построить, несмотря на многочисленные обращения к местным властям и Киеву. Теперь немало представителей татарской интеллигенции обвиняют Украину в дискриминации своих соотечественников до аннексии и приводят ряд доказательств, например, украинские власти на протяжении 20 лет не дали татарским репатриантам гражданства и не разрешили им приобрести или построить жилье. Теперь с этим нет проблем, говорят татары. По-вашему, тогда что или кто мешал властям Украины решить эти фундаментальные проблемы крымских татар?

— Да, крымские власти сегодня заискивают перед крымскими татарами, как всегда хотят их разделить и властвовать, вербуют коллаборантов, изгнали Меджлис, избранный всеми крымскими татарами. Но здесь важно понимать два обстоятельства. Первое. Сегодня российская пропаганда умаляет либо отрицает вовсе все, что было сделано в Крыму при Украине. На самом деле, что построила Россия сейчас в Крыму? Мост, две электростанции, дорога «Таврида», достраивает мечеть, несколько жилых домов. Но при этом забывают, что вся остальная инфраструктура в Крыму была построена Украиной, поскольку в 1954 году Украина приняла Крым в полностью разрушенном после войны состоянии. Даже восстановление Севастополя началось с того, что в 1954 году был создан трест «Севастопольстрой», который отстроил нынешний Севастополь. Потом пошли строить электростанции, заводы, города, Северо-Крымский оросительный канал, дороги, школы, детсады, восстанавливать совхозы и колхозы, строить птицефабрики, и многое другое. Все это сейчас умалчивается.

Аналогичная история и с депортированными. Когда в декабре 1991 года в Алма-Ате в качестве журналиста из Крыма я был на пресс-конференции глав 11 государств, принявших соглашение о создании СНГ, я задал им вопрос о том, что на территории развалившегося СССР есть несколько глобальных проблем, в создании которых повинны многие, но решать придется кому-то одному, например, проблема переезда и обустройства на новом месте крымскотатарского народа и других депортированных, то думали ли они о том, как облегчить эту ситуацию? Борис Ельцин поручил ответить Мирче Снегуру, и он прямо сказал, что нет, мы над этим не думали. Тем не менее, в 1992 году было принято Бишкекское соглашение согласно которому, Украина, Россия, Узбекистан, Казахстан и еще ряд стран, в экономику которых депортированные внесли в свое время значительный вклад, обязывались принимать участие в репатриации бывших депортированных. Соглашение соглашением, но Россия сразу же отказалась это делать, и до конца не принимала участия в процессе. Практически Украина осталась один на один с проблемой обустройства такой большой массы переселенцев, да еще и в условиях экономического кризиса 90-х годов.

В то же время в Украине была разработана Государственная программа возвращения и обустройства депортированных, которая предусматривала строительство и покупку жилых домов, вузов, школ, детских садиков, дорог и т.д. В Крыму был создан Республиканский комитет по делам национальностей, при нем – специальный Отдел капитального строительства, и много строительных организаций. Программа финансировалась вплоть до 2014 года. В Крыму был создан Крымский индустриально-педагогический университет специально для обучения детей депортированных, в Национальном Таврическом университете им. В. Вернадского были созданы факультеты крымскотатарской и тюркской филологии, несколько детских садиков с крымскотатарским языком обучения, Республиканская крымскотатарская библиотека им. И. Гаспринского, и многое другое. Школ с крымскотатарским языком обучения было создано 14, даже при том, что с украинским языком обучения всего одна гимназия в Симферополе и еще 6 небольших школ в регионах. Все остальное было на русском и говорить о языковой дискриминации, когда 98% всего информационного пространства используют русский язык, было с их стороны необоснованной агрессией. В том числе республиканская ГТРК «Крым» начала вещание на 7 языках, в том числе были созданы редакции вещания на языках всех депортированных, издавались национальные газеты, журналы, созданы общественные организации депортированных. Репатриантам оплачивался проезд в Крым и перевозка багажа в виде предметов домашнего хозяйства.

Всего за период с 1991 по 2014 год по программе для репатриации крымских татар, немцев, греков, армян и болгар, было выделено примерно 1 млрд долларов. Примерно столько же было выделено за все эти годы правительством Турции по программе обустройства крымских татар. Турция в частности, обязалась построить и выкупить на вторичном рынке 1000 домов для семей крымских татар. Сейчас она обязалась сделать то же самое, но уже на 500 домов и уже в Херсонской области. И все это выполнялось. В Крыму работала турецкая организация ТИКА (сейчас она действует в Херсонской области), которая под руководством представительства ООН в Киеве координировала все эти процессы, в том числе использование турецких денег.

Решались и политические вопросы. Например, встал вопрос о легализации Меджлиса крымских татар, поскольку в украинском законодательстве подобный орган не предусматривался. Здесь есть важный правовой аспект. В декларации ООН о правах коренных народов сказано, что органы власти страны, в которой есть коренные народы, должны работать с ними через органы, созданные ими самими, то есть самими коренными народами, а не через марионеточные органы, созданные властями. Этот факт фактически вводил Меджлис в международное правовое поле, и игнорировать его невозможно. Поэтому нынешнее признание Россией Меджлиса некой экстремисткой организацией и изгнание из Крыма, запрещение его представителям въезда в Крым, является еще одним нарушением международного права, также как и создание своих марионеточных коллаборантских организаций из крымских татар.

Меджлису вначале предложили зарегистрироваться как общественная организация, но его представители не согласились, они утверждали, что всенародно избранный орган не является общественной организацией, они просили предоставить им статус «представительного органа народа», чем он по существу и являлся. Для решения проблемы следовало, по большому счету, внести этот статус в конституцию. Это решили обсудить и сделать при очередном ее изменении. А пока создали Совет по делам крымскотатарского народа при Президенте Украины, в который вошли все 33 члены Меджлиса. Он под началом Президента, сначала это был Леонид Кучма, потом Виктор Ющенко, потом Виктор Янукович (который все и похоронил) собирался раз в квартал и решал все вопросы взаимодействия власти и депортированных. К началу 2000 годов в Крыму уже проживали примерно 180 тысяч крымских татар, существовало более 300 мест компактного поселения крымских татар, преимущественно это были микрорайоны вокруг городов и поселков. Для всех из них земля была тем или иным образом узаконена, однако все равно они оставались средоточием всевозможных проблем. В них в лучшем случае были построены мечети, во многих не было школ, садиков, дорог с твердым покрытием, водопроводов, газопроводов, в лучшем случае было проведено электричество. Но к 2014 году эти проблемы планомерно решались и была решена, возможно, половина из них.

Что касается национальностей депортированных, то с самого начала проводилось между ними различие. С одной стороны, это был целостный крымскотатарский народ, который был вывезен со своей земли и больше нигде на планете не имевший своей земли, кроме Крыма, места своего этногенеза, он назывался коренным народом Украины. И представители других народов, то есть диаспор, которые имели свои материнские государства – Германию, Армению, Болгарию, Грецию, следовательно, должны были ощущать их поддержку и помощь, не претендуя на решение политических либо государственных вопросов, они оставались национальными меньшинствами. Характерно, что крымские армяне, болгары, греки и немцы также разработали свои программы обустройства и довольно быстро выполнили их. В силу немногочисленности они быстро решили вопрос с жильем, имели свои национальные общественные организации, в воскресных школах изучали национальные языки, издавали свои национальные газеты и журналы, сохраняли свои культуры. Уже спустя 10 лет после начала возвращения с их стороны не было претензий по обустройству.

Что касается упомянутого Вами вопроса о гражданстве депортированных, то это был один из наиболее легких вопросов. Украина была сильно озабочена тем, что на ее территории вдруг появилось несколько сот людей без гражданства или же граждан Узбекистана. Для решения вопроса был создан фонд «Содействие». Я сам был одним из его учредителей. Для решения вопроса нужно было решить много правовых проблем. Во-первых, этих переселенцев следовало как-то вывести из гражданства Узбекистана, не могла же Украина принимать в свое гражданство граждан других государств. Для этого было заключено специальное соглашение, согласно которому Узбекистан исключал из своего гражданства уже переехавших в Крым людей. Во-вторых, они как правило, не имели средств для оплаты юридических услуг по приобретению гражданства. Поэтому при помощи правительства Нидерландов, финансировавшего фонд, «Содействие» оплачивал эти услуги. В-третьих, была разработана специальная облегченная процедура получения гражданства, и внесены изменения в законодательство, согласно которым для репатриантов делалось исключение из общего правила приобретения гражданства относительно знания языка и сроков проживания. Подталкивал процесс также тот факт, что в Украине приближались выборы президента, факт наличия сотен тысяч людей без избирательного права очень беспокоил и международные организации, и власти Украины, которым нужны были голоса. Поэтому уже к выборам 1999 года до 75 % репатриантов получили украинские паспорта, а процесс набрал таких темпов, что в течении следующего года все репатрианты стали гражданами Украины. Давно уже среди репатриантов, по-моему, нет ни одного не гражданина Украины.

Я не знаю откуда вы это взяли: что «украинские власти на протяжении 20 лет не дали татарским репатриантам гражданства и не разрешили им приобрести или построить жилье. Теперь с этим нет проблем, говорят татары». Это не соответствует действительности. Факт состоит в том, что оккупационная власть построила для крымских татар два многоэтажных дома, но разрекламировала это так, что вроде бы она построила все жилье. На самом деле 99,99 % жилья для репатриантов построены при Украине. Проблема гражданства была решена еще в 90-х годах. Кстати фонд «Содействие» работает и сейчас уже на материке Украины, и если кто-то из жителей Узбекистана пожелает сейчас переехать в Украину, как возвращающийся из депортации, ему будет предоставлено гражданство Украины за счет средств фонда и по облегченной процедуре. Что значит: «теперь с этим нет проблем, говорят татары»? С этим и не было проблем еще задолго до аннексии Крыма…

И второе обстоятельство. В Украине, пожалуй, кроме Ющенко и Порошенко, никогда не было самостоятельной, действительно украинской власти. И Кравчук, и Кучма тем более, всегда оглядывались на Москву, советовались, прислушивались. Поэтому, из Москвы им всегда говорили: вы ж там смотрите, не давайте много воли крымским тарарам, они у вас, как у нас чеченцы, так и смотрят, чтобы присоединить Крым к Турции. И хоть по поводу стремления к Турции, ни в Крыму, ни в самой Турции никто никогда не заявлял, не в пример, например, Лужкову, который спал и видел Крым одиннадцатой префектурой Москвы, но в Киеве поэтому относились к крымским татарам несколько настороженно. И история, кстати, проучила Киев – показала кто настоящий сепаратист, а кто друг. Поэтому вышла эта тягомотина с Соборной мечетью. Да, ее давно надо было построить, наравне с собором Александра Невского в центре Симферополя. Но сначала один состав горсовета тянул с выделением земли, потом другой выдал, но потом отменил, потом была задействована подпольная татарофобия, и так строительство затянулось. Но чего горевать и сетовать – строительство то ведется на той земле, которая была выделена еще при Украине, и по тому проекту, который был утвержден еще украинскими органами власти. Так что вина Украины в затягивании есть, но все же только частичная.

— Помимо довольных аннексией Крыма татар, есть и недовольные произволом российских силовиков, которые периодически под различными выдуманными предлогами проводят репрессии в их отношении. С 2014-го года сотни крымских татар были отправлены за решетку на основе липовых уголовных дел. Многих из них причислили к «радикальным организациям», которые запрещены в России, при этом ни одного веского доказательства по этому поводу в руках оккупационных властей нет. Татарский меджлис сообщает о тысячах татар, которые после оккупации полуострова спаслись бегством от репрессий со стороны новых властей. У вас есть конкретные цифры, факты об этих людях?

— Да, есть. Но сначала давайте уточним терминологию. В Крыму, и в Украине, и среди крымских татар, не принято писать просто «татары», потому, что крымские татары, это не один и тот же народ, что казанские или сибирские татары, а тем более монголы. А прилагательное «крымскотатарский» принято писать слитно в полном соответствии с правилами русского языка, в которых однородные составные прилагательные, как например, «бело-сине-красный» (все признаки – цвета) флаг пишутся через дефис, но разнородные составные прилагательные наподобие «крымскотатарский» (первый признак географический, второй этнический) пишутся слитно.
Почему так? Этногенез крымских татар в виде длительного процесса перемешивания, слияния населявших Крым народов скифов, киммерийцев, тавров, готов, крымчаков, караимов и многих других произошел еще до прихода в Крым Золотой Орды.

В старой теории народонаселения Крыма, основанной известным сталинским историком Павлом Надинским, считалось, что эти племена существовали-существовали, а потом куда-то исчезли и не оставили следа. Так не бывает. Они не могли никуда исчезнуть без следа, они все в крымском «плавильном тигеле» народов переплавились в будущий народ, который сейчас и называется крымскими тарами. Поэтому в Крыму в структуре крымскотатарского народа различают горных и прибрежных крымских татар, или ялыбойлю, то есть прямых потомков племен, которые я назвал, и плюс позднейшее примеси монголов. А также – ногаев, это уже степные крымские татары, вобравшие в себя кровь кыпчаков, мангитов, печенегов и других родов, населявших также Северное Причерноморье, в крови которых больше примеси монгольской крови, чем в ялыбойлю. Но очень большое родство языка, культуры, образа жизни, религии, длительное наличие общего государства Крымского ханства, единой экономики делает их единым народом. А небольшие этнические особенности они присущи каждому народу.

Сейчас в заключении в России и в Крыму находятся не сотни, но по данным правоохранительных организаций Украины 109 политических заключенных, большая часть из которых крымские татары. Почти всем им инкриминируется участие в запрещенной «Хизб ут-Тахрир», а отсюда «терроризм» и «экстремизм». О незаконности этого мы уже говорили. Я знаю, что когда в Крыму шел судебный процесс над заместителем председателя Меджлиса Ильмы Умеровым, которого, как и меня, обвиняли в «призывах к нарушению территориальной целостности России», а его общественным защитником был известный советский диссидент Александр Подрабинек, то несколько правозащитных организаций России выступили с заявлением, в котором требовали пересмотреть законодательство России относительно «экстремизма» и «терроризма», ликвидировать «Центр «Э» в Следственном комитете, оправдать всех политических заключенных.

В Крыму эти процессы характеризуются как «оккупанты судят патриотов», поскольку все эти дела реально возбуждены либо из-за декларации факта, что «Крым – это Украина», либо из-за публикаций в разных СМИ, либо из-за принадлежности к общественным организациям, типа «Крымской солидарности», организации родственников политических заключенных, либо из-за сьемок и освещения в СМИ обысков и других незаконных действий полиции. Все эти дела «шиты белыми нитками». Так появилась целая серия дел так называемых «гражданских журналистов», среди которых, например, дело Наримана Мемедеминова https://crimean-solidarity.org/news/2020/05/11/obrashhenie-krymskoj-solidarnosti-po-delu-grazhdanskogo-zhurnalista-narimana-memedeminova-307 и других. Это активисты, которые пришли в процесс освещения нарушений законов со стороны власти после того, как были арестованы или изгнаны профессиональные журналисты, и они перехватили их обязанности и не дают власти совершать репрессии в тишине. Эти все дела идут, как правило, в ЕСПЧ, и он выносит оправдательные решения.

Да, в Крыму сейчас идет процесс замены населения. Из Крыма уехали на материк Украины по разным данным от 30 до 50 тысяч крымчан, не согласных с оккупацией. Не много. Но это общественный актив. Большинство из них это общественно активные украинцы и крымские татары, хотя надо сказать правду, Меджлис крымскотатарского народа просит всех оставаться на полуострове и при отсутствии угрозы жизни или свободе не выезжать из Крыма, поскольку в Крыму должны оставаться люди, ради которых рано или поздно будет происходить деоккупация полуострова. И с другой стороны по призыву России из-за предоставленных льгот по переезду и покупке жилья, предоставлению льготных жилищных кредитов в Крым ринулся поток россиян. В каждом городе здесь построены по несколько больших жилищных комплексов, в которых им предоставляется жилье с расчетом на то, что структура населения Крыма за счет прибывших россиян изменится так, что при любом голосовании они будут доминировать. Поэтому идея проведения повторного референдума в этом отношении это просто манипуляция. Или же на повторном референдуме должны быть допущены к голосованию только те, кто жил в Крыму до 2014 года. Итак, до оккупации в Симферополе проживало 350 тысяч жителей, сейчас по некоторым данным оно превышает 600 тысяч. Это в основном чиновники, мобилизованные в России, военные, и члены их семей. В городе стало тесно на улицах, появились систематические автомобильные пробки. Идут процессы увольнения крымчан, на место которых претендуют члены семей чиновников. Переселенцам из России предоставлены льготы по трудоустройству, устройству в садики, на получение жилья и т.д. Власти сейчас усиленно строят модульные детские садики, поскольку очередь увеличилась в несколько раз, хотя проблема при Украине была практически решена. Многие школы стали заниматься в две смены. Население Севастополя из бывших 450 тысяч возросло до более 500 тысяч. Резко увеличилось население Джанкоя, Евпатории, Керчи, Феодосии, в основном за счет семей силовиков из расквартированных там воинских частей и силовых структур. В целом Крым превращен в военную базу более мощную, чем даже при СССР, в «неприступную крепость», как охарактеризовал ее недавно министр обороны РФ Сергей Шойгу.

— Что изменилось в полуострове после аннексии? Российская пропаганда периодически показывает Крымский мост, несколько отремонтированных пансионатов, вчера показывали «Артек», снимает различные агитационные ролики о том, как будто людям после аннексии стало жить лучше. В каком состоянии экономика Крыма? Какова реальная ситуация с туризмом? Не считая текущий год, который стал кошмарным для мирового туризма, предыдущие годы как пережил сектор туризма в Крыму?

— Все рассказы о том, что в Крыму стало жить лучше – они очень субъективны. Весь вопрос в том, кому стало лучше? Если до оккупации миллионы россиян ежегодно приезжали в Крым на отдых и им здесь было по украинским ценам все очень дешево, плюс масса фруктов, лечебные процедуры, уважение и радушие от крымчан. Это одно дело. Сейчас же приезжают в лучшем случае десятки тысяч россиян, хотя статистика раскручивает их до миллионов, и все они жалуются на то, что все сильно дорого, что цены на многое выше чем в Москве, что потерялось прежнее радушие и даже уважение от крымчан. Власти делают так, что весь этот поток направляется в государственные здравницы, а частный курортный сектор, частные гостиницы и пансионаты остаются в убытках, многие закрылись в течении первых лет оккупации или были отжаты переселенцами из России. Вот они все говорят, что сейчас стало хуже.

Крымское виноделие, например, потеряло качество, так как бездонный рынок алкоголя в России потребляет все, в чем есть немного спирта, и требования значительно снизились. Более того, в России десертные вина, как и во всем мире, крепятся виноградным спиртом, а в Крыму же применяют свекловичный спирт, поэтому все вина из Крыма идут уже не как вина, а по дешевке, как винные напитки. Но в Крыму не хотят менять технологии, потому, что возникает масса проблем – отсутствие виноградного спирта, отсутствие заводов по производству бутылки, отсутствие достаточного количества своего винограда – все это требует дорогих перевозок в обе стороны, плюс вывоз вина из полуострова и оно по цене становится неконкурентоспособным. Поэтому затеяли дело с изменениями в законодательство, чтобы признать законным крепление вина свекловичным спиртом. Что будет – непонятно. Вот разве это лучше? Тем более, что власть сейчас продает «Массандру» с молотка, и мировой бренд достанется кому-то из власти России несомненно. Хотя эта афера не будет признана никаким законодательством. И придется вернуть.  Те немногие примеры успешного агробизнеса, которые есть, получены за счет грантов и финансовых вливаний из России. При этом местное свиноводство, скотоводство и молочное производство в тресте «Крыммолоко» было разными способами обанкрочено, и теперь торговые сети забиты низкокачественным и дорогим из-за перевозки молоком и мясом из Краснодарского края и других регионов России. Разве это лучше? Сейчас «обнаружили» лейкоз у коров, крымчане понимают это так, что власти намерены уничтожить и остальное молочное стадо, чтобы отдать рынок фирмам из материковой России.

Вообще давно известно, что Крым и в украинские годы мог обеспечить себя только зерном пшеницы, которым засевались огромные площади, и фруктами. Все остальное поставлялось с материка. Но одно дело, если это перевозилось из, например, Херсонской области, где оно качественное, органическое, и которая рядом, и когда это завозится из разных регионов России за тридевять земель. Оно все более низкого качества из-за применения консервантов и значительно дороже из-за перевозок. Разве это лучше?

Простые люди, особенно пенсионеры, в 2014 году, когда узнали, что их пенсии будут переведены в рубли по курсу 3,8, а потом будут увеличены вдвое, очень радовались. Если их пенсия составляла, скажем, 1,5-2 тысячи гривень, то при пересчете выходило 12-15 тысяч. Но они забыли, что это не гривны, а рубли, покупательная способность которых ниже, чем у гривны. Во-вторых, сразу после перевода и выброса в оборот большого количества денег, значительно подскочили цены, потом они еще росли из-за логистики и спекуляции, и в результате сейчас в Крыму за 12-15 тысяч пенсии, а многие получают минимальную пенсию в 7-8 тысяч рублей, можно купить меньше товаров и услуг, чем в начале 2014 года на свои 2 тысячи гривень. Разве это лучше? Особенно подорожали стройматериалы, порой в 10 раз, строительные работы, и т.д. При этом врачи и учителя сейчас получают в среднем от 20-30 до 50 тысяч рублей в месяц. При том, что курятина стоит по 250 рублей за килограмм, свинина или говядина – больше 300-350, а то и 400, молоко 75, картошка – 40-60, яйца от 65 до 100 и так далее. Очень дорого стоят увеселительные мероприятия, транспорт, строительные услуги, книги, электроника. А вот кому действительно стало лучше, так это чиновникам и силовикам. Они получают многие и по 200 тысяч в месяц, большинство от 100 до 150 тысяч. Более того, очень довольны военные, служившие ранее на задворках России и попавшие на «мёд-службу» на курорт, чиновники, переведенные из захолустных мест также на курорт и получившие все блага по льготным условиям. Почему бы и не рассказывать, что сейчас стало лучше и сытнее?

— Украина перекрыла водоканал, который обеспечивал полуостров пресной водой. Сейчас в Крыму ощущается острая нехватка питьевой и поливной воды. Специалисты бьют тревогу, что непомерное использование подземных водных ресурсов просто убьет крымскую землю и приведет к засоленности плодородной почвы, а альтернативы украинской воде просто нет. По-вашему, чем может обернуться водная блокада для Крыма, на что Киев пошел вынужденно после наглой аннексии полуострова Россией?

— Украина, как и следовало ожидать, перекрыла поступление на полуостров воды и электроэнергии. Не смогла перекрыть газоснабжение потому, что Россия захватила месторождения газа на шельфе, буровые вышки, все хозяйство «Крымнефтегаза» и теперь, охраняя их военными кораблями сама добывает газ для Крыма на украинских месторождениях.

Еще в 90-ые годы, когда отторжение Крыма от Украины планировал Юрий Мешков, он рассчитывал, что Украина перекроет эти ресурсы сразу же после аннексии. Однако в этот раз Украина еще терпела несколько лет, хотя украинские активисты заявляют, что перекрыть следовало 16 марта, после принятия закона о вхождении Крыма в Россию. По международному праву за снабжение всеми ресурсами оккупированных территорий отвечает страна-оккупант. Россия построила энергомост через Керченский пролив, а также построила две новые электростанции в Евпатории и в Симферополе на турбинах «Сименс», из-за поставки которых на подсанкционную территорию был международный скандал. Власти заявили, что проблема решена, тем не менее, мощности все равно не хватает, в больших городах продолжаются веерные отключения электроэнергии, которые сейчас маскируются под плановые и аварийные ремонты. Уже несколько лет заблаговременно на месяц вперед составляются список отключений, и он публикуется в газетах и на сайтах. Спрашивается, как власти удается запланировать аварийные ремонты сети на месяц вперед и уже годы подряд? Анализ показывает, что эти ремонты спланированы так, что та или иная определенная часть сети все время остается отключенной. То есть имеет место просто маскировка веерных отключений, снижение единовременной нагрузки на сеть из-за дефицита энергии. А вести же самостоятельное строительство на полуострове Крым не в состоянии, поскольку его бюджет всегда был убыточным, и сейчас он на 75-80% состоит из дотаций и субвенций из федерального бюджета, а если посчитать с учетом федеральных проектов, то и больше.

Для решения проблемы воды крымские власти уже подключали и Российскую академию наук, и знахарей, но решения проблемы нет. Если бы российские власти больше почитали науки, они бы знали, что еще в позапрошлом веке Владимир Менделеев, старший сын известного химика Дмитрия Менделеева (о нем мало знают потому, что он рано умер, но отец писал, что в науках он был талантливее его самого!), изучал вопросы обводнения Крыма и проблемы Азовского моря, и первым в истории предложил строительство запруды поперек Керченского пролива. После его смерти отец в 1899 г. издал его труд «Проект поднятия уровня Азовского моря запрудою Керченского пролива».  Так вот в своих исследованиях Владимир Менделеев пришел к выводу, что обводнение Крыма невозможно ни за счет вод Тамани и Дона, а возможно исключительно за счет строительства канала из Днепра. По географическим условиям других способов просто не существует. И власти в Крыму уже испытали методы опреснения морской воды, добычи из-под земли, аккумуляции на охладителях, инициации дождя из облаков, и многое другое. Но ничто не может заменить те 80-85% потребляемой ранее воды, которое поставлял Днепр по северо-Крымскому каналу. Более того, ранее Северо-крымский канал питал не только потребителей по своему руслу. О еще и обильно дренировал и напитывал водой подземные пустоты и потерны, из которых добывалась артезианская воды в толще Крыма даже далеко от канала. Сейчас канала нет, дренажные воды не поступают, тем более из них усиленно выкачивают оставшуюся воду. Это чревато многими последствиями. Особенно страдают и до того маловодные Керчь, Феодосия и Судак. Это именно для них доставляют по трубам воду из множества артезианских скважин в степи Крыма.

Но тем не менее, ничего страшного не случилось. Крым просто вернулся в свое естественное состояние, в котором он был всю свою историю до строительства канала в 60-х годах прошлого века. Тем не менее, оставшиеся 15-20% воды, существующей в Крыму, это осадки, реки и водохранилища, достаточны для питания населения городов и сел. Воды в Крыму не хватает для обеспечения военных баз и промышленных предприятий, особенно много из которых переведены на выпуск военной продукции, здесь многие заводы – судостроение, выпуск оружия, электроники для военных целей, стали филиалами концерна «Калашников», а также на полив сельхозкультур по старым технологиям. При внедрении капельного и других видов экономного орошения воды может быть достаточно и для сельского хозяйства. Не хватает ее для военщины, потому, что она развивалась не оглядываясь ни на какие ресурсы.  Сейчас между Украиной и Россией идет закулисный спор о подаче воды по каналу, поскольку других вариантов нет. Украина пока, хотя и выдвигает многие варианты, но стоит на твердой позиции – вода по каналу будет пущена только после деоккупации и возврата Крыма под юрисдикцию Украины. Международное право, как мы уже говорили, на стороне Украины. Однако это не исключает того, что Россия может совершить новый акт агрессии и военной силой будет пробивать из Ростова сухопутный коридор в Крым с захватом преграждающей плотины. Однако сейчас понятно, что на этот раз сильно возросшая и окрепшая армия Украины, уже неплохо вооруженная, к тому же преисполненная патриотическими настроениями, будет ожесточенно противодействовать этому захвату, что повлечет многочисленные жертвы с обоих сторон. Это будет также международный скандал невиданной ранее силы, поэтому есть надежда на то, что Кремль не решится на новую открытую военную агрессию.

Конечно, усиленная выкачка подземной воды в степном Крыму уже приводит к засолению почвы. Во многих колодцах там вода уже соленая или вообще ушла ниже уровня дня. Если сохранится такая жара, как сейчас, то это чревато потерей плодоносного слоя, развитию пылевых бурь, всего того, что Крым переживал в 40-ые годы после войны, из-за чего и было решено построить канал, как это подсказывал Владимир Менделеев. В результате север и степь Крыма становятся непригодными для ведения сельского хозяйства. Уже практически исчезло некогда высококачественное крымское рисоводство, без большой воды уменьшено зерновое хозяйство, нет возможности развивать степное садоводство и виноградарство. Уже говорят о смене типа аграрного хозяйства. Вместо традиционных культур высказываются идеи внедрять засухоустойчивое хлопководство, выращивание не требовательных к воде эфиромасличных культур и т.д. Однако все это пагубно скажется на экономике и еще больше обеднит бюджет.

Что касается моста, то этот проект содержал огромный экономический, мировой по масштабам, потенциал, однако реализован Россией исключительно для нужд переброски войск и снабжения Крыма продовольствием. Владимир Менделеев хотел построить запруду для того, чтобы регулировать поступление воды из Азовского моря в Черное и наоборот. Дело в том, что Азовское море в то время давало до половины вылова ценных сортов рыб России, он хотел поднять его уровень за счет притока пресной воды из Кубани и Дона и тем увеличить поголовье рыб. Но Россия сделала прямо противоположное. Построили Волго-Донский канал, в результате часть воды из Дона ушла в Волгу, приток воды в Азов уменьшился, его уровень упал, соленая Черноморская вода хлынула в более пресный Азов, и почти вся популяция ценных рыб из-за повышения солености погибла.

Что касается Керченского моста, то первоначально в 90-х и 2000-х годах он планировался как часть единого транспортного коридора из Лондона в Южную Азию, собственно, по линии старого телеграфа Лондон-Дели как самый короткий путь. Планировалось создать международный консорциум, объединить усилия, финансы и технологии более 40 стран на этом пути, и построив мост и инфраструктуру под него, организовать перевозки грузов и пассажиров на всем протяжении магистрали. Это сулило необычайную экономическую выгоду всем странам, в том числе и России, всей Европе, всему Причерноморью, странам Каспийского региона, странам Южной Азии, в том числе Китаю и Индии. В результате Россия построила мост по отсталым технологиям, в нарушение международного права, с большим вредом для экологии Керченского пролива, перегородила путь крупным судам из Черного в Азовское море, часть флота вообще оказалась запертой в Азове. И теперь рано или поздно, но мир вернется к идее консорциума, и будет построен новый, другой мост по новым технологиям, а нынешний придется просто разобрать.

Беседовал: Кавказ Омаров

www.yenicag.ru

493
NOVOYE-VREMYA.COM
www.newsroom.kz