МВФ vs Украина: сколько должен каждый украинец западным кредиторам?

После нескольких раундов неудачных переговоров МВФ таки решился дать Украине очередной транш кредита в размере 3,9 млрд. долларов. Но на определенных условиях.

Ярмо на шею или спасательный круг для Украины? Какие требования выдвинул МВФ Украине и почему для страны так важны были эти деньги – об этом Yenicag.Ru — Новая Эпоха рассказал глава Комитета экономистов Украины Андрей Новак.

— Андрей, внешний экономический долг Украины на сегодняшний день составляет 76 млрд долл. Это 83% ВВП Украины, а если эту сумму распределить на каждого жителя, то каждый украинец на сегодня должен около 2 тысяч долларов. Тем не менее, Украина продолжает накапливать долги. Неужели никак нельзя было обойтись от очередного транша кредита от МВФ?

Андрей Новак

— Сейчас в государственных финансах Украины такая ситуация, что у нас ближайших три года будет пик внешне долговых выплат и без новых валютных вливаний от ЕС и МВФ. Украина самостоятельно, только силами государственного бюджета, не сможет обслужить эти пиковые выплаты. А это значит, что если не будет новых вливаний, Украине придется огласить состояние дефолта государственного бюджета, то есть объявить о неплатежеспособности обслуживать долг. Поэтому именно в эти ближайшие три года для нас критически важно сотрудничество с МВФ. Именно поэтому украинское правительство делает все необходимое, чтобы выполнять хотя бы часть условий МВФ.

— Другими словами, мы берем кредит сейчас, для того, чтобы погашать старые кредиты, а не для того, чтобы развивать экономику Украины?

— Деньги МВФ – это не деньги на развитие. Это деньги поддержки. Они делятся поровну. Часть кредитных денег пополняет золотовалютный резерв НБУ, а половина идет на погашение внешнего долга. За 15 лет сотрудничества Украины и МВФ Украина получила около 35 миллиардов долларов. Отдала уже 18.

— Вы говорите о том, что если бы Украина не получила этот кредит, огласила бы дефолт. К примеру, возьмем Грецию. Греция тоже находилась и находится в очень сложной экономической ситуации. Правительство этой страны объявило дефолт и ЕС выделил им безпроцентную помощь в размере 200 млрд долл. Почему Украина, в случае объявления дефолта, не могла хотя бы теоретически претендовать на такой же поворот событий?

— Греция находится в другом положении. Она член ЕС и у нее есть возможность пользоваться поддержкой стран еврозоны. Украина не есть членом ЕС, и не есть членом Еврозоны, поэтому у нас ситуация кардинально отличается. Та поддержка, которая сейчас нам оказывается – это минимальная поддержка. Для того, чтобы рассчитывать на большее, нужна более эффективная и прозрачная работа украинской власти, чего сейчас нет. Поэтому на минимальном уровне поддерживать будут, на большее же рассчитывать не приходиться.

— Мы единственная страна, которая удерживает российского агрессора. С одной стороны мы граничим с Россией, с другой стороны – с Европой, и очевидно, ЕС должен был бы понимать, что если бы Украина этого не делала, то им бы тоже не поздоровилось, ведь не известно, какие планы у российского агрессора…

— Большинство политиков и лидеров это, конечно, понимают. Есть, конечно, отдельные европейские политики, которые открыто или не открыто лоббируют российские интересы, но это отдельные случаи. Общая политика ЕС идет в ногу с санкционной политикой США и хоть и с небольшим опозданием, но в принципе на общеевропейском политическом уровне они практически повторяют санкции США.

— Нам часто ставят в пример соседнюю Польшу, которая в 1991 году была на одном экономическом уровне с Украиной. Маленькая соседняя Польша, которая тоже активно сотрудничала с МВФ, добилась даже не реструктуризации, а списания части внешнего долга. А Украина в это время продолжает наращивать долги. Может, вместо того, чтобы получать бесконечные кредиты, которые потом конечно нужно будет отдавать, больше внимания уделять борьбе с коррупцией, прекратить воровать деньги с государственной казны, опять-таки выписывать миллионные премии руководителям НАК «Нафтогаз Украины», и наконец начать возврат миллиардов офшорных денег?

— Если обобщить все потери Украины от коррупционной составляющей, то это в разы больше, чем та финансовая помощь, которую мы получаем. Поэтому, наверное, очень много условий выставляют нам и МВФ, и ЕС, и США и связаны эти условия с борьбой с коррупцией и созданием новых антикоррупционных органов, созданием антикоррупционного суда и прочее. Украина выполняет их очень медленно и пока только частично. Это объясняется тем, что борьба с коррупцией для украинского политикума означат борьбу с самими с собой. Поэтому они максимально оттягивают выполнение некоторых обязательств, которые касаются их лично.

— Зато они не оттягивают выполнение условий, которые касаются простых граждан. Я говорю о повышении тарифов на газ на 23,5% уже с 1 ноября. Много людей просто не смогут физически платить и вытягивать такие тарифы. Премьер Гройсман с радостью сообщил, что, мол, скажите спасибо, что на 23,5%, а не 60% повышаются тарифы, как того требовал МВФ. Спасибо!

— В этом вопросе есть маленький нюанс. МВФ – это финансовая организация и она никогда не требует повышения цен на любой товар. Она требует от Украины равных рыночных цен для всех типов потребителей. И населения и промышленности. В украинской энергосфере рынка нету как такового, потому что у нас монополия на каждой стадии – на добыче и покупке по импорту, переработке и продаже потребителю. На каждой стадии монополисты. А поскольку рынка нет, нам, потребителям, не из чего выбирать. Но равные условия для всех типов потребителей не означает низшую цену обязательно поднимать до высшей . Можно же делать наоборот – высшую к низшей. То, что поднимают цену вверх до уровня промышленности – это уже не МВФ придумал, это дело рук украинского правительства. Очевидно потому, что оно работает не в интересах населения Украины, а в интересах тех же монополистов. Тут нужно отделять мухи от котлет и то, что якобы МВФ требует повышение цены для населения – миф, придуманный украинской властью. Теперь по процентам. Для того, чтобы выровнять цену для населения и поднять ее до уровня промышлености, нужно поднимать цену на газ на 60%. То, что подняли на 23,5% — это первый этап. В 2019 году планируется еще 2 этапа повышения цены на газ.

— Премьер Гройсман пообещал, что повышения цены больше не будет…

— Раньше он говорил, что не допустит повышения вообще. И даже грозился, что если будет повышение, уйдет в отставку. Как видите, слова не совпадают с действиями.

— В правительстве говорят, что все граждане Украины, которые нуждаются в финансовой поддержке, ее получат. Но в проекте бюджета на 2019 год в статье о субсидиях финансирование уменьшается на 20%, что автоматически означает, что на 20% украинцев меньше получат финансовую помощь от государства. Какая то не состыковочка получается. Или я плохо разбираюсь в математике…

— Вы правы. В проекте бюджета на 2019 год статья субсидий уменьшена с 71 млрд грв до 55 млрд. Но после фактического повышения цены на газ с 1 ноября выступил президент, который уже публично потребовал расширить помощь населения путем субсидий. Это означает, что, возможно, ко второму чтению проекта бюджета на следующий год будут внесены изменения в сторону увеличения финансирования по статье субсидирования населения . Но это мы узнаем, когда увидим проект бюджета во втором чтении.

— Я все время посылаюсь на слова премьера, которые выглядят более чем оптимистично. Он попытался всех заверить, что экономика растет. Давайте выйдем на улицу и спросим у любого прохожего, ощущает ли он на себе рост экономики. В лучшем случае нам покрутят пальцем у виска…

— Экономика согласно статистике будет иметь суммарный рост за 2018 год максимально 3,5%.Этот рост объясняется только благоприятной внешней коньюктурой на украинский экспорт. В следующем году такого эффекта уже не будет. Именно поэтому даже в проекте бюджета на 2019 год заложен рост ВВП в 3%. То есть меньше, чем в этом году. Почему украинцы не ощущают этого роста – это очень просто объясняется. Дело в том, что сейчас мы находимся на очень низкой экономической базе, у нас самый низкий в Европе уровень доходов у населения, и при такой низкой базе 3% не ощутим. Для того, чтобы при таком раскладе мы ощущали экономический рост, нам нужен рост ВВП минимум 6-7%. Только тогда это будет ощутимо для украинских и граждан и предприятий.

— У нас все любят все списывать на войну. Мол, в условиях войны у нас такого желаемого роста экономики нет – скажите спасибо, что хоть так. Конечно, война серьезно изматывает украинскую экономику. Но все ли нужно списывать на войну? Очень удобно прикрываться военными действиями, не так ли?

— Безусловно, война влияет на экономическую ситуацию, но пик военных действий был в 2014 году. Сейчас можно говорить о почти замороженном конфликте. Плюс, учитывая ту огромную финансово-экономическую внешнюю поддержку, которую Украина получает все эти годы, экономическая ситуация, мягко говоря, могла бы быть гораздо лучше. Потому что кроме финансовой помощи, которую мы получаем от разных источников, увеличена программа с МВФ, с Мировым банком, ЕБРР, Европейским инвестиционным банком, идут транши от ЕС, для Украины открыли зону Свободной торговли для ЕС, Канады, уже на последней стадии подписание договора с Израилем, Китай также предложил Украине режим свободной торговли. То есть, учитывая все это, экономические показатели у нас могли бы быть намного лучше. Но они таковы, потому что всю эту помощь съедает коррупция. И если говорить о том же энергорынке – это не война внедрила формулу Роттердам+. Войной, конечно, удобно прикрываться, но объективно это не так, а все, что дальше происходит в украинской экономике – это не война, а коррупция.

Ярина Лазько, специально для Yenicag.Ru — Новая Эпоха из Киева

www.yenicag.ru

1073
UTRO.AZ
NOVOYE-VREMYA.COM