Мусульманская семья из Таиланда сохраняет древние традиции шелкоткачества

Семья Нифона, владеющая магазином шелковых изделий в Бангкоке, жалуется на отсутствие учеников, поскольку современные молодые мусульмане не интересуются торговлей, отраслью, в которой мусульманское сообщество доминировало на протяжении многих поколений


По их словам, они являются последними мусульманскими ткачами Баан Круа, многоэтажного района с ветхими деревянными домами и мечетью в центре Бангкока, почти поглощенного расположенными по соседству небоскребами.

“Это мусульманское наследие… Шелк из Баан Круа очень известен”, – говорит 71-летний Нифон Манута.

Подтверждением этого служит отпечатанное на машинке письмо от Роберта Кеннеди на стене его шопхауса – его родителям Нифона тогдашний генеральный прокурор США оставил после своего визита в 1962 году.

Ремесло шелкоткачества передавали из поколения в поколение мусульманские чамские женщины, которые эмигрировали из Камбоджи несколько веков назад и усовершенствовали искусство шелкоткачества.

Шелкоткачество процветало после Второй мировой войны благодаря американскому “Шелковому королю” Джиму Томпсону, заслуга которого состоит в том, что он вывел тайский шелк на мировой уровень.

Bangkok-silk-weaving-main2-750

Тайская мусульманка рассматривает хиджабы в киоске возле мечети Харун в Бангкоке

Сегодня дом Томпсона является одним из самых посещаемых туристических мест Бангкока, но именно на другой стороне канала в Баан Круа он нашел поставщиков среди мусульманских ткачей, что, в конечном счете, принесло ему известность.

“Он приходил сюда каждое утро”, – говорит Нифон, показывая фотографию Томпсона, стоящего рядом с матерью за ткацким станком.

На пике своей деятельности семья Нифона нанимала 50 человек, производя тысячи метров шелка в месяц.

Но загадочное исчезновение Томпсона в 1976 году в Малайзии привело к тому, что производство постепенно переместилось из Бангкока на север страны.

Нифон сумел сохранить бизнес, перейдя на индивидуальные заказы. Его дочь помогла запустить сайт с рекламой ярких шарфов, сумок и элегантных салфеток.

Но есть большая проблема – в производстве Нифона осталась горстка старых ткачей, и с их постепенным уходом исчезает опыт шелкоткачества, потому что молодые не идут в эту отрасль.

“Жаль, что молодое поколение не имеет интереса к работе с шелком”, – говорит сестра Нифона Натча Сванафум, поправляя хиджаб перед выходом на улицу.

Картинки по запросу Niphon Manutha

На фото – Рампай Срипетч, 65-летняя тайская мусульманка, которая занимается шелкоткачеством. Эта отрасль стремительно стареет, молодые мусульмане предпочитают другие профессии.

Торговцы и придворные

Хотя Таиланд в подавляющем большинстве буддистский, около семи миллионов мусульман составляют крупнейшее религиозное меньшинство страны.

Мусульмане из Ирана, Индонезии и других частей Азии давно живут в Бангкоке и в центральном Таиланде. Многие из них – торговцы и бизнесмены.

По словам культурного антрополога Раймонда Скупина, наибольшее число тайских мусульман являются потомками этнических малайцев из южных тайских провинций, граничащих с Малайзией, которые были привезены в Бангкок в качестве рабской силы.

Божественная эстетика в Институте исламских искусств Таиланда.

Многие из них работали на строительстве каналов, пересекающих Бангкок, которые соединяются со столичной рекой Чао Прайя. Благодаря им город известен как “Венеция Востока”.

Мусульмане также служили при королевском дворе, и жители Баан Круа поселились на земле, отведенной королем Рамой I, который основал нынешнюю династию Чакри в 1782 году.

В современную эпоху королевская семья культивирует глубокие связи с различными мусульманскими общинами Таиланда.

Коконы шелкопряда и катушка в доме Томпсона

Но в Бангкоке быстрая урбанизация сильно подтачивает традиции.

“Чувство общности изменилось”, – утверждает Абдул Ахад, имам мечети Харун, одной из старейших в городе.

По его словам, сегодня очень легко купить алкоголь, люди отходят становятся менее религиозными, и повсюду появляются торговые центры.

“Сегодня дети садятся на свои мотоциклы, а затем отправляются в запретные места”, – говорит он.

Этот разрыв поколений также остро ощущается в Баан Круа.

В магазине Нифона нет ткачей моложе 60 лет.

“Наши сотрудники становятся все старше и старше”, – с грустью говорит дочь Нифона Паттрамас. По ее словам, люди предпочитают устроиться на более легкую работу, где не нужно работать руками изо дня в день.

Таиланд по-прежнему экспортирует шелк на сумму около 15 миллионов долларов, но Вьетнам и Китай теперь стали очень серьезными конкурентами в шелкоткачестве.

“Я не знаю останется ли в этой отрасли кто-нибудь в следующие пять-десять лет”, – заключает она.

Ткач наматывает шелк на катушку

www.yenicag.ru

277
NOVOYE-VREMYA.COM