Магеррам Гусейнов: «Маэстро Гергиев мне сказал: «Ты не волнуйся, пой и у тебя всё получится!»» - ИНТЕРВЬЮ

Магеррам Гусейнов окончил музыкальную школу имени Леонида и Мстислава Ростроповичей в Баку. Он является лауреатом многочисленных конкурсов и участником международных музыкальных фестивалей, получал приглашения на получение мастер-классов от Галины Вишневской (Россия) и Тома Крауса (Финляндия). В 2011-ом году его имя было внесено в «Золотую книгу» молодых талантов Азербайджана. Он продолжил своё обучение в Италии, сначала в Академии Озимо (Италия), а затем в Академии театра Ла Скала.

М.Гусейнов принял участие в нескольких оперных спектаклях и фестивалях, успешно прошедших в Италии. К тому же, он — обладатель второго места на Международном конкурсе имени Муслима Магомаева.

Первый дебют состоялся в Teatro la Nuova Fenice di Osimo в опере Бизе «Кармен» в партии Моралеса. Магеррам является самым молодым солистом, выступившим в роли Дона Жуана в одноименной опере «Дон Жуан». В сентябре 2018-года М.Гусейнов успешно дебютировал на сцене знаменитого оперного театра Ла Скала в Италии в опере Луиджи Керубини «Али Баба и 40 разбойников», которая не ставилась на сцене легендарного итальянского театра более пятидесяти лет.

Минувший год для молодого вокалиста стал плодотворным, ему удалось выступить на многих именитых сценах театров Старого Света, где ему рукоплескала искушённая европейская публика. Во время нашей беседы Магеррам Гусейнов рассказал про свои успехи минувшего года.

— Магеррам, давайте, прежде всего, поговорим про Ваше обучение в Италии, а именно в знаменитой Академии театра Ла Скала. Вы уже рассказывали, насколько сложно туда поступить, но теперь хотелось бы узнать, насколько сложно там учиться?

— Я поступил в Академию театра Ла Скала в Милане, причём меня взяли на один год, ввиду нехватки низких голосов. К тому же, в сезоне 2018-2019 театр планировал ставить знаменитую оперу Луиджи Керубини «Али Баба и 40 разбойников», которая не ставилась на сцене легендарного итальянского театра более пятидесяти лет.

Действительно, поступить в Академию –это всего лишь половина дела, в ней нужно учиться, а это требует большого желания, терпения и усидчивости. Первые два месяца стали для меня испытанием. Я очень переживал, ощущая ответственность, ложившуюся на мои плечи. Главное – я понимал, что нужно развиваться. Ведь только в этом случае будет наблюдаться рост в профессиональном плане. Нам дали специальные пропуски, с помощью которых мы могли посещать все репетиции театра. Я не мог упустить такого шанса, поэтому постоянно ходил и смотрел, как репетируют потрясающие артисты. Мне было интересно узнать, как работают разные дирижёры и режиссёры, какие требования они предъявляют к певцам, вообще, как проходит этот процесс именно в Ла Скала. При возможности, ходил на спектакли. Скажу вам, этот опыт мне очень помог в творческом плане. К тому же, я понимал, что наступит время и мне представится шанс ступить на сцену Ла Скала, а к этому нужно серьёзно готовиться и хорошо учиться, чтобы набрать необходимый опыт. В сезоне 2017-2018 я принял участие в трёх концертах Академии, но главное событие меня ждало впереди. После первого года мне предложили продлить контракт обучения ещё на один год.

И вот настало время для моего дебюта в оперном спектакле на сцене Ла Скала! Это было 1 сентября 2018-го года, когда я исполнил партию главаря 40-ка разбойников Урс-Хана в опере Луиджи Керубини «Али Баба и 40 разбойников». Я спел эту партию в пяти спектаклях, в четырёх спектаклях я выступил в роли другого персонажа данной оперы — руководителя таможни. Помню, как меня переполняли эмоции. Тот вечер запомнится мне навсегда. Я был очень рад выступить в театре Ла Скала, ведь об этом мечтает каждый оперный певец. Всё прошло успешно, было много тёплых отзывов. Режиссёром постановки выступил известный кинорежиссёр Лилиана Кавани, дирижёр — маэстро Паоло Кариниани.

Хочу также отметить, что после моего поступления в Академию Ла Скала мне помогал Фонд Гейдара Алиева, который поддержал меня в столь важный и ответственный период мой профессиональной карьеры, за что им большое спасибо!

— Вам также довелось принять участие в спектакле для детей. Каково это выступать перед юными слушателями?

— В октябре 2018-го года после спектакля «Али Баба и 40 разбойников» учёба в Академии продолжилась. Помню, как мне предложили исполнить партию Дулькамара, странствующего лекаря, в опере Г. Доницетти «Любовный напиток». Постановка Григория Азагарова. Ввиду того, что спектакль ставился для детей, это была сокращённая версия, а шёл он два раза в день: в 11:00 и в 15:00. В итоге на протяжении сезона 2018-2019 я спел больше 20-ти спектаклей. Были дни, когда я пел и в утреннем спектакле, и в дневном. Это было немного сложно, но не с вокальной точки зрения, а с физической, ведь после первого спектакля мы раздавали детям автографы и отдыхали. И вот самое сложное – это вновь собраться к следующему спектаклю, который начинался в 15:00, когда ты расслабился и хочешь отдохнуть. Но это был бесценный опыт и хорошая закалка, позволившая мне привыкнуть к таким нагрузкам и научиться их переносить.

Проведение спектаклей для детей — это очень хорошая практика, направленная на привитие любви молодому поколению к опере уже с детства. Организаторы вели статистику, согласно которой, детей, посетивших эти спектакли, было очень много. Вообще, каждое выступление проходило при аншлаге. Выступать перед детьми я бы даже сказал немного сложнее, чем перед взрослыми. Удержать внимание ребёнка на протяжении 30-45 минут задача не из лёгких, но у нас был очень красочный спектакль, где использовались яркие костюмы, причём цвета костюмов героев не повторялись. Поэтому уже с визуальной точки зрения спектакль заинтересовывал своей картинкой. Дети были увлечены действием, происходившим на сцене, поэтому не шумели и не баловались. Они были настроены дружелюбно, открыто выражали свои эмоции и от души нам аплодировали, особенно, когда мы выходили на поклон.

С другой стороны, я ощущал огромную ответственность, вспоминая свои походы в театр, будучи в возрасте этих ребят, которые приходили послушать меня, ведь первичное восприятие оперы остаётся на всю жизнь. Я понимал, что моё выступление может повлиять на их отношение к опере в целом. Кто-то полюбит это искусство, как я в своё время, и начнёт им профессионально заниматься, другой станет пожизненным театралом, а кто-то, возможно, не поймёт его и навсегда забудет дорогу в театр. Поэтому, мы старались показать красоту этого уникального искусства, чтобы первое знакомство у этих детей с оперой оказалось положительным, нежели отрицательным. Поэтому к выступлениям перед детской публикой нужно подходить крайне ответственно. Ведь они наше будущее – наши будущие оперные певцы и слушатели. Поэтому все солисты должны вкладываться не на сто, а на все двести процентов.

— Участвуя в опере «Хованщина», Вам даже довелось пообщаться с выдающимся дирижёром современности Валерием Гергиевым. Поделитесь с нами своими воспоминаниями…

— Мне пришло письмо из Академии, в котором говорилось, что в Ла Скала пройдёт народная музыкальная опера-драма Модеста Мусоргского «Хованщина», где мне выделили небольшую роль немецкого (лютеранского) священника. Это была замечательная возможность для студента Академии выступить на одной сцене с мэтрами мирового оперного искусства. Дирижёром этой постановки стал легендарный Валерий Гергиев, а партию Марфы блестяще исполнила всемирно известная российская оперная певица, солистка Мариинского театра, лучшее драматическое меццо-сопрано Екатерина Семенчук. В спектакле принял участие хор Академии театра Ла Скала. Также было отмечено, что постановку оперы Мусоргского «Хованщина» в Ла Скала осуществит итальянская команда во главе с режиссёром Марио Мартоне. Над спектаклем работали: художник-постановщик Маргарита Палли, художник по костюмам Урсула Пацак, художник по свету Паскуале Мари, хореограф Даниэла Скъявоне.

Честно говоря, я не ожидал такого предложения, поэтому меня переполняли эмоции, я просто был несколько шокирован. Ведь мне предстояло выступить с артистами, которых раньше я видел только по телевизору, а теперь у меня появилась возможность оказаться с ними на одной сцене.

Конечно, особое волнение мне добавляла мысль, что я буду работать с самим Валерием Гергиевым, живой легендой классической музыки. Помню, как во время одной из репетиций режиссер Мария Мартоне призывала меня смотреть на партнёра во время пения, а я в какой-то момент понял, что хочу смотреть на дирижёра, чтобы понять для себя некоторые важные моменты. Так получилось, что я достаточно часто смотрел на маэстро, а разгневанный режиссёр это заметил. Мартоне встал за Гергиевым, а на его лице было написано всё его негодование! Но я продолжал петь, словно ничего не произошло. Когда я уходил со сцены, ко мне подошёл ассистент режиссёра, которому я объяснил сложившуюся ситуацию и своё поведение. Помню, как после этого случая маэстро Гергиев мне сказал: «Ты не волнуйся, пой и у тебя всё получится!» Поддержка дирижёра меня окрылила и вселила уверенность. Это был бесценный опыт.

Я помню, как встречала спектакль искушённая итальянская публика – это был аншлаг, зал взрывался аплодисментами. Это нужно было видеть. Итальянцы очень любят русскую оперу, а опера «Хованщина» Мусоргского давно не ставилась на сцене Ла Скала. Поэтому она была встречена публикой крайне эмоционально и прошла с огромным успехом, доставив зрителям настоящее удовольствие. Опера шла более четырех часов.

— После этого Вы отправились на гастроли…

— Да! У нас было турне с театром Ла Скала. В театре Женевы (Швейцария) мы показали спектакль «Любовный напиток» для детей. Показы начинались ещё раньше – в 10 утра, что стало для меня проверкой на прочность. Для этого нужно было проснуться рано утром и готовиться к спектаклю, а за годы профессиональной деятельности мои биологические часы привыкли к тому, что спектакли традиционно проходят вечером, поэтому нужно было на время перестроиться. Тем не менее, думаю, что такой опыт также крайне важен, ведь профессиональный артист должен быть готов выступать в любое время, что говорит об уровне его мастерства.

Затем мы отправились на Сицилию, где показали два спектакля для детей и один для взрослых. В Италии очень много интересных маленьких театров, практически в каждом из которых выступали великие певцы. Они совсем не большие, но в них особая аура, невероятная атмосфера, которая чувствуется, стоит тебе только войти в этот театр, у каждого из них своя история.

— Расскажите про своё выступление в выпускном концерте в Ла Скала.

— После гастролей у нас прошёл выпускной концерт, к которому мы очень серьёзно и ответственно готовились. Каждый выпускник исполнил по одной арии. Тогда я спел очень серьёзную арию Дона Сильвы из оперы «Эрнани» Дж. Верди. Честно говоря, участвовать в постановке легче, чем петь одну арию. В первом случае помогает сама атмосфера, партнёры на сцене и т.д. К тому же ты постоянно находишься в образе и в действии. Концертное же выступление имеет свои особенности. Если ты выступаешь один, то всё внимание только на тебе и приходиться быть максимально сконцентрированным. Помню, как во время гала-концерта на сцене Ла Скала я немного растерялся. Дело в том, что согласно особенностям сцены этого театра, артисты поют над оркестровой ямой, которая на время спектакля закрывается. Зрители, сидящие в передних рядах, находятся так близко к сцене, что во время выступления можно видеть их взгляды. В какой-то момент я поймал себя на мысли или мне просто это показалось, что они пристально смотрят именно на меня. Но во время данного концерта я уже был собран, более уверен, что позволило мне выступить на уровне. Опыт всё-таки выручает. Помню реакцию публики, которая очень тепло приняла моё выступление. Это очень приятно! Тогда же состоялась церемония вручения дипломов.

— Однако времени на отдых не было и после этого Вы получили новое приглашение, ставшее историческим событием не только для Вас, но и для театра Ла Скала….

— Да! Эта была «Сначала музыка, а потом слова» — одноактная комическая опера Антонио Сальери, написанная в 1786 году на либретто Джамбаттисты Касти. Оказывается, это было историческое событие, о чём я узнал позже. Эта опера впервые ставилась на сцене легендарного миланского Ла Скала. Ранее она там никого не звучала. Мне же довелось принять участие в этой премьере, исполнив партию поэта. Вообще, в этой опере, которая длится час, всего четыре персонажа: композитор, поэт, Элеонора и Тонина. Опера «Сначала музыка, а потом слова» отличается тем, что в ней очень много речитативов. Всё время на сцене нахожусь я и легендарный итальянский баритон Амброджо Маэстри, один из лучших баритонов в мире на данный момент.

Ввиду того, что эта опера длится всего час, сразу после неё была показана одноактная опера Джакомо Пуччини «Джанни Скикки». Партию главного героя исполнил Амброджо Маэстри, а я, будучи басом-баритоном, — небольшую роль Гуччо. Работа с большим профессионалом своего дела позволила мне получить колоссальный опыт. Находиться с ним на одной сцене было одним удовольствием. Этот человек обладает потрясающим чувством юмора, а будучи из семьи рестораторов – он великолепно готовит. Амброджо Маэстри певец, гурман, музыкант, артист и большой профессионал своего дела. Помню, как он меня морально поддерживал, когда что-то шло не так или у меня не было настроения, ведь все мы люди и наша жизнедеятельность также оказывает влияние на наше творчество. Его уверенность в себе передавалась и мне, поэтому, находясь с ним на сцене, я забывал про чувство скованности и напряжённости. Знаете, это очень помогало на сцене расслабиться и погрузиться в атмосферу творчества.

Дирижировал оперой венгерский маэстро Адам Фишер, режиссёр — Григорий Азагаров. Режиссёром «Джанни Скикки» был легендарный американский кинорежиссёр, писатель, джазовый музыкант, актёр и драматург Вуди Аллен, который не был на первых репетициях спектакля, а пришёл только на главные. Помню, какой ажиотаж был при его появлении в театре. Все, начиная от оркестрантов, и заканчивая артистами, хотели с ним пообщаться и сфотографироваться на память. Впервые Вуди Аллен поставил оперу «Джанни Скикки» в 2008 году в оперном театре Лос-Анджелеса, и многие критики назвали её одной из самых интересных оперных работ года. В.Аллен рассказал, что поставил оперу в неореалистическом стиле режиссёров 1950-х годов, таких как Витторио Де Сика и Федерико Феллини. Тогда заглавную партию исполнял живая легенда Пласидо Доминго.

Помню, как после спектакля, когда Вуди Аллен вышел на поклон, весь зал взорвался аплодисментами и практически в руке каждого зрителя был телефон, которыми они снимали этот исторический момент. Вспышки камер в тот миг мелькали не переставая. Вообще, все эти спектакли, которых в общей сложности было восемь, прошли на очень высоком уровне.

— А теперь давайте поговорим про Вашу работу с Лео Нуччи и выступление на одной сцене с Азером Рзазаде, что также стало историческим событием для азербайджанского оперного искусства.

— У меня были прослушивания оперы «Богема» Дж.Пуччини для театра Пьяченце, которые проходили в итальянском городе Парма. Дирижёр данного спектакля Альдо Сизилло является арт-директором театра имени легендарного оперного певца Лучано Паваротти в городе Модена, где родился итальянский самородок, откуда и началась его карьера. Прослушивания прошли удачно, и после этого мне сказали, что мою кандидатуру утвердили на роль Коллена в опере «Богема», причём сразу в двух театрах: Пьяченце и Модена, спектакль, в котором состоялся в октябре 2019-го года.

Мне очень понравилась эта постановка Лео Нуччи, великого баритона, которому почти 80 лет, но он до сих пор прекрасно поёт и выступает на мировых сценах. Сегодня, как режиссёр, Нуччи иногда ставит спектакли в Пьяченце. С этим выдающимся вокалистом я пел в опере «Риголетто» в сентябре 2019-го года в театре Ла Скала. За свою карьеру Нуччи спел более 600 раз в спектакле «Риголетто», и для меня было большой честью разделить сцену с живой легендой мирового оперного искусства. Премьера этой постановки оперы «Риголетто» на сцене театра Ла Скала состоялась в 1994-ом году с участием легендарного маэстро Риккардо Мути, который в те годы был художественным руководителем миланского театра. В нашем случае дирижёром был известный израильский маэстро, художественный руководилось Израильской оперы Даниэль Орен, режиссёр — Жильбер Дефло. Я исполнил драматическую и эмоционально напряженную партию Монтероне. Создавая образ отца, проклинающего Герцога и Риголетто, которые плохо обошлись с его дочерью. Напряжение было настолько сильным, что после моей сцены у меня начиналась отдышка, и мне нужно было минут десять, чтобы прийти в себя, настолько сильно я проникся этим образом.

Было приятно теперь вновь встретиться с Лео Нуччи и в Модена, где он уже выступал в качестве режиссёра-постановщика оперы «Богема», которая прошла с большим успехом. Отмечу, что постановка классическая и просто потрясающая с невероятно красивыми декорациями и всем остальным! Эту оперу целиком можно посмотреть в YouTube. Она получилась словно увлекательный фильм, которая смотрится на одном дыхании.

Мой персонаж – Коллен, философ, один из друзей Рудольфо. Несмотря на то, что Коллен – это персонаж второго плана, его образ очень интересен. Это глубокая и чувственная личность. Во втором акте он на последние деньги покупает себе поношенное пальто, которое ему очень дорого. Однако в четвертом акте Коллен исполняет ариозо, маленькую, но очень психологически тонкую и красивую арию, в которой раскрывается сущность этой личности. Ариозо — это прощание с самой ценной для него вещью — со старым пальто, которое Коллен решил отнести скупщику, чтобы выручить немного денег, когда Мими становится плохо, необходимо позвать доктора и купить лекарства, тем самым помочь друзьям. По глубине и силе самопожертвования – это настоящий подвиг, без всяких шуток, ведь на дворе зима, а денег на новое пальто нет и не будет. Аккорды, по завершении арии, звучат и в конце самой оперы. Эта ария настолько эмоциональна, что по своему духу характеризует всю оперу. Меня настолько трогает самоотверженность этого героя, что я сам словно превращаюсь в него, ощущаю его внутренние переживания и страдания.

Тот факт, что я буду петь вместе с выпускником Академии Ла Скала, моим хорошим другом Азером Рзазаде стало для меня неожиданным, но очень приятным сюрпризом. Мы с Азером дружим уже десять лет, всегда поддерживаем друг друга. Когда мне сообщили, что я буду выступать в театре Пьяченце, мне не сказали, кто будет исполнять главную партию Рудольфо, тенора. Помню, как однажды Азер сказал мне такую фразу: «Магеррам, представь, что однажды мы будем вместе петь оперу «Богема». Это было бы потрясающе! Ведь я уже давно пою Рудольфо, а ты теперь поешь Коллена, может судьба нам подарит такой шанс выступить вместе в Италии!» Представьте себе мою радость, когда перед концертом в ЮНЕСКО (Париж), посвящённом 100-летию АДР, мне пишет Азер, который уже узнал утверждённый состав на данный спектакль, и, оказывается, мы участвуем в одной постановке. Эта была фантастическая новость, которая обрадовала меня до глубины души. Мы так ждали этого дня, когда два друга, два азербайджанских вокалиста выйдут на сцену потрясающего итальянского театра и споют вместе. Азербайджанское оперное искусство ждёт небольшое, но историческое событие.

Эти два спектакля «Богемы» в итальянском театре Пьяченце (Teatro Municipale di Piacenza) прошли с большим успехом 20 и 22 декабря 2019-го года. На наш спектакль пришёл посол Азербайджана в Италии Мамед Ахмедзаде, который поздравил нас сразу после выхода со сцены, сказав: «Ребята, мы вами гордимся! Молодцы!» Было так приятно слышать эти слова! Меня в этот момент переполняли эмоции. Представляете, как это здорово, когда два азербайджанца, два друга, два оперных певца выступают в столь известном театре на итальянской сцене.

Затем я получил приглашение от руководства Азербайджанского государственного академического театра оперы и балета выступить в опере «Богема» в начале апреля 2020-го года. Это должно было стать моим дебютом в нашем театре, в котором я прежде не выступал, но в связи с распространением коронавирусной инфекции этот спектакль был временно отменён.

— Ваши успехи не остались незамеченными и в первой декаде февраля текущего года Вы получили награду со стороны государства….

— Да, 11 февраля 2020-го года я получил Президентскую премию для молодёжи, за что хочу выразить благодарность руководству нашего государства. Для меня — это большая честь и мотивация ещё больше работать и представлять нашу страну в мире. Думаю, всё самое интересное нас ждёт впереди!

А чуть позже в феврале этого же года мне довелось принять участие в гала-концерте в президентском Квиринальском дворце в Риме по случаю открытия «2020-й год – Год азербайджанской культуры в Италии». На концерте присутствовали: президент Азербайджана Ильхам Алиев, первая леди Мехрибан Алиева, президент Италии Серджо Маттарелла и его дочь Лаура Маттарелла.

Азербайджанский государственный камерный оркестр имени Гара Гараева под управлением заслуженного артиста Азербайджана Фуада Ибрагимова исполнил произведения азербайджанских и итальянских композиторов. Для меня было большим удовольствием работать вместе с талантливыми музыкантами и дирижёром.

— Магеррам, спасибо Вам большое за интересную и содержательную беседу. Мы Вам желаем удачи и выступлений на самых престижных музыкальных сценах мира.

— Большое спасибо за внимание и интерес к моему творчеству.

Главное фото: Орхан Асланов

Фотографии из личного архива Магеррама Гусейнова

Рустам Гасымов

www.yenicag.ru

1118
NOVOYE-VREMYA.COM
www.newsroom.kz