Ливийский котел: кто попадет в очередную геополитическую ловушку?

«Успехи Турецких Вооруженных Сил в Ливии свидетельствует о налаженном взаимодействии с США, в частности по линии разведки»

Последние события в Ливии и геополитические процессы вокруг этой богатой нефтью и природным газом нестабильной стране Информационно-аналитический портал «Yenicag.Ru — Новая Эпоха» обсудил с экспертом в области энергетики и энергетической безопасности Автандилом Мамедовым.

— Одно за другим из Ливии идут сообщения информационных агентств о столкновениях там интересов России и Турции, поддерживающих маршала Халифы Хафтара и Правительство национального согласия Ливии, соответственно. Почему вдруг интересы двух государств, которые называли друг друга совсем недавно самыми лестными словами, столкнулись в стране, с которой нет общих границ ни у Турции, ни у России? Не нефть ли этому причина обостряющихся противоречий между Россией и Турцией?

Автандил Мамедов

— Очевидно, сужающийся европейский рынок газа может создать предпосылки для более агрессивной рыночной политики ПАО «Газпром» в Турции. Я имею в виду, что одним из вероятных событий будет предложение газа для Турции по более низкой цене, и при этом будет действовать, во-первых, правило «забирай или плати», во-вторых, давление на Турцию с помощью квот на экспорт в Россию сельхозпродукции. То, что происходит сейчас в Ливии имеет другие корни. Пока нефть была «сладка» шли геополитические войны за ливийскую нефть. Турция, не имеющая своих углеводородных ресурсов, конечно же не могла остаться в стороне, к тому же, в Ливии официальное правительство идеологически симпатично правящей партии Турции. Я имею ввиду близость Правительства национального согласия Ливии к движению «Братья мусульмане». А маршал Халифа Хафтар – это некое лицо, насколько мне известно, обиженное на США, некогда слушатель Военной академии им. Фрунзе, где он жил 20 лет в изгнании, до 2011 года, и он близок к России. Военно-политические противоречия Турции и России, мне думается, начались именно в Ливии и потом перешли в Сирию практически в виде боестолкновений 28 февраля 2020 г.

— У Турции конфликт с США из-за С-400, с Россией из-за ливийской нефти, что победит: нефть или С-400?

— Хороший вопрос, но одно уточнение. Покупка Турцией С-400, отчасти, была тоже из-за углеводородного топлива – газа. Выбор Турцией С-400, кроме всего прочего, был мотивирован именно стремлением Турции более свободно действовать в конфликте с Грецией в вопросе освоения газовых месторождений вблизи Кипра. Имея С-400, а не Patriot, Турция могла бы действовать, пусть не прямом смысле сбивать грецкие самолеты, а демонстрировать силу, не зависимо от США. Так, Ваш вопрос получается «Что же победит – нефть или С-400?» — Ответ — наверное, ни то и ни другое, поскольку они теряют былую ценность. Хотя, после Рамазана в Ливии, я думаю, будет горячо.

— Вы говорите, что выбор Турцией С-400 во многом обусловлен ситуацией вокруг месторождения газа вблизи Кипра. Разве выбор Турции С-400 это не следствие отказа США в продаже ЗРК Patriot?

— Да, я думаю, главным мотивом было именно то месторождение газа. Продажу Patriot трудно было протащить через Конгресс. Процедура продаж вооружений иностранным странам в США регулируется Законом о контроле над экспортом вооружений (Arms Export Control Act, AECA) 1976 года. Раздел 2753 названного закона обязывает президента США получить разрешение Конгресса на продажу оружия иностранным государствам (пункт d-2-A). При этом, в этой же разделе (пункт d-2-C) разрешается президенту в целях обеспечения безопасности США и в чрезвычайных обстоятельствах без согласия Конгресса подписать документ о продаже. С Президентом Трампом можно было аргументировать эту позицию. Такие примеры есть. Однако, в турецких СМИ, а иногда и у политиков часто звучал только один аргумент: В США завидуют Турции, потому отказывают в продаже ЗРК Patriot. Даже если допустить, что жители Сиэтла жутко завидуют тем, кто живет в Чоруме или Байбурте, это не аргумент, с таким аргументом невозможно выстраивать взаимоотношения с Государственным департаментом, президентом США. И винить в отказе в продаже Patriot Турции только США несправедливо.

— В русскоязычных СМИ и интернет ресурсах часто пишут, что С-400 нечто уникальное и равных этой системе нет. Выбор Турции С-400, а не ЗРК Patriot не мог быть результатом этого?

— Видите ли, «С-400 нечто уникальное и равных этой системе нет» может писать дилетант, даже сам производитель С-400 такого не скажет. По той простой причине, что ЗРК С-400 и ЗРК Patriot разработаны с учетом тактики противовоздушной/противоракетной обороны страны производителя. Они разные. Прямое их сравнение некорректно. Тактика противовоздушной/противоракетной обороны США сводится к тому, что в сухопутном театре военных действий (на море у них другой подход) пилотируемыми самолетами вероятного противника бороться надо с помощью авиации, а не ЗРК, беспилотными аппаратами и вертолетами – с помощью ЗРК малой дальности, такие как ЗРК Avenger, а ЗРК Patriot ориентируется на борьбу с баллистическими целями и крылатыми ракетами малой дальности. Российская тактика не располагает такой огромной авиацией, как США, потому задачу борьбы с пилотируемыми самолетами возложить на собственную авиацию не может. При этом, обширная сухопутная граница требует соответствующую оборону, и в рамках такой концепции создан ЗРК С-400. Каждая концепция заслуживает внимание с учетом особенностей страны производителя. Часто пишут, что С-400 имеет дальность 400км, потому он уникален. Это совершенно некорректная аргументация по двум причинам: во-первых, с атакующими аэродинамическими целями на расстоянии 400 км бороться невозможно с помощью существующих ракет С-400, а причина этому ограниченность радиогоризонта РЛС для таких целей (имеется ввиду, что подобные цели не летают выше 1000-1500 м в зоне перехвата) и невозможность ракетам С-400 получать внешнее целеуказание; во-вторых, дальностью никого не удивишь, американская SM-3 Block IIA (с 2019-го года стоящая на вооружении ракета противоракетной/противовоздушной обороны США) имеет дальность до 2500 км и высоту поражения до 500-700 км.

— США, исключая Турцию из программы F-35 говорили, что интеграция С-400 с противовоздушной обороной НАТО, в частности Турции, невозможно и небезопасно для F-35. Это действительно так?

— Если использовать С-400 совершенно автономно, данный ЗРК не может угрожать безопасности НАТО. Но, интегрировать С-400 с существующей системой противоракетной и противовоздушной обороной НАТО действительно невозможно, ибо это может иметь весьма неприятные последствия. Приведу один простой пример. Вооруженные силы НАТО на тактическом уровне, подчеркиваю это – на тактическом уровне, взаимодействуют друг с другом используя систему обмена информацией с названием Link-16.

Сложнейшая система тактического обмена, работающая на ультравысокой частоте с дальностью до 300 миль (≈480 км). Основана на стандарте MIL-STD-6016. Для защиты от помех и перехвата частота передачи данных скачкообразно меняется через каждые 13 миллисекунд, ключи шифрования меняются ежедневно и если какой-нибудь участник обмена данными дискредитирован ключ шифрования с аппаратуры удаляется автоматическим сообщением. Система пока работает в пределах прямой видимости, на 2020-2021 год запланированы запуск специальных спутников, для обеспечения обмена данными без ограничения. Что делает это система? – Например, беспилотный самолет разведчик видит некий самолет противника, еще не входящего в зону обнаружения ЗРК Patriot. Автоматически информация передается операторам ЗРК Patriot, более того, могут быть переданы в том числе фотографии. Не буду описывать как может работать F-35 с этой системой обмена данными, это намного сложнее и шире. Но США не могут согласиться, чтобы С-400 были подключены к таким чувствительным системам обмена данными, как Link-16.

— В последние дни приходит масса информации об успешных атаках турецких беспилотных аппаратов войск Халифы Хафтара в Ливии. В марте турецкие ВС успешно уничтожали зенитно-ракетные системы армии Башара Асада. Разве все это не свидетельствует о том, что Турция и без поддержки НАТО может вести военные действия, следовательно, легко отказаться от описываемых Вами систем интеграции?

— То, что сейчас происходит в Ливии, и то, что происходило в Сирии в марте 2020 года невозможно по-другому назвать, кроме как действительный успех Вооружённых сил Турции. Однако, обширное использование именно беспилотных летательных аппаратов свидетельствует об определенном взаимодействии с США. Мне думается, такое взаимодействие существует на уровне обмена разведданными. Я имею ввиду разведывательные данные, собранные по линии Национального агентства геопространственной разведки США (National Geospatial-Intelligence Agency, NGA). NGA – это одна из разведслужб США, с засекреченным бюджетом (оцениваемым ≈5 млрд USD), с численностью не менее 14 500 штатных работников, исключительно важная структура в планировании воздушных миссий для ВВС США и НАТО.

Характер работы беспилотных аппаратов указывает именно на определенное содействие в снабжении Вооружённых сил Турции качественными разведывательными данными о местности. Я делаю определенный вывод, что на уровне обмена разведывательными данными между США и Турции налажена работа, именно в Сирии и Ливии. Без хороших данных геопространственной разведки беспилотники не могут успешно работать. И последнее, хотел бы озвучит слоган (девиз) Национального агентства геопространственной разведки США: «Познай мир, покажи дорогу».

Беседовала: Айгюн Мурадханлы

www.yenicag.ru

879
NOVOYE-VREMYA.COM
www.newsroom.kz