Ливанский кризис — ловушка для Ирана?

На Ближнем Востоке «набухает» кризис, причем неясно, во что он может вылиться.

Четыре арабские монархии — Бахрейн, Кувейт, ОАЭ и Саудовская Аравия в срочном порядке потребовали от своих подданных покинуть территорию Ливана. В Саудовскую Аравию в не менее срочном порядке вылетел президент Франции Макрон.

Эль Мюрид

Формальный повод был озвучен премьером Ливана Харири, который заявил о своей отставке, находясь на территории Саудовской Аравии. Мотив — опасение за свою жизнь со стороны Ирана, который якобы готовил на него покушение. Так это или нет — уже неважно. В связи с этим возникает аналогия с еще одним беглецом — бывшим президентом Йемена Мансуром Хади, который строго формально уже и не был президентом, так как фактически узурпировал власть, пересидев к моменту бегства в Саудовскую Аравию более года срок своих полномочий. Мансур Хади вернулся в Йемен на саудовских штыках в момент, когда северяне-хуситы, объединившись с бывшим президентом Салехом почти взяли столицу Юга Аден.

Повод для конфликта с Ираном есть — обстрел эр-риядского аэропорта ракетой из Йемена, в котором обвинен именно Иран, поставляющий Йемену вооружения. Реакция в отношении Йемена носит не совсем военный характер: объявлено о продвольственной блокаде, что уже вызвал озабоченность чиновников ООН, указывающих на то, что блокада может привести к голоду и гибели миллионов йеменцев.

Однако целью является очевидно не Йемен, а Иран. Потому и кризис, который разрастается.

Причина тоже вполне очевидна: успехи, хотя и половинчатые, в Сирии, позволяют Ирану более уверенно говорить о реализации стратегии «шиитского полумесяца» в регионе, а это — прямой вызов аравийским монархиям и в первую очередь Саудовской Аравии.

Говоря откровенно, назревает региональная война. И не карнавальная и опосредованная с участием прокси-сил, а полноценная регулярная. Саудовская армия, конечно, не из тех, кто впечатляет успехами, но противник серьезно истощен войной в Сирии и Ираке, что позволяет рассчитывать на определенные преимущества. Театр возможных боевых действий тот же — Сирия и теперь, возможно, Ливан. Союзники Саудовской Аравии тоже вполне понятны — ЛАГ, опосредованно — Израиль, плюс возможно участие в том или ином виде Соединенных Штатов, во всяком случае там, где будет столкновение с Ираном.

Пока говорить о войне рано — стороны лишь обозначают намерения. Хотя в 15 году примерно так же уже с мая-июня вовсю пошли признаки подготовки России к войне в Сирии. Но нынешний кризис нешуточный, хотя в России о нем почти не говорят. Почему — понятно. Россия вдруг оказывается между молотом и наковальней, а вообще-то говоря — лишней на этом празднике. Поэтому нужно понять, что делать, если конфликт и вправду вдруг разгорится.

Мохаммед бин Сальман (а именно с ним, а не королем, прилетел срочно общаться Макрон) настроен предельно решительно, и это нужно принимать во внимание.

Востоковед, политический обозреватель Эль Мюрид

www.yenicag.ru

814
UTRO.AZ
NOVOYE-VREMYA.COM