Le Monde (Франция): Европа не в состоянии защититься от Китая

Торговая война США с Китаем могла бы сыграть на руку Европе. Китай предпринимает активные попытки очаровать Европу. Но Европа до сих пор не может сделать выбор. Она не поняла, что очень мала по сравнению с Китаем. В интервью газете «Монд» главный экономист «Натиксис» в Гонконге Алисия Гарсия Херреро отметила, что Европе пора отказаться от иллюзий и больше инвестировать в исследования.

«Mонд»: Отразилась ли торговая война с США на китайской экономике?

Алисия Гарсия-Херреро*: Пока что нет, поскольку первые июльские и августовские санкции касаются в первую очередь китайской высокотехнологической продукции, которую США все равно не импортируют. Но с другим пакетом мер, который может вступить в силу уже в ближайшее время, все обстоит иначе. Он затрагивает товары на 200 миллиардов долларов, что в четыре раза больше первых санкций. Кроме того, Дональд Трамп грозит ввести пошлины на весь импорт из Китая.

Второй пакет касается продукции с относительно небольшой добавленной стоимостью и секторов, в которых США зависят от Китая. Вашингтон отдает предпочтение другим поставщикам, которых ему проще контролировать, в частности Мексике и Вьетнаму. Именно в такой перспективе США недавно подписали новое соглашение о свободной торговле с Мексикой. В стратегии обхода Китая Мексика явно играет большую роль, чем Канада.

Что касается Вьетнама, его экспорт подскочил в июле, однако пока что нельзя утверждать, что речь не идет о китайских товарах, которые движутся транзитом через страну. Дело в том, что США куда проще контролировать происхождение продукции в Мексике, чем во Вьетнаме. Вопреки утверждениям некоторых, американская администрация доказывает существование у нее настоящей стратегии в этом вопросе.

— Что может сделать Китай?

— Показать остальному миру, что торговая война ему ничем не грозит, поскольку у него есть другие клиенты, в частности Европейский союз. Именно с этим связаны активные попытки Пекина очаровать Европу. Китайское и европейское руководство уже проводило встречу в середине июля, тогда как в середине сентября два высокопоставленных китайских чиновника должны прибыть в Брюссель для переговоров с главами Еврокомиссии и Евросовета Жаном-Клодом Юнкером и Дональдом Туском. И как бы случайно химическая компания BASF получила в Китае лицензию, на которую уже и не рассчитывала.

— Кризис открывает возможности перед Европой?

— Да, при условии, что ЕС сможет отстраниться. Обычно его ругают за пассивность, но в данном случае ему не следует вставать на сторону Китая или США. В настоящий момент ЕС экспортирует 2,5% своего ВВП в США и треть в Китай. Европейцы должны сказать китайцам: вы хотите, чтобы мы перебалансировали нашу экономику и стали больше ориентироваться на вас? Прекрасно, тогда сделайте ваш рынок более открытым для нас, и мы об этом подумаем.

Китайцы, без сомнения, готовы пойти на уступки. Они думают о том, в каких секторах открытость в большей степени сыграет на руку европейцам, чем американцам. В частности речь может идти об излюбленном Германией автомобилестроении. Европе же пора отказаться от иллюзий.

В отличие от Японии и Кореи, которые отдали целые отрасли промышленности на откуп Китаю, Европа до сих пор не может сделать выбор. Она не поняла, что очень мала по сравнению с Китаем. Здесь мало что значит даже Германия. ЕС не только распыляет силы, но и очень мало инвестирует в исследования: всего 1% ВВП по сравнению с 4% в Южной Корее и 2% в Японии и Китае.

— Европе нужно защищаться от Китая?

— В 2017 году 80% китайских приобретений в Европе касались предприятий в сфере высоких технологий. В США же этот показатель составил 0%, поскольку американские власти блокируют такие попытки. В результате Европа уступает Китаю технологии, которые позволят ему реализовать программу развития до 2025 года и стать мировым лидером в десяти ключевых отраслях. ЕС говорит о необходимости защищаться, но не может сформировать организацию по контролю иностранных инвестиций наподобие той, что существует в США.

— Китайский долг создает проблемы?

— Он никак не отражается на финансовой стабильности, поскольку находится на руках у граждан. У китайских семей нет не только сведений, которые могли бы встревожить их, но и свободы выбора. Кроме того, по официальным данным, китайский госдолг не превышает 50% ВВП, что намного меньше, чем в Европе и США, где речь идет примерно о 80%. Только вот Китай в отличие от Европы не включает сюда долг своих госпредприятий под тем предлогом, что часть их капитала торгуется на бирже. Если же включить сюда эти цифры, долг возрастает до 260%. Это впечатляющая сумма, но пока что ее не назвать неподъемной.

— Может ли Китай девальвировать юань?

— Это сложный в политическом плане вопрос, поскольку это стало бы признаком слабости. В 2015 году это повлекло за собой массовый отток капиталов. Власть усвоила этот урок.

www.yenicag.ru

1725
UTRO.AZ
NOVOYE-VREMYA.COM