«Во всех постсоветских стран очень большой разрыв между богатыми и бедными и это социальное давление будет только нарастать»

О политике центральноазиатских государств и в частности об Узбекистане и Туркменистане, рассказал Yenicag.Ru кыргызский аналитик, Сергей Масаулов.

– Что вы можете сказать про новую власть в Узбекистане? Насколько удачно был осуществлен там переход власти?

– В Узбекистане все произошло мягко и удачно. Мирзиеев был 13 лет премьер-министром и все считали, что его приход невозможен, а на самом деле Каримов великолепно подготовил передачу власти. И теперь Узбекистан будет продолжать политику Каримова.

– То есть «мертволежащую» политику?

– Нет. Это, прежде всего политика многосторонних отношений с Россией, Китаем, США, Казахстаном, Туркменистаном. Узбекистан смог сохранить национальное производство, сохранить промышленность. Другое дело, что производство труда низкая. Но все ровно я бы не стал сбрасывать Узбекистан со счетов, так как в любом случае это потенциальный лидер всей Центральной Азии. Другое дело, что они всегда за эту роль боролись с Казахстаном. Астана в свое время смогла вырваться, но сейчас мы видим, как Узбекистан во главе с Мирзиеевым приобретает все больше и больше позиций в отношении с другими странами, и я прогнозирую рост веса этой страны и развития этого государства в сторону дальнейшего лидерства региона.

– Но ведь авторитаризм этого региона никуда не делся и развитие в таких условиях немного сложно…

– Давайте определим такую вещь. Когда мы говорим о авторитаризме или тоталитаризме, мы говорим о типах государства. Когда мы говорим о режимах в этих государствах, мы должны говорить о том, в какой мере этот режим дает эффективность управления и второе формирование перспектив для дальнейшего развития страны, то есть что нового будет для государства или обеспечение перемен. Если перемены обеспечиваются, то режим вполне себе адекватен.

– Но ведь это не отменяет тот факт, что в Узбекистане большое расслоение общества?

– Но, а это расслоение сейчас наблюдается везде, во всех государствах постсоветского пространства и я бы даже сказал мира.

– Можно сказать, что в Узбекистане этот вопрос стоит более остро и рано или поздно выведет людей на улицы?

– Понимаете, это вопрос ко всем нам, постсоветским государствам, где очень большой разрыв между богатыми и бедными и это социальное давление будет только нарастать. И каждое руководство того или иного государства должно исходить из этой ситуации. Что надо делать в этой ситуации и если не будет выход, то ситуация будет обостряться. Но заметьте, все революции происходят, ни тогда, когда людям плохо жить, экономический коллапс, а тогда, когда становится не много лучше. Этому пример восстание в Российской империи. Тогда экономическое положение России было на порядок лучше, чем в Германии, но у нас восстали, а там нет.

Революционное сознание вносит интеллигенция. Национальная интеллигенция со своим революционным сознанием иногда теряет ориентиры собственного национального развития, а начинает жить как в Англии, Германии. И по сути национальная интеллигенция является носителем революционной идеи.

– Возвращаясь к Центральной Азии. Как вы видите развитие Туркменистана, которая под давлением внешней конъектуры, тоже вынуждена была деформировать свою политику?

– Мне очень трудно говорить про Туркменистан, так как я туда не могу часто ехать. А со стороны как мне видится, я могу сказать, что они начали искать опоры среди региональных государств. И первым среди этих государств был Узбекистан, в рамках визита Мирзиеева стороны смогли договориться по многим газовым вопросам, транзитным вопросам и наконец, они смогли договориться о поставках продовольствия из Узбекистана. В этом смысле Узбекистан сыграл роль братского государства.

Зная взгляды Аркадака, я могу сказать, что он не сторонник тоталитарного государства и общества. Он сейчас думает над тем, как можно смягчить ситуацию. Он должен думать о том, как страна будет развиваться дальше, и искать методы мягкого перехода. Это будет происходить в ближайшие 5 лет. С Узбекистаном он уже договорился на первом этапе, чтобы он мог опираться в регионе на кого-то. Я думаю, что следующим шагом будет начало переговорного процесса с Казахстаном, что создаст связку Ташкент, Астана, Ашхабад. Это будет, потому что сегодня Кыргызстан и Таджикистан больше под влиянием ЕАЭС и Китая, а вот эта тройка будет искать способ взаимодействий в Центральной Азии.

– Ну а как вы оцениваете перспективы сближения Туркменистана с Азербайджаном? И видите ли вы союз Анкара, Баку, Ашхабад?

– Я если честно этого союза пока не вижу, но прощупывание есть. Но туркменский газ надо продавать, и в этом плане Азербайджан и Турция могут сыграть немаловажную роль. Но тут еще и встревает Иран. Если продавать по Каспию, то Азербайджану и Туркменистану придется договариваться окончательно, но это поставит вопрос разделения Каспия, где позиция Ирана неоднозначна. Поэтому, пока путь туркменского газа в Турцию лежит через Иран.

Ниджат Гаджиев
Yenicag.Ru

Yenicag.Ru - www.yenicag.ru

Дата:
Просмотры: 1203
Теги:
Поделиться:

× При полном или частичном использовании аналитики, интервью или новостей OOO "Yeni Chagh Azerbaijan" активная гиперссылка на главную страницу www.yenicag.ru обязательна.

Что думаете?
Похожие Новости

    "Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта."