Коронавирус и украинско-российская информационная война: кто выйдет победителем?

На вопросы Yenicag.Ru — Новая Эпоха отвечает эксперт ОО «Информационная безопасность», член совета по свободе слова при президенте Украины, автор и ведущая программы «Евроинтеграторы», экс-заместитель министра информполитики по евроинтеграции Украины Татьяна Попова:

— Давайте начнем с процесса евроинтеграции… Что изменилось за последние годы в этом направлении? Что сделал для евроинтеграции Порошенко, а что собирается делать Зеленский? Чья политическая концепция лучше для усиления этого процесса?

— Во-первых, давайте начнем с того, что у нас концепция по евроинтеграции в принципе не менялась. У нас в Конституции сейчас закреплено направление евро и евроатлантической интеграции, и соответственно с новым вице-премьером по евроинтеграции. Он кстати поменялся сейчас. Дмитрий Кулеба стал министром иностранных дел, а на его место вице-премьером Украины по вопросам европейской и евроатлантической интеграции стал Вадим Пристайко, который в 2019 был министром иностранных дел. Они также работали в дипломатической системе при Порошенко. Кулеба тогда был послом Украины при Совете Европы. Поэтому я не вижу тут какого-то глобального изменения. Внешнеполитическое направление остается тоже самое. Заместители по евроинтеграции по-прежнему есть в министерствах. Просто теперь они выполняют не только эту функцию. Может быть система отчетности выполнения наших заданий по евроассоциации стала чуть лучше. Мне так кажется потому, что теперь, как минимум, достаточно регулярно собирают информацию. В то время, когда я была замом по евроинтеграции в 2015-16 году, и даже в 2014-ом, ещё до того, как я занимала этот пост, я видела, что происходит в нескольких министерствах. Могу сказать, что там такой глобальной регулярной отчетности не было. А сейчас она уже постепенно, в 2016-17 гг. появилась и стала более системной.

Татьяна Попова

— Как аналитика, специалиста по внутренней и внешней политике Украины, вас лично устраивают условия ЕС перед Украиной для вступления в Союз. А какие ошибки и недостатки украинской политики в отношении к Европе?

— По поводу наших обязательств перед ЕС и их перед нами. Тут могу только повторить, то же самое, что мне в свое время говорил представитель Мирового банка в Латвии, который раньше занимал различные должности в латвийском КабМине, он говорил о том, что вот если бы вернуть назад к началу их евроинтеграции, то они бы больше защищали местного производителя, местную промышленность и сохранили бы людям рабочие места. Мне кажется, что вот это то направление, которое нам тоже предстоит ещё доказать и проработать с нашими европейскими партнерами. Потому что местного производителя нужно защищать. Это то, что возможно, на каком-то этапе не было сделано во времена Порошенко. Я знаю, что сейчас квоты уже несколько раз на украинскую продукцию для Европы расширялись. В то же время все равно остаются некоторые направления, например, тот же мёд, где мы квоту выбираем в течении первого месяца. Кроме того, в той же Франции местный производитель всегда протекционирован и находится под защитой государства. Вот это мне кажется это то самое направление, которым Украина должна заниматься. Потому что свои рынки в пределах разумного нужно защищать, это первое, а второе, при этом нужно все-таки, чтобы не было коррупционных рисков. Чтобы не было такой ситуации, когда производитель занес деньги какому-то чиновнику, чтобы выиграть государственный тендер или усложнить жизнь конкуренту. Антикоррупционные органы должны работать достаточно жестко и независимо. В принципе у нас уже создан и начал работать антикоррупционный суд, куда Антикоррупционное бюро передает дела. Есть надежда, что все-таки этот суд в отличии от обычных судов, начнет сажать коррупционеров.

— Переговоры с НАТО тоже — разочарование для украинской общественности, так как на Западе не желают столкнуться с Россией из-за Украины, но и не отказываются от политической поддержки, которая к сожалению, недостаточно отразить агрессию со стороны Москвы и восстановить территориальную целостность украинского государства, что вселяет в украинское общество мрачный пессимизм. Каким вы видите выход их положения, в будущем Украине удастся наладить отношения с Россией? Есть вероятность, что Россия когда-то откажется от своих имперских амбиций и вернет Украине Крым и Донбасс?

— Честно говоря не вижу в чем же разочарованность украинской общественности НАТО. Общеизвестно, что по статуту НАТО они должны защищать страны, которые становятся членами альянса от агрессии других стран. И соответственно, там та же Корея и Австралия, по-моему, они даже не являются членами блока, но при этом имеют достаточно хорошее партнерство, имеют статус партнеров вне альянса. Мне кажется, что Украина вполне может претендовать на такой статус, в принципе, адаптируя наши вооруженные силы стандартам НАТО. Мы идем к подобному статусу и мне кажется это ни для кого не секрет. Мы уже строим нашу армию по стандартам североатлантического альянса. По поводу отражения агрессии со стороны России и восстановление территориальной целостности Украины, мы прекрасно понимаем суть этой проблемы и делаем все шаги для того, чтобы все-таки Донбасс, как минимум, вернулся в состав нашей страны. Для этого в состав Минской группы введены люди на уровне замминистров, создано специальное министерство по реинтеграции территорий, создан телеканал, который ведёт вещание на Донбассе, для жителей этого региона. То есть, Украина со своей стороны выполняет все необходимые шаги и все условия всех договоренностей, в том числе и минских для того, чтобы реинтегрировать эти территории. Хочу отметить, что в минских соглашениях действительно написано, что выборы должны состояться по стандартам ОБСЕ. А «стандарты ОБСЕ» подразумевают, что иностранные военные, элементы иностранных вооруженных сил не должны находиться на территории, где предстоит провести выборы и там должна быть работающая система правопорядка — то есть Национальная полиция Украины и международные наблюдатели. Работа всех независимых СМИ, которые имеют там лицензию, должна быть гарантирована. А украинские СМИ на данный момент там отсутствуют. Вот это то, что в принципе должна нам обеспечить Россия, иначе там невозможно будет провести легитимные выборы.

А на счет Крыма могу сказать, что там гораздо более сложная ситуация и геополитическая обстановка вокруг Крыма более сложная, чем на Донбассе. Полуостров был заведен под юрисдикцию России, при этом никто в мире этого шага не признает, но Россия в своём законодательстве это сделала. Потому шаги по Крыму более долгосрочные, чем по Донбассу. Как сказал мне посол Германии «Мы 40 ждали, пока падет Берлинская стена и она в конца концов пала». Ну видимо должно пройти какое-то время для того, чтобы Крым вернулся в Украину. И не забываем о том, что Крым очень сильно зависит от водных ресурсов Украины. Он же в свое время не просто так был приписан к Украинской ССР. Все это потому, что он географически и в ресурсном плане зависит от большой Украины и мне кажется, что в конечном итоге вот эта рациональность — она возобладает и победит. Да, Крым — это более разнонациональная земля, чем другие регионы Украины, но при этом не сильно отличается от той же Херсонской области, где также есть поселения крымских татар, присутствует русскоязычное население, то есть разницы Херсонской области с Крымом особой нет, в принципе. Вот это говорит об искусственности его аннексии.

— На фоне глобальной пандемии СМИ тоже замкнулись в круг, информационное пространство переполнено сюжетами и материалами о коронавирусе, мнениями различных специалистов и везде статистика умерших, заразившихся и выздоровевших. Но российские СМИ по-прежнему в своем амплуа, забыли о проблемах самой России, но ни на минуту не забывают об Украине и с утра до вечера внушают россиянам о том, что в Украине неправильно борются с пандемией. Если сравнивать Украину с Россией, то какая ситуация, социально-экономическая, внутриполитическая и т.д. в Украине на данный момент, где она более критична?

— Давайте сначала посмотрим на факты. Факты говорят о том, что в Украине в десять раз меньше зараженных коронавирусом, нежели в России, ну соответственно, и умерших. Это говорит о том, что ситуация с коронавирусом в России более критична, чем в Украине. Вот есть график, в котором есть сравнение по 70 дням после первой тысячи зараженных по девяти странам. И по нему ясно видно, что Россия в принципе уже сейчас находится на втором месте после Испании, и предполагаю, что в течении ближайших десяти дней, скорее всего обгонит и её. Потом надеюсь, что в России эпидемия пойдет на спад. Почему я надеюсь? Потому, что у нас с Россией достаточно активное приграничное сообщение. Даже после закрытия границ до нескольких тысяч человек каждый день проходит из России в Украину. Соответственно, есть угроза привнесения из России коронавируса на нашу территорию. Понятно, что сейчас всех прибывших из-за границы отправляют на обсервацию домой со специальным приложением, либо под наблюдение врачей. Но даже несмотря на эти меры, это достаточно опасная тенденция, что в соседней стране достаточно большое количество зараженных вирусом. Повторяю, в России показатель в десять раз больше, чем в Украине. Предположительно, что в ближайшее время, учитывая разные скорости распространения вируса в России и Украине, разница будет ещё больше. Что никак не может не беспокоить Украину. А на счет российских каналов и об их программах могу сказать, что у нас через суды и решением Национального совета по вопросам телевидения запрещено транслировать их в кабельных сетях. Поэтому украинское общество не сильно зависит от информационной повестки российских СМИ. А доверие к российским масс-медиа со стороны украинских зрителей, слушателей и читателей на уровне 2-3 процентов, не больше.

— Вас устраивает работа украинских масс-медиа в информационной войне с кремлевской пропагандой? Скажите, пожалуйста, хотя я понимаю, что этот вопрос касается информационной безопасности вашей страны, но все-таки, какие недостатки у Украины и какие преимущества у россиян в этой сфере?

— Во-первых, у нас в Украине все-таки свободные СМИ. Украина впервые после 2009-го года времен Ющенко вернулась в ТОП-100 стран со свободными СМИ. Я надеюсь, что мы поднимемся в этом рейтинге еще выше в ближайший год. Поэтому, меня ни как у журналиста, ни как у члена Совета по свободе слова при президенте не может быть такого понятия, как «устраивает ли меня работа украинских СМИ». Они работают, и это хорошо. И государство должно поддерживать работу украинских масс-медиа вне зависимости от того, устаивает их это работа или нет. Потому, что свободные СМИ — это основа демократии, основа стабильности любой демократической страны. Вот живой пример, кстати, — ситуация с коронавирусной пандемией благодаря СМИ. Президент и Парламент приняли решение о том, что нужно поменять министра здравоохранения. Поменяли двух министров с начала этого года. То есть сейчас работает третий министр здравоохранения, у которого наконец-то начала получаться защищать страну. Как видим мы сейчас в пандемии идем достаточно ровно, на уровне Польши приблизительно, а не на том уровне, на котором идет Россия или другие европейские страны. Ну европейские страны понятно — Западная Европа, они первыми приняли этот удар после Китая потому, что к ним часто летают отдыхать, у них больше туристический поток, бизнес и т.д. Ну Украине и Польше удалось подготовиться к нашествию коронавируса, и это произошло во-многом именно благодаря свободной работе СМИ. Поэтому меня безусловно, работа украинских СМИ не может не радовать. С точки зрения противостояния в информационной войне с Россией: лучшая контрпропаганда — это правда. То есть, если украинские СМИ могут доносить правдивую информацию о том, что происходит в нашей стране, что происходит в мире, что происходит в России, это уже определенная победа. Да, возможно мы не получим такое зазомбированное, верящее в победу своей сборной по футболу население, как в Северной Кореи. Наверняка знаете, по национальному телеканалу Северной Кореи передали, что их сборная по футболу стала чемпионом мира и люди в это поверили. Хотя в мировых чемпионатах их сборная по факту никогда не принимала участия. Точно также, как я понимаю, что в России более 50% населения верят в бандеровцев, фашистов, «распятых мальчиков», в «поезда с бандеровцами», которые ехали в Крым и только благодаря солнцеликому Владимиру Владимировичу удалось предотвратить этот «поход бандеровцев». Возможно, кто-то верит в это, возможно в России люди даже действуют исходя из того, что им показывают федеральные каналы. В Украине, слава Богу, такой ситуации нет, и я очень рада, что скорее всего этого уже не будет никогда. Почему? Потому, что во-первых, я не верю в возможность закрытия информационного пространства страны в период информационной революции и свободного интернета. Короче говоря, ты не сможешь закрыть в принципе все. Сейчас уже с развитием спутникового интернета это будет ещё более невозможно, чем ранее.

На счет преимущества россиян и наших недостатков в информационной войне могу сказать, что краткосрочно у россиян преимущества такие, — у них центральная власть может приказать, и на местах все каналы, все СМИ, операторы наружной рекламы, все этот приказ исполнят. С одной стороны, это преимущество с той точки зрения, что можно быстро отреагировать на вызовы, с другой стороны в таких вот условиях система закостеневают, а потом вот под этим глиняным налетом окостеневания она прогнивает. Получается такой колос на глиняных ногах. Вспомните Советский союз. Афганистан и авария на Чернобыльской АЭС — два действия и их освещение «по-советски» привело в конце концов к тому, что система пала. Сперва в домах, на кухне люди говорили об этом, потом на улице и площадях и выяснилось, что от общественности скрывали правду. Вот в чем нестабильность в долгосрочной перспективе этой закрытой информационной системы, особенно сейчас, когда есть свободный интернет. Пора признать, что все, что стоит на пути у информации, будет сметено с лица земли самой историей.

Беседовал: Кавказ Омаров

www.yenicag.ru

1822
NOVOYE-VREMYA.COM
www.newsroom.kz