Игорь Панкратенко: «В Венесуэле Россия бессмысленно расходует свой и без того невеликий потенциал»

На вопросы «Yenicag.Ru — Новая Эпоха» отвечает российский аналитик, доктор политических наук, заместитель генерального директора Центра стратегических оценок и прогнозов Игорь Панкратенко.

— Трамп от имени США признал оккупированные Голанские высоты территорией Израиля. Как повлияет такой шаг Вашингтона на ситуацию на Ближнем Востоке?

Игорь Панкратенко

— Знаете — это крайне интересная тема, внешне шокирующие инициативы Трампа на Ближнем Востоке. Признание Западного Иерусалима столицей Израиля и планы по переносу ту да дипломатического представительства США, проталкивание «большой сделки», теперь вот Голаны…

Очень скандальные и очень нестандартные шаги, которые вызывают просто тайфун возмущения и, как кажется на первый взгляд, ставят регион на грань взрыва. Но, отмечу, именно что «на первый взгляд». Целый ряд конфликтов в регионе — тот же палестинский вопрос и Голаны — достались нам в наследство от XX века, причем — без всяких перспектив взаимоприемлемого решения, то есть, такого решения, которое устроило бы и конфликтующие стороны, и всех других системных для региона игроков. Для Трампа и его советников это вполне очевидно.

Поэтому они решились на нестандартный ход — единственная сверхдержава может себе это позволить — отказаться от сложившихся реалий и создать новые. За борт старые схемы, договоренности, системы сдержек и противовесов — формируем новые расклады, приучаем к ним регион, а потом уже начинаем оформлять их в виде договоренностей, соглашений и сделок.

Речь не о том, хорошо это или плохо, удастся это или нет. Речь исключительно о том, что вот именно таким путем, на мой взгляд, решил пойти Трамп. Ну а нам остается пока наблюдать и оценивать перспективы.

Что же до Голан, то здесь есть еще один аспект, который не всем очевиден. Израиль на сегодняшний день является единственным победителем в сирийском конфликте. Поскольку САР, как его военно-политический противник, как активный участник антиизраильской коалиции, имеющая с израильтянами общую границу, прекратила в этом качестве свое существование. Почему бы не закрепить этот действительно грандиозный успех израильтян еще и территориальным призом — стратегически важными территориями? С позиций права сильного, которое сейчас выше традиционного международного права, закончившегося с концом XX века — все логично.

— В сирийском конфликте Россия ценой своих отношений со многими странами мира поддержала режим Асада. Что дальше, какие шаги на сирийском направлении можно ожидать от Владимира Путина?

— То, чего Москва достигла в ходе «экспедиции в Сирию», создает для нее больше проблем, чем предоставляет каких-либо выгод. И впереди у российской стороны — борьба за границы своего присутствия с весьма серьезными противниками.

Во-первых, Москве предстоит весьма нелегкая задача — ограничить присутствие Тегерана, поскольку видение будущего Сирии у Ирана и России, мягко говоря, противоположное. И решение этой задачи чревато весьма драматическими коллизиями, поскольку позиции проиранских группировок в сирийской правящей элите достаточно сильны, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Во-вторых, Москве предстоит противостояние с Турцией, у которой жесткие позиции в отношении будущего Сирии, и отказываться от них Анкара не намерена — что для российской стороны «местная сирийская специфика», то для Анкары вопрос национальной безопасности.

В-третьих, совершенно очевидно, что дальнейшая стабильность может быть обеспечена только серьезной экономической реконструкцией территорий, которые при поддержке Москвы и Тегерана контролирует Дамаск. Это сотни миллиардов долларов даже если делать все по самому «бюджетному» варианту. США и его союзники в это вкладываться не намерены, причем Вашингтон не скрывает намерений всячески противодействовать этой реконструкции пока у власти Асад. Как решить данный вопрос? Брать деньги из российского бюджета? А он такие расходы потянет?

Можно еще с десяток пунктов привести, чтобы понять — Россия одержала в Сирии тактическую победу, но не выиграла войны. Что грозит для нее серьезными издержками. Вопрос о том как их избежать или минимизировать — и есть будущая повестка Владимира Путина и российской дипломатии в сирийском вопросе.

— Есть мнение, что после серии военных актов Израиля, в результате которых пострадали интересы России в Сирии, конкретно после уничтожения российского самолета-разведчика израильскими ВВС, Москва ищет повод отомстить евреям. Это может повысить и рейтинг России в мусульманском мире. Что можете сказать по этому поводу?

— Сталкивался я с подобной версией, сразу скажу, что аргументация ее сторонников — конспирология чистейшей воды, опять же все из серии «хитрых планов» и «многоходовок», о которых все говорят, но конкретных подтверждений привести не могут. От слова «совсем».

В действительности у Москвы существовал и существует большой набор инструментов и ходов, каждый из которых при всей их внешней скромности, может создать израильтянам проблемы. Ни один из них не был и не будет реализован, поскольку интересы безопасности Израиля — это та красная черта, за которую российское руководство переступить не готово ни при каких обстоятельствах.

Что же до «рейтинга в мусульманском мире»… Думаю, Москва не оперирует таким понятием и оно не имеет для нее принципиального значения. Сегодня у России все достаточно хорошо с саудитами и их союзниками — и этого для нее, в силу характера правящего российского класса, считается вполне достаточным.
К сожалению, вот этот аспект — влияние характера нынешней российской власти на внешнюю политику страны — многими наблюдателями игнорируется. Что ведет к мифологизации, иллюзиям и конспирологии.

— Пока иранские власти не отреагировали на решение Трампа. ЕС против этого признания. Традиционно и Тегеран будет проклинать на словах и тех и других. Как вы думаете, Голаны могут стать причиной начала нового военного конфликта на Ближнем Востоке?

— Позволю себе два встречных вопроса. А решение Трампа по Иерусалиму стало — как нам обещали и предрекали — причиной такого конфликта? Нет, все протесты и угрозы достаточно быстро свернулись, больше скажу — «сдулись», а ведь как пафосно говорили…

И второй вопрос, уже применительно к Голанам. Вооруженные контингенты каких государств составят ядро коалиции, готовой с оружием в руках выступить против этого решения Трампа? Вот в том-то и дело, что такая коалиция невозможна, а в одиночку никто не рискнет, в самоубийцы никто не рвется.
Какие-то вооруженные формирования? Так это будет даже выгодно американцам и израильтянам — они объявят их террористическими группировками и разгромят с показной жестокостью, чтобы уж наверняка. Таковы печальные реалии однополярного мира — торжество права сильного, чистое и незамутненное, совсем как в учебниках.

— Распространилась информация о переброске российских военных — группы спецназа — в Венесуэлу для защиты Мадуро. С другой стороны Вашингтон даже назвал сумму, выделенную Минфином США для свержения действующего режима в этой стране. Как вы думаете, можно ли ожидать очередную войну интересов Кремля и Белого дома, уже в Латинской Америке?

— Знаете, вся Латинская Америка — это примерно один (!) что в экспорте, что в импорте России. То есть, ни о каком серьезном конфликте интересов речь не идет. Американцы решили показать «кто хозяин» на их «заднем дворе», «назначив» нового президента Венесуэлы. Российская сторона, интересы некоторых концернов которой оказались затронуты, решила «опротестовать» это решение. И сейчас вкладывается в поддержку Мадуро, не задумываясь о том, вернутся ли эти вложения.

Со стороны, возможно, это выглядит благородно, но вот проблема заключается в том, что благородство — это не та категория, которую нужно использовать во внешней политике. Словом, еще одно бессмысленное противостояние, в котором моя страна зряшно и без особых перспектив расходует и без того невеликий внешнеполитический потенциал. Позиция Китая в этом отношении — он возьмет свое вне зависимости от того, какую фамилию будет носить президент Венесуэлы — выглядит куда более грамотной.

Беседовал: Кавказ Омаров

www.yenicag.ru

592
UTRO.AZ
NOVOYE-VREMYA.COM