Идлибский котел: кому достанется последняя крепость оппозиции? - Мнение экспертов

Недавно состоялась встреча президентов Ирана, Турции и России в Тегеране, где обсуждалась ситуация вокруг сирийского Идлиба, который считается последней крепостью сирийской оппозиции

О чем говорили президенты, какая судьба ждет Идлиб и Сирию в целом, смогут ли до конца продолжить сотрудничество «сирийская тройка» Москва-Анкара-Тегеран, комментировали для Yenicag.Ru эксперты из Турции, России и Украины.

Докторант кафедры Международных Политических Процессов МГИМО, Мэхмет Эмин Икбал Дюрре:

Икбал Дюрре

«Думаю, Путин поставил вопрос ребром, «боевики которые собрались в Идлибе или сложат оружия или полномасштабная военная операция против них неизбежна», а Эрдоган хочет тянуть время, чтоб стычки в Идлибе не просочились в Турцию. Особенно в условиях экономического кризиса в стране, крупномасштабные бои в Идлибе Турции меньше всего нужны», — сказал Дюрре.

Он добавил, что после освобождения Идлиба от оппозиции Путин потребует от Турции покинуть север Сирии, которые перешли под контроль Анкары после военных операций «Щит Евфрата» и «Оливковая ветвь»

«Эрдоган прекрасно понимает, что после того, как Идлиб с помощью русских перейдет под контроль Асада, то Путин потребует от него немедленно вывести свои войска из северной части Сирии. Поэтому Анкара не хочет потерять эту привилегию», — подметил эксперт.

Российский политический аналитик Павел Клачков:

Павел Клачков

«Даже сам факт проведения встречи России, Турции и Ирана, тот факт, что принята совместная декларация — это уже показатель высокого уровня кооперации, высокого уровня сотрудничества между этими странами. Это ключевые силы, от которых зависит стабильность во всем регионе. Я вижу, что есть большая доля контроля над ситуацией, прежде всего со стороны России. Уже есть конкретные успехи в борьбе с радикальными силами, есть беспокойство и забота о мирных жителей потому, что необходимо избежать гуманитарной катастрофы. Есть некоторые шераховатости и трения конечно, с такой стороной конфликта как Соединенные Штаты. Поскольку было необходимо выработать общую позицию Турции, России и Ирана. Особенно это касается действия в отношении Идлиба потому, что как говорит Путин, он конечно согласен со своим турецкой коллегой Эрдоганом, но дело в том, что террористы не являются участниками переговоров и они вполне могут продолжить свои агрессивные действия. А что касается позиции Вашингтона, то она носит хаотичный характер — не конструктивный. Они прибегают к самым подлым методам ведения психологической войны, к постановкам, к имитации каких-то химических атак, к провокациям, но знаете все эти провокации не достигают никакой разумной цели, только вносят ненужную суету в ситуацию, которую можно было бы решить очень быстро и просто. У США своих успехов то нету в Сирии, вот поэтому портят ситуацию, осложняя её для России и Ирана, которые хотят поднять страну из руин и обеспечить массовое возвращение сирийцев на свою родину, которые стали беженцами в результате продлившейся тут кровопролитной войны», — подчеркнул Клачков.

Далее российский политолог отметил, что уже удалось предотвратить распад Сирийской республики

«Все-таки я думаю уже удалось предотвратить распад Сирии, что могло бы стать настоящей катастрофой для всего региона. Поэтому несмотря на внешние противоречия между Путиным и Эрдоганом найдена общая платформа для переговоров и удастся найти общий язык по всем вопросам. Что касается Ирана, то там все осложняется противостоянием Ирана и Израиля, ну по моим прогнозам Иран никогда не уйдет из Сирии потому, что их вклад в победу над террористическими группировками слишком велик. поэтому просто так избавиться от Ирана, даже если Израиль будет предпринимать какие-то радикальные действия, не получится. Поэтому такие встречи для достижения мира в регионе, не только на Ближнем Востоке, также и на Кавказе, в Центральной Азии очень важны», — заключил российский эксперт.

Сулейман Эрдем, аналитик Центра стратегических исследований SASAM, Турция:

Сулейман Эрдем

«Решение идлибской проблемы мирным путем для Турции является жизненно важным вопросом. Идлиб, выключая территории, которые находятся под контролем Турции и под контролем YPG-PYD, единственная провинция, которая неподконтрольна Асаду. Идлиб, после освобождения от радикальных группировок, и после объявления амнистии оппозиционным силам, при условии, что там никогда не будут базироваться и курдские террористы из YPG-PYD, не представляет угрозу для Турции. Турция заинтересована в нормализации ситуации у своих границ. В этом случае миллионы беженцев, которые проживают в Турции, смогут вернуться в свою родину, в свои дома, что освободит страну от тяжелого бремя, которого носит экономика.

Турецкий аналитик также напомнил, что во время тегеранского саммита президенты ещё раз подчеркнули, что уважают территориальную целостность Сирийской Арабской Республики.

«В принятой в тегеранской встрече Декларации четко подчеркивается, что стороны признают территориальную целостность Сирии и являются сторонниками решения проблемы в рамках этого тезиса. Это ещё раз доказывает, что в позиции Анкары в отношении Асада наблюдается смягчение. Это полностью соответствует государственным и национальным интересам Турции. Турции все равно, кто будет возглавлять Сирию, главное, чтобы там не были незаконные вооруженные формирования, террористические группировки, подобно YPG-PYD, ИГ и др., которые представляют угрозу её безопасности. Для того, чтобы отменить возможную турецкую операцию в Идлибе, Асад должен объявить амнистию конструктивной сирийской оппозиции (ССА) и дать гарантию, что в приграничной полосе с Турцией не будут базироваться террористы YPG-PYD. Если это невозможно, то Турция вместе с Россией, Ираном и режимом с минимальными рисками и потерей должна очистить регион от радикальных элементов», — добавил Эрдем.

Затрагивая вопрос о разногласиях между Анкарой и Москвой по поводу Идлиба, турецкий эксперт сказал, что конфронтация с Россией и режимом Асада может оставить Турцию лицом к лицу с новым потоком беженцев из региона.

«В данном случае, если Анкара пойдет против России и режима Асада, то в Турцию нахлынет новый, огромный поток сирийских беженцев, которого трудно будет остановить, и это приведет к тому, что YPG-PYD тоже присоединятся к операциям Асада в Идлибе и продолжат свое существование у наших границ. Помимо этого, из-за Идлиба российско-турецкие отношения могут серьезно ухудшиться, что вынудит Анкару заново искать пути сближения с Вашингтоном, антитурецкая позиция которого и так ясна. А в этом случае Турция будет полностью лишена возможности помешать созданию «курдского коридора» на севере Сирии», — резюмировал турецкий эксперт.

Украинский политолог, эксперт Украинского института анализа и менеджмента политики Николай Спиридонов:

Николай Спиридонов

Спиридонов отметил, что США в Сирии окончательно проиграли и явно не могут сместить Асада.

«Однополярный мир, с чёткой гегемонией (США) который был в 90-е после распада СССР, сейчас постепенно разрушается.
Страны, которые в США считают изгоями (Иран, Турция, Россия…) успешно объединяются и отстаивают свои интересы. В Сирии Америка, фактически проиграла, и сместить Асада не может. Это может нанести серьёзный удар по репутации США как страны №1. Американцы пытаются изолировать сразу несколько мощных стран и получается всё хуже. С таким количеством «изгоев» мир постепенно становится многополярным. Если предположить связку: Китай+Германия+Россия+Индия, то такое объединения может оказаться даже мощнее, чем США+Западная Европа», — сказал украинский эксперт.

Он добавил, что вооруженной оппозиции Сирии пришел конец.

«Что касается принятых решений, то руководители России, Турции и Ирана постановили бить вооружённую оппозицию Сирии до победного конца. Не идти на компромиссы», — подытожил Спиридонов.

Российский эксперт, ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций, Михаил Нейжмаков:

Михаил Нейжмаков

Эксперт, комментируя тегеранскую встречу трех президентов, обратил внимание на недовольство Эрдогана.

«Уже после встречи трех президентов в Тегеране глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу, что цель Анкары — «остановить наступление на Идлиб». Нередко резкая риторика только оттеняет интенсивные непубличные переговоры. Вероятно, уже после завершения Тегеранского саммита Россия и Иран все же продолжали пытаться найти общий язык с турецкими партнерами по ситуации в Идлибе. При этом, свобода маневра у Анкары сейчас ограничена из-за напряженных отношений с Вашингтоном. Недаром незадолго до встречи с коллегами из России и Ирана Реджеп Эрдоган, характеризуя реализацию соглашения с США по сирийскому Манбиджу, отмечал, что «процесс не идет в нужном направлении». Это очередной маркер, показывающий, что отношения двух союзников по НАТО остаются весьма сложными, даже в тактических вопросах», отметил он.

Далее Нейжмаков добавил, что чем сложнее будет Турции найти общий язык с Россией и Ираном, тем более сильные переговорные позиции в диалоге с Эрдоганом будут иметь США.

«Тем не менее, переговоры между Вашингтоном и Анкарой все-таки ведутся и одной из точек соприкосновения для них служит как раз неприятие военной операции войск Башара Асада в Идлибе (вспомним телефонный разговор Майкла Помпео и Мевлюта Чавушоглу в начале сентября). Дональд Трамп также обозначил весьма жесткую позицию по поводу возможной операции Асада при поддержке России и Ирана в этой провинции («это очень, очень разозлит мир и США»). Однако, чем сложнее будет Турции найти общий язык с Россией и Ираном, тем более сильные переговорные позиции в диалоге с Эрдоганом будут иметь США. Поэтому у Тегерана, Москвы и Анкары достаточно мотивов, чтобы и сейчас, после завершения встречи трех президентов, продолжать консультации по Идлибу и пытаться прийти к компромиссному решению, по крайней мере, временному. Другое дело, что история показывает – наличие мотивов для поиска компромисса совсем не отменяет сложного характера подобных переговоров», резюмировал российский аналитик.

Материал подготовил: Кавказ Омаров

www.yenicag.ru

959