Геополитическая битва за Каспий: кому достанется "золотой водоем"? - Интервью

Итоги встречи глав прикаспийских стран, подписание новой Конвенции о правовом статусе Каспия прокомментировал в своем интервью Yenicag.Ru российский политолог, заместитель Центра стратегических оценок и прогнозов, исследователь внешней политики Китая на Ближнем Востоке и в Центральной Азии, историк Игорь Панкратенко

— Давайте вернемся немного назад… После визита Назарбаева в США стало известно, что Вашингтон заинтересован в создании военно-морской базы в Каспии, на что даже согласилась Астана. А следя за саммитом в Актау, мы увидели, что все совсем наоборот. По-вашему, весть о согласии Назарбаева предоставить американцам казахстанские порты была фейковой, или все такие Астана не выдержала сильное давление со стороны Москвы и передумала, отказав Соединенным Штатам в предоставлении им точки опоры для создания военных баз?

Игорь Панкратенко

— В той форме, как эта история подавалась в официальных российских СМИ — это, разумеется, было фейком, причем — весьма грубо сляпанным. Соглашение между Казахстаном и США о коммерческом транзите военных грузов для проведения операции в Афганистане — железнодорожным и воздушным путем — действует с 2010 года. С 2013-го года между Астаной и Вашингтоном начались переговоры о возможности использования каспийского порта Актау как транзитного пункта переброски грузов, которые с разной степенью интенсивности велись несколько лет. И закончились они 21 сентября 2017-го года подписанием в Нью-Йорке Протокола о внесении изменений в действующее между Казахстаном и США «Соглашение о транзите», которое в самом Вашингтоне этот новый маршрут называется «модифицированным вариантом Северной распределительной сети».

Ни для кого происходящее секретом не было, и ни Москва, ни прокремлевские СМИ негативных оценок происходящему не давали. По вполне понятной причине — начни они возмущаться, Казахстан вполне резонно напомнит им о том, что сама Россия ранее заключала аналогичное соглашение с США и активно принимала участие в поставках специальных грузов НАТО в Афганистан. О том, как тогдашний вице-премьер Дмитрий Рогозин, осваивающий сегодня космос, лоббировал создание транзитной базы НАТО в Ульяновске. Или же о том, как накануне вторжения США в Афганистан в рамках операции «Несокрушимая свобода» Москва приложила все усилия для того, чтобы Киргизия и Узбекистан дали согласие на размещение на своей территории аэродромов для ВВС США и членов коалиции ISAF.

То есть, до определенного момента Москва, понимая пикантность ситуации, сдерживала свои эмоции и молчала. Но дальше вот что произошло — 14 апреля Казахстан не поддержал проект резолюции России с требованием осудить и прекратить агрессию в отношении Сирии и воздержался при голосовании в Совете Безопасности ООН. А поскольку спустя две недели верхняя палата парламента Казахстана ратифицировала протокол, который позволяет использовать порты Курык и Актау на Каспийском море для переброски американских военных грузов в Афганистан — прокремлевские пропагандисты получили команду на запуск «страшилки» о том, что Астана, якобы, дала согласие на создание американской военной базы на Каспии. Врали самозабвенно, с энтузиазмом, но ровно до того момента, пока посольство Казахстана в России не выступило со специальным заявлением. В котором достаточно прозрачно намекнуло: «Хотите скандала между нами? Отлично, тогда мы вспомним и обнародуем все, что нам известно о том, как такой весь из себя антиамериканский Кремль продвигал интересы США и НАТО в Центральной Азии, да еще и на этом зарабатывал». После чего энтузиазм российских обличителей казахстанского вероломства сдулся как проткнутый шарик. Но, как в известном анекдоте, «осадок остался», и запущенный фейк продолжает призраком бродить по просторам Сети, будоража поврежденные пропагандой умы. Вот такая история…

— Теперь у России и Ирана больше нет опасений на счет того, что в Каспии не появятся НАТОвские силы. А что от этого выиграли остальные страны? Ведь правила пользования поверхностью и дном бассейна те же, как раньше использовали, так и продолжат использовать дальше…

— Знаете, на мой взгляд слухи о существующем сегодня повышенном внимании США и НАТО, да и того же Китая к Каспию, о стремлении внешних игроков обеспечить там свое военное присутствие — сильное преувеличение. Да, действительно, был период, когда к региону приглядывались весьма пристально. Но сейчас интерес к нему, по целому ряду причин, гораздо меньше. Возможно, со временем все изменится, регион вновь станет рассматриваться как поле для стратегической партии — но сейчас какое-то «особо пристальное внимание к нему со стороны внешних игроков» существует по большей части в воображении ряда экспертов. Мысль, возможно, звучит крамольно, но полностью подтверждается рядом вполне объективных показателей-индикаторов.

Что же до правил, которые отражены в принятой 12 августа в Актау Конвенции о правовом статусе Каспия… Знаете, если называть вещи своими именами, то гора родила мышь. Четверть века дипломаты за счет налогоплательщиков ваяли, ваяли — и выдали достаточно слабый документ. Который не дает ответа на главные, вызывающие наибольшее напряжение в регионе, вопросы. Во-первых, о разграничении дна и недр на Каспии, а, во-вторых, об общих «правилах игры» в отношении эксплуатации запасов нефти и газа и строительства транзитных трубопроводов (в частности — маршрута Туркмения-Азербайджан-Турция-Европа, TANAP/TAP/ «Южный газовый коридор»). Более того — эти ключевые проблемы попросту убрали из повестки «каспийской пятерки» и опустили на уровень ниже — «по договоренности сопредельных и противолежащих государств с учетом общепризнанных принципов и норм международного права». То есть — у кого как получится договориться. В общем, с Конвенцией получилось по принципу — если не достиг желаемого, то сделай вид, что так и было задумано.

— Кто больше выиграл от принятия такой конвенции и как отреагируют на нее США?

— В США, как впрочем, и в остальном мире, к принятию Конвенции отнеслись нейтрально. Кроме ее подписантов никто это событие эпохальным не посчитал. Что же до «проигравших» — то очевидно, что больше всех принятый документ не устраивает Тегеран.

Впрочем, здесь тоже есть определенные нюансы. Принцип военно-политического не присутствия на Каспии каких-то иных, внешних игроков Иран вполне устраивает. Что же до того, что Конвенция в целом и не снимает существующих у Тегерана претензий в отношении «каспийской политики» Баку и Ашхабада, то, тем не менее, она предоставляет Тегерану больше пространства для дипломатического маневра и достижения двухсторонних договоренностей. Так что, однозначно говорить о проигравших или выигравших от ее принятия представляется преждевременным. Как я уже говорил, Конвенция не дает ответа на ключевые вопросы — именно вокруг них сейчас и закручивается основная интрига.

— Китай — как одна из крупных держав, заинтересованная в каспийском регионе, стремящаяся туда своим капиталом — как там восприняли новый статус Каспия? Конвенция ставит под удар интересы Пекина в регионе или же наоборот — вполне его устраивает?

— Полностью устраивает. Понимаете, Каспий — один из участков одного из маршрутов «Пояса и Пути». И когда на этом участке формируется определенный порядок — а Концепция, при всех своих недостатках тем не менее регулирует ряд моментов — то это в Пекине воспринимают исключительно с положительной стороны.

Ну а определенные шероховатости, если таковые возникнут в будущем, Китай традиционно будет решать в ходе двусторонних переговоров с каждым членом «каспийской пятерки».

— Если прикаспийские страны этим важным шагом заблокировали путь Запада к нашему региону, можно ожидать от США и их сателлитов попытки проникновения «другим путем» в каспийский бассейн? Например, я думаю, что Афганистан может взорваться — а дальше сами понимаете. Насколько реальна данная угроза?

— Знаете, я вот совершенно не считаю, что Конвенция кому-то там «заблокировала». Если кто-то всерьез верит, что американцы и их союзники вот прямо одержимы желанием понастроить вокруг Каспия своих баз да еще и загнать туда пару крейсеров — то да, подписанный в Актау документ исключает такую возможность. Но кто сказал, что проникновение в регион, в случае необходимости, будет осуществляться исключительно военно-политическими методами? Есть вполне эффективный набор других инструментов для расширения своего присутствия — от инвестиций до санкций. Который, к тому же, уже реализуется.
Вопрос в том, что Каспий на сегодня — это все же геополитическая периферия, во всяком случае — в восприятии серьезных игроков. И изменение этого его статуса на более престижный, как это уже происходило — вопрос отдаленной перспективы, пока же серьезные предпосылки для этого отсутствуют, нет пока у серьезных игроков реалистичного «каспийского кейса».

Что же касается Афганистана… При всей сложности тамошней ситуации, о чем не перестаю повторять, масштабная, подчеркну — именно масштабная, угроза оттуда для соседей существует только одна — наркотрафик. Обсуждаемые же сценарии «экспансии талибов» или «наступления местного филиала ИГИЛ» — по большей части нужно проводить по разделу военно-политической фантастики. «Размах» исходящих из Афганистана не связанных с наркотиками угроз относится к той сфере, которой занимаются спецслужбы, полиция, пограничная охрана — не выше.

Беседовал: Кавказ Омаров

www.yenicag.ru

889
UTRO.AZ
NOVOYE-VREMYA.COM