Джейла Сеидова: «Главное для меня – сохранить свою индивидуальность…» - ИНТЕРВЬЮ  

«Честно сказать, я даже не могла подумать, что у меня когда-то появится возможность выступить на этой знаменитой сцене, причем два раза»

Талантливый человек талантлив во всем. Это выражение как нельзя лучше подходит к нашей сегодняшней собеседнице, которая не только виртуозно играет на скрипке, но поет, танцует… Одним словом не девушка, а настоящий букет талантов.

Джейла Сеидова родилась в Баку в семье музыкантов. Отец — народный артист Азербайджана Уран Сеидов, скрипач, концертмейстер Азербайджанского государственного камерного оркестра, мать — заслуженная артистка Азербайджана Самира Ашумова, пианист, профессор Бакинской музыкальной академии, старший брат Анар — победитель республиканских и международных конкурсов и фестивалей скрипачей, президентский стипендиат, вошедший в «Золотую книгу молодых талантов Азербайджана», выпускник Московской Государственной Консерватории им.П.Чайковского.

Джейла обучалась в музыкальной школе имени Бюль-Бюля, затем в Бакинской музыкальной академии имени Узеира Гаджибейли. Еще, будучи ученицей младших классов, она выступила на сцене филармонии с Азербайджанским государственным камерным оркестром имени Кара Караева под руководством Теймура Гейчаева. С девяти лет скрипачка гастролирует за рубежом, участвует в знаковых культурных событиях, таких как Дни Азербайджана в США (Вашингтон), Дни культуры Азербайджана в Германии, Франции, Италии, Швеции, Швейцарии и т.д.

Джейла Сеидова одержала ряд творческих побед на международных конкурсах: в Фазано (Италия, 2008), «Браво» в Намюре (Бельгия), на острове Родос (Греция, 2014).

Информационно-аналитическая онлайн газета Yenicag.Ru представляет вашему вниманию интервью с талантливой азербайджанской скрипачкой, выпускницей Московской Государственной Консерватории им. Чайковского (красный диплом), лауреатом международных музыкальных конкурсов, музыкантом Международного молодежного камерного оркестра ТЮРКСОЙ, концертмейстером женского камерного оркестра «Мирварилер» под руководством Тофика Асланова Джейлой Сеидовой.

— Джейла, Вы очень рано занялись музыкой, изъявив желание играть на скрипке. Когда Вы поняли, что это не просто увлечение, а нечто большее? Когда Вы осознали, что хотите посвятить себя музыке и, что это Ваше призвание?

— В детстве ты не чувствуешь самой ответственности, а просто играешь и получаешь удовольствие. Уверенность в том, что музыка для меня не просто увлечение, а нечто большее, я поняла после первого международного конкурса в Италии. Конечно, конкурс – это, своего рода, соревнование, цель которого выделить наилучших из числа его участников. К тому же, когда ты обладаешь большими амбициями, несмотря на то, что тебе на тот момент всего 11 лет, и помимо исполнения соревнуешься со своими коллегами, ты обретаешь уверенность не только в своем инструменте и правильности своего выбора, но и, прежде всего, в самом себе. После этого конкурса, заняв первое место, я осознала, что занятие музыкой – это не просто увлечение, а моя профессия, любимое дело, мое призвание на земле. Думаю, мне в этом плане повезло. Мои друзья и коллеги часто говорят: «Джейла, ты не просто работаешь, а занимаешься любимым делом, выступаешь с концертами, видишь мир, гастролируешь и получаешь от этого удовольствие». Это действительно так. Хорошо, когда выбранная профессия приносит радость, как говорится, она для тебя не в тягость, а в радость. Человек, действительно любящий свою работу, может преуспеть в профессиональной деятельности. Я люблю сцену, зрителей, музыку, скрипку…

Конечно, конкурсы очень важны, ведь именно там ты приобретаешь уверенность в собственных силах. Наряду с этим, я отмечу, что немаловажную роль играют концерты. Например, мой первый концерт состоялся на сцене Азербайджанской государственной филармонии им. М.Магомаева с Азербайджанским государственным камерным оркестром им. К.Караева под управлением художественного руководителя и главного дирижера коллектива, Народного артиста АР Теймура Гейчаева. Будучи семилетним ребенком, я уже тогда знала, в каком платье выйду на сцену, что во время моего выступления должны потушить свет, после исполнения раздадутся аплодисменты, одним словом, образ и все происходящее вокруг было у меня перед глазами. После этих концертов я настолько полюбила сцену, что не захотела с ней расставаться. Это мое, здесь я чувствую себя комфортно, как рыба в воде. Думаю, все вышеперечисленное добавило мне уверенности в правильном выборе, подтвердив, что я на верном пути (улыбается).

Самое интересное, что во время этих концертов больше всего волновался мой папа Уран Сеидов. А для меня выступления были в радость, и, будучи на сцене, я забывала о волнении. Оно словно куда-то улетучивалось.

— Почему Ваш выбор пал именно на скрипку, ведь таким образом в семье стало три скрипача? Почему Вы не пошли по стопам мамы?

— Не секрет, что я родилась в музыкальной семье. Однако уже с детства, я слышала звук именно скрипки. Фортепиано почему-то меня так не привлекало, несмотря на уговоры моей мамы Самиры Ашумовой, которая пыталась отдать меня в класс фортепиано. Но уже в 6-ти летнем возрасте я твердо решила, что моим инструментом будет скрипка. Большую роль в этом сыграл мой старший брат Анар, который всегда помогал мне, направлял, говоря, что видит во мне именно скрипача. Плюс ко всему, ни один музыкальный инструмент не облает таким сочетанием красоты, выразительности, звука и технической подвижности. Скрипка дает музыканту возможность экспериментировать, создавать самые разные звуки, включая других инструментов тоже. Одним словом, многогранность и широкие возможности скрипки делают ее для меня фаворитом среди музыкальных инструментов, учитывая диапазон, тембр, множество техник исполнения и другие характеристики. Наряду с этим, ни для кого не секрет, что скрипка является одним из самых сложных инструментов. Думаю, спустя годы, мама смирилась с моим выбором (улыбается).

Однако, владение фортепиано мне очень помогает, ведь я по жизни связана с этим музыкальным инструментом. Сначала в Баку, а потом в Москве мне приходилось сдавать очень сложные экзамены по фортепиано перед большой комиссией. Мы играли разные произведения, включая гаммы на рояле, что требовало многочасовых ежедневных подготовок. Признаюсь, это было сложно, но я справилась…

Еще во время обучения в БМА я решила выучить произведение К.Караева в стиле Баха для фортепиано. Эта музыка мне была настолько близка, что мне захотелось выучить это произведение и исполнить его именно на том инструменте, для которого оно было написано. Я так и сделала, а затем сыграла его на экзамене. Мой педагог была в восторге. Она предложила мне исполнить это произведение в большом зале консерватории на концерте. Мама, узнав эту новость, ужасно волновалась, сказав, что не пойдет на концерт и мне не советует (смеется). Мама сдержала слово, концерт она не посетила, но я свое дело сделала, вышла и сыграла. Однако, такого волнения я не испытывала никогда. У меня дрожали руки, я даже не думала, что будет так волнительно, но главное – у меня получилось (улыбается).

— В жизни каждого человека особую роль играют учителя. Кто из педагогов вышеупомянутых учебных заведений оказал на Вас наибольшее влияние?

— Дело в том, что я никогда не любила резкого подхода к ученикам. Мне, к большому счастью, с этим повезло. Судьба подарила мне замечательных педагогов, которым я очень благодарна. И в школе Бюль-Бюля и в БМА моим главным педагогом по специальности была Фатима Идеатулина. Это педагог с безумной выдержкой, огромным терпением, высоким профессионализмом и индивидуальным подходом к каждому из своих учеников. Я выросла у нее в классе. Благодаря поддержке Фатимы ханум, ее учтивости, педагогическим и человеческим качествам я сформировалась, как скрипачка. Именно она в своё время заложила ту необходимую базу, тот фундамент, на основе которого я продолжала развиваться, совершенствуя свои умения, превращая их в навыки и раскрывая в себе новые возможности и таланты. Например, правильная постановка рук для скрипача имеет огромное значение, и если здесь сделать пробел, то в будущем будут огромные сложности. Это напоминает процесс, когда в первом классе детей учат писать. Всем известно, что переучивать человека намного сложнее, чем обучать. Плохой почерк, чаще всего, остается на всю жизнь, поэтому попасть в руки к хорошему педагогу – это счастье. Не случайно, что все мои воспоминания, по большому счету, связаны с этим человеком. Она мне преподавала на протяжении 14-ти лет и каждый раз, приходя на урок, я узнавала для себя что-то новое и полезное. Конечно, за это время я посещала мастер-классы, брала уроки у педагогов по конкретным произведениям, но главным педагогом для меня всегда оставалась Фатима ханум, которая стала для меня родным человеком, с которым мы дружим и общаемся.

— Музыкант с Вашим потенциалом мог бы получить образование в любой стране мира. Почему Ваш выбор пал именно на Московскую консерваторию имени Чайковского?

— Этот город был выбран не случайно. Самые лучшие музыканты-исполнители и педагоги были выпускниками Московской Государственной Консерватории им. Петра Чайковского. По сей день, российские музыканты преподают в высших вузах самых престижных музыкальных учебных заведениях по всему миру, включая Францию, Германию, Бельгию, Австрию. Оказаться в Московской консерватории было для меня большой честью. Представьте себе, вы идете по коридору, где над каждым классом висит табличка: класс Мстислава Ростроповича, класс Давида Ойстраха, класс Леонида Когана. В этот момент ты понимаешь, в каких стенах ты находишься – это святая святых, где работали великие музыканты. Такое ощущение, что музыка исходит даже от стен консерватории, где буквально в каждом ее уголке студенты занимаются, репетируют, создают свои музыкальные коллективы и т.д. В Московской консерватории ты всегда слышишь музыку: и в классе, и в коридоре, и на перемене, и даже ночью, ведь многие занимаются по ночам. Когда ты видишь, насколько целеустремленны и амбициозны твои одногруппники и все окружающие тебя музыканты, с каким рвением и энтузиазмом они занимаются, насколько внимательны, высоко квалифицированы и требовательны твои педагоги, это служит прекрасной мотивацией для тебя, подталкивая к саморазвитию. А главная причина – это мой профессор, Народный артист СССР, скрипач, альтист, дирижер и замечательный педагог Эдуард Грач.

— Как повлияла на Вас учеба в Москве в творческом плане?

— Два года обучения в Москве максимально пополнили мой багаж знаний, я получила колоссальное количество полезной информации. Дело в том, что скрипичный репертуар безграничен. Я узнала новых для себя композиторов, познакомилась с их произведениями, ноты которых привезла с собой в Баку. Думаю, удастся их исполнить на будущем концерте. У меня много планов, которые постараюсь осуществить.

Особенно хочу отметить, в какой форме проводились уроки. Каждое занятие было подобно концерту или мастер-классу. Понятие разбора произведения там просто не существовало. Новое произведение сразу исполнялось под аккомпанемент. Придя на урок, подготовив сложный концерт Чайковского, я очень удивилась, когда мне сказали, что сейчас мы будем играть концерт, минуя разбор. Я поняла, что даже на урок нужно приходить в той готовности, с которой ты выступаешь на концертах. Это впоследствии принесло свои плоды.

Вначале меня не покидало волнение, ведь твою игру слушают профессиональные музыканты, но спустя время я привыкла. В группе нас было свыше 30-ти человек, прекрасные исполнители, один лучше другого. Между нами наблюдалась здоровая конкуренция, негласное соперничество, во время которого каждый хотел продемонстрировать свои способности и раскрыть свой потенциал. Считаю, что для творческого человека обучение, именно среди сильных амбициозных музыкантов, способствует твоему развитию, так как ты работаешь с двойным усердием. Дух соперничества у меня в крови, поэтому такая обстановка была мне только на пользу. Если твой одногруппник сыграл хорошо, тебе хочется сыграть еще лучше, и так всегда (улыбается).

— Как складывалось Ваше общение с Эдуардом Грачем, в классе которого Вы обучались?

— Прекрасно! Эдуард Грач – человек со светлой аурой, добрым сердцем и большой душой. Именно благодаря ему в классах была замечательная творческая атмосфера, столь необходимая для занятий. Эдуард Давидович — уникальный музыкант и педагог, бесконечно преданный своей профессии, любящий своих учеников. Несмотря на свои регалии и заслуги, он входит в число тех педагогов, которые не навязывают ученикам свое видение, наоборот, он никогда не трогает индивидуальность музыканта, не пытается изменить игру, уважает мнение своего ученика, относится к нему как к личности, помогая раскрывать его потенциал. Если ученик что-то делает неправильно, он умеет убедительно это доказать. Педагоги такого уровня зачастую пытаются навязать свое видение, свою манеру игры и прочее, чего я всегда боялась, ведь для меня моя индивидуальность всегда очень важна. К огромному счастью, Эдуард Давидович оказался понимающим и чутким педагогом.

— С какими сложностями Вы столкнулись в Московской Государственной Консерватории?

— Свое обучение в Московской Консерватории я начала с четвертого курса. Переводы не практикуются в данном учебном заведении, но мне помог сам Эдуард Грач, который услышал мою игру и помог мне попасть в его класс. Представьте себе мое состояние, когда мне объяснили, что все предметы нужно проходить заново. Плюс к этому огромное количество общеобразовательных предметов (интересных), включая историю России, русский язык и прочее. Честно сказать, поначалу я была в шоке, думая, что всего за два года это сделать просто нереально. В этом плане мне помог брат Анар, который на тот момент учился в аспирантуре данной консерватории. Он, зная мой характер, стал специально говорить, что мой приезд в Москву был ошибкой, и я вряд ли справлюсь. Думаю, это была правильная тактика, пробудившая во мне инстинкт бойца, который никогда не сдается и доводит дело до конца. Я решила, что невозможное возможно.

Честно сказать, у меня никогда не было такой нагрузки. В Баку у меня была возможность больше заниматься музыкой, гастролями, концертами, а в Москве нужно было успевать всё, и, при необходимости, растянуть сутки на 26 часов. Когда вокруг себя ты видишь корейцев, японцев и других иностранцев, которые все успевают, ты задумываешься – а чем я хуже?!

Какие предметы, вызывали у Вас интерес?

Например, музыкальная психология, где студентам объясняют, как правильно вести себя на сцене и бороться с волнением, какие профессиональные упражнения нужно делать музыкантам. Думаю, этот предмет можно было бы включить в программу БМА. В Баку мы проходили историю русской музыки, но в Москве уровень преподавания этого предмета намного выше. За 3-4 часа ты получаешь огромное количество информации — тебе рассказывают мельчайшие детали о русской опере, о том, как публика встречала исполнителей, интересные случаи, произошедшие с ними и многое другое. Другой предмет – инструментоведение, где нам объясняли, как устроены самые разные музыкальные инструменты, их особенности и механизмы игры. Это очень увлекательно. На одном из уроков я сама рассказала про скрипку, как она устроена, а студенты задавали мне вопросы. Одним словом, интерактивная форма занятий, где педагог общается с учениками на равных. Это очень важно. Не могу не отметить, что на уроках использовалась мультимедиа — мы смотрели и слушали оперные спектакли.

Расскажите про свои выступления в Москве…

За два года обучения я очень часто выступала, как в составе оркестра, так и сольно, причем не только в Москве, но и в Подмосковье. Это были концерты и в Московской Государственной Консерватории им. Чайковского, и в Московской Государственной Академической Филармонии на Новогоднем концерте, и выступления в домах-музеях, например, Скрябина, Прокофьева, Островского и многих других. Согласно установленному правилу, на каждом концерте мы играли новые произведения, повторяться было нельзя.

Конечно, мое первое выступление на сцене консерватории мне запомнилось навсегда. Моя игра понравилась искушенной московской публике, которая ни один раз вызывала меня на бис. Большой зал консерватории – это великая сцена, где хотя бы раз в жизни мечтает выступить каждый музыкант. Играя на ней, ты невольно вспоминаешь, что здесь выступали великие музыканты. Честно сказать, я даже не могла подумать, что у меня когда-то появится возможность выступить на этой знаменитой сцене, причем два раза. Я была по-настоящему счастлива. Мне удалось за эти два года, как бы нескромно это не звучало, достойно заявить о себе.

— Были ли у Вас интересные случаи во время экзамена?

— Экзаменов было много. Самыми сложными можно назвать пять госэкзаменов. Что касается случаев, то один из них произошел по камерному ансамблю, где я должна была сыграть сложное произведение «История солдата» Стравинского. Камерный ансамбль всегда играет по нотам. Я была в шоке, когда буквально за 15 минут до экзамена я обнаружила, что забыла ноты, хотя всегда очень внимательно отношусь к таким вещам. Ко всему прочему, у меня был грипп. Моим педагогом по этому предмету была Нина Коган, дочь легендарного скрипача. Хорошо, что я жила буквально в пяти минутах ходьбы от консерватории. И я в концертном платье со скрипкой в руках побежала за нотами. Это был такой стресс, который сложно представить. Я с нотами забежала прямо на сцену, не опоздав ни на минуту. Представьте себе, что все мое волнение улетучилось еще до сцены, а в качестве награды за свое старание я получила 5 с плюсом (смеется).

— Расскажите про церемонию вручения диплома, ведь Вас одну из скрипачек отобрали выступить на этом концерте?

— После сдачи последнего госэкзамена по специальности, я получила возможность выступить на концерте церемонии вручения диплома. Это было большой радостью и гордостью, ведь я представляла свою страну Азербайджан и играла перед всем педагогическим составом консерватории, студентами нашего курса, число которых превышало 150 человек. Зрителям особенно понравилось «Хора стаккато», музыкальный штрих, предписывающий исполнять звуки отрывисто, отделяя один от другого паузами. Дело в том, что его нельзя выработать кропотливым трудом. Им можно обладать лишь с рождения. В этом плане мне повезло. Мое выступление вызвало бурные овации и крики «БРАВО»! Было приятно получить красный диплом. Отмечу, что мой брат Анар был первым азербайджанцем, окончившим Московскую Государственную Консерваторию с красным дипломом. Я стала второй (смеется).

— Вам удалось посетить главные культурные достопримечательности Москвы?

— Москва может многое предложить творческому человеку и тому, кто любит искусство. Российская столица изобилует театрами, музеями, галереями, уникальной архитектурой и прочим. В виду лимита времени во время обучения, я не могла посещать эти знаменитые достопримечательности, но после окончания Консерватории, я составила культурную программу на две недели и получила от нее большое удовольствие.

Вам предлагали остаться в Москве?

Мой педагог буквально настаивал, чтобы я поступила в аспирантуру, продолжала учиться и набираться опыта. Однако, я предпочла вернуться в Баку, на свою Родину, потому что я не могу жить на чужбине. Мне кажется, что в другой стране я никогда не буду своей, как бы к тебе хорошо не относились. Конечно, мой преподаватель и его супруга Валентина Павловна Василенко (постоянный сценический партнёр Э. Грача, работает концертмейстером в его консерваторском классе, солистка Камерного оркестра «Московия», заслуженная артистка РФ), мой аккомпаниатор, были для меня как родители. Я всегда ощущала их любовь и заботу, благодаря чему чувствовала себя нужной в этой стране. Однако я понимала, что долго оставаться в Москве не смогу, потому что начинала впадать в какую-то депрессию. К тому же, в Москве мне не хватало солнца, наверное, будучи южанином, я плохо воспринимаю север (смеется).

— Вы лауреат многих международных музыкальных конкурсов. Не могли бы Вы выделить самый значимый из них?

— Вообще, я человек, который не рвется на конкурсы. Мой педагог в Москве регулярно предлагал мне попробовать свои силы, но я отвечала отказом, ссылаясь на нехватку времени, которого действительно мне не хватало, так как было много занятий, о чем мы говорили выше, а сама подготовка к конкурсу занимает массу времени. Однако, в мае прошлого года в Москве проходил конкурс, посвященный Сергею Прокофьеву, о котором я узнала буквально за месяц. Состав участников был впечатляющий – на конкурс съехались музыканты со всего мира. Впервые в жизни о том, что я готовлюсь к конкурсу, никто не знал, за исключением моего преподавателя, который сам предложил мне участвовать. По иронии судьбы я выступала последней, хотя за всю мою конкурсную деятельность я никогда не играла первой. Я сыграла на одном дыхании. Мой преподаватель был в шоке. Он меня даже похвалил, хотя в Москве это особо не принято. В итоге, я получила Гран-при не только в своей категории, а всего конкурса среди более, чем 90 участников! Понимаете, получить столь престижную награду на конкурсе Прокофьева в Москве дорогого стоит. Это была большая радость, ведь я смогла показать свое лицо и достойно представить свою страну.

Чуть позже я посетила мастер-классы в Афинах, где после занятий организаторы решили провести конкурс среди участников. Каждый играл произведение, с которым приехал на мастер-класс. На этом конкурсе я получила первое место, хотя готовиться было сложно, когда сезон отпусков, ты находишься в курортном месте, вокруг отдыхающие, а тебе приходится усердно заниматься.

— О чем Вы думаете во время выступлений?

— Начиная играть, я полностью абстрагируюсь от окружающего мира, попадая в другое измерение, погружаясь в процесс, и словно не замечаю, что происходит вокруг. В моем сознании возникает некий образ, к каждому произведению рождается какая-то своя картина, свой пейзаж, своя история, одним словом, его визуальное восприятие. Это может быть очень грустная история, или, наоборот, нечто веселое. Перед моими глазами мелькают образы людей, которых я никогда не видела в жизни. Произведения сильно влияют на мое воображение, подталкивая его создать иллюстрации, соответствующие тому или иному музыкальному произведению, отражая его эмоциональную окраску и выразительность.

— Какая, по Вашему мнению, музыка получается у Вас лучше всего?

— Думаю, грустная. Со стороны я очень жизнерадостный и позитивный человек и вряд ли кто-то может подумать, что внутри у меня порой сидит какая-то грусть, переживания и сильные эмоции. Я очень часто играю именно грустные произведения, во время исполнения которых настолько проникаюсь эмоциональной составляющей того или иного сочинения, что невольно начинаю вспоминать какие-то печальные истории и случаи, что мне хочется плакать. Однако, будучи музыкантом, мне приходиться сдерживать себя. Ведь зал может неправильно понять музыканта, который плачет от своей собственной игры (улыбается). В этом плане концерты очень помогают, позволяя тебе выплескивать свои эмоции, делая свою игру более чувственной, которая трогает сердце слушателя.

— Есть ли музыканты, на которых Вы ровняетесь, достичь уровня которых Вы стремитесь?

— Я слушаю разных музыкантов и исполнителей, обращая внимание на особенности их игры, технику, их подход к произведению и прочее. Ни для кого не секрет, что одно произведение каждый музыкант играет по-своему. Мне не хочется ровняться, главное для меня – сохранить свою индивидуальность, иметь свою специфику исполнения. Специально для этого до разучивания нового произведения я не слушаю его в исполнении другого музыканта, так как волей неволей может проскользнуть небольшой элемент подражания. Я разучиваю самостоятельно, а уже после этого могу послушать, как это сочинение играет другой скрипач.

Из современных музыкантов могу выделить потрясающего скрипача Дэвида Гаретта. Мне импонирует этот классический кроссовер, сочетание классики и современной музыки, например, поп-музыки. Этот микс очень хорошо воспринимается современным слушателем, который приходит на концерт расслабиться и отдохнуть. Конечно, классика всегда остается классикой, но даже, будучи классическим музыкантом, я понимаю, что большинство слушателей на концерте это не профессионалы, а просто любители хорошей качественной музыки. Если мы будем играть только сложные произведения, то большинство зрителей будут сидеть напряженными, так как эта музыка лучше воспринимается самими музыкантами. Например, можно сделать какое-то оригинальное сочетание и удивить зрителей. Никак не могу воспользоваться электронной скрипкой, которую мне подарили после Европейских игр «Баку-2015», где я выступала. Думаю, в будущем у меня тоже получится сделать свой оригинальный микс в стиле Дэвида (улыбается).

— У многих музыкантов есть любимые произведения и композиторы. Что Вы думаете по этому поводу?

— Конечно! Это Вивальди, Паганини, Венявский, Сарасате, Моцарт, Крейслер, Пьяццолла. Произведения каждого композитора имеют свои особенности, отличаются техникой исполнения, эмоциональной составляющей и прочее.

— Вы не только играете на скрипке, но и на фортепиано, а также поете, танцуете и занимаетесь рукоделием. Как Вам удается совмещать в себе столько талантов? Откуда у Вас такое стремление овладеть разными видами искусства?

— Понимаете, я не могу и не хочу ограничивать себя рамками. Творчество проходит через всю мою жизнь. Мне хочется попробовать свои силы в разных видах искусства. Петь мне нравится с детства, но мне никак не удается реализовать свою мечту. Вначале, мне не позволяли родители, потом был переходный возраст, потом обучение в консерватории. Думаю, в будущем мне все-таки удастся осуществить свою мечту и спеть наши народные песни.

Танцы я любила с детства, причем, танцевать у меня получалось неплохо. Помимо этого, мне нравятся другие инструменты. Например, у меня есть губное фортепиано, на котором я иногда играю, но пока только для родных. Мне очень нравится его звук. Однажды мне захотелось освоить балабан, и даже купила инструмент, но без помощи педагога мне это сделать не удалось. Тембр этого инструмента мне очень нравится.

— Вам нравится быть успешной и знаменитой?

— Думаю, привычки к успеху быть не должно, необходимо ориентироваться на успех. Каждый человек в своей профессии должен стремиться быть успешным, и не довольствоваться достигнутым. Нужно ставить цели и идти к ним, стремиться улучшить свои достижения. Конечно, приятно, когда есть своя публика, которая тебя любит, посещает каждый концерт и всегда поддерживает. Это очень приятно. Особое удовольствие – это делиться радостью с любящими тебя людьми. Однако я считаю, что до серьезных успехов нужно проделать колоссальную работу, и только тогда можно будет подвести итог, а пока еще рано (улыбается).

— О чем мечтает Джейла Сеидова?

— Мечты у меня всегда есть, и к счастью, они сбываются. Счастье для меня – это здоровье родных и близких мне людей, хорошие друзья, больше радости, добра и позитива в мире.

Джейла, спасибо Вам большое за интересную и содержательную беседу. Мы желаем Вам удачи и творческих успехов.

Спасибо!

Фотографии предоставлены Джейлой Сеидовой

Рустам Гасымов
Yenicag.Ru

 

www.yenicag.ru

3664
NOVOYE-VREMYA.COM
www.newsroom.kz