Да кому нужна она — Армения, кроме России, если остальной мир не знает даже о её существовании?!

О ситуации в Армении и то, как это будет отражаться на карабахском урегулировании, куда будет стремиться Армения и как будут дальше развиваться отношения Еревана и Тегерана, рассказал Yenicag.Ru эксперт по Ближнему Востоку, известный иранист Игорь Панкратенко.

— Отставка Сержа Саргсяна что-то меняет в регионе Южного Кавказа? И вообще — будет ли происходящее иметь какие-то региональные последствия?

— Считаю, что на краткосрочную, а то и среднесрочную, перспективу никаких принципиальных изменений ожидать не стоит, и вот почему. Во-первых, происходящее сейчас в Армении — кто бы и что бы по данному поводу не говорил — это политическая микробиология, простите уж за откровенность.

Игорь Панкратенко

Да, тем, кто в самой стране, тем, кто вокруг ее границ кажется, что на их глазах идут какие-то масштабные процессы. Но в действительности, доля Южного Кавказа в мировом ВВП (даже если считать его по паритету покупательской способности) составляет всего около 0,2%. При том, что в основном эта цифра формируется Азербайджаном. Что же до Армении — то она оказалась на обочине мировых геоэкономических процессов и захолустном полустанке международных транспортных коридоров. Где и пребывает, все больше утрачивая даже и ранее не слишком серьезным субрегиональный статус.

Во-вторых, при всех амбициях, к настоящему времени Армения стала моноориентированной страной. Только к Москве и никуда больше. Ну, разве что в качестве местного Лас-Вегаса к Ирану попроситься, так ведь официально не возьмут. Не будем здесь о том, почему так сложилось, но все обстоит именно так.

Возможно, для кого-то мои слова прозвучат обидно, но я говорю не о народе в целом, а о тех политиканах, которые своими амбициями с 70-х годов прошлого века, со времен СССР вели этот народ в нынешний тупик. Привели. К тому, что к происходящему сейчас в Армении у остального мира интерес примерно как к Черногории и Албании, а в самом Ереване могут хоть на головах ходить — остальной мир и не заметит.

— Как сложится после изменений в Армении дальнейшая судьба карабахского конфликта? Мир, война, продолжение дипломатических усилий?

— Совершенно понятно, что ни о каком мирном решении или, упаси Всевышний, масштабной войне, речи быть не может. Системное решение карабахского конфликта, давайте уж откровенно, мы оставим горьким грузом для наших детей, и это в самом оптимистичном варианте. Но вот то, что «карабахскую карту» попробуют разыграть в ходе передела власти в Ереване — а он еще и не начинался, самое интересное там впереди — это очевидно. Одним словом, ни мира, ни войны, дипломатические интриги и вооруженные провокации. Но разве это что-то новое?

— В какую сторону повлияет уход Сержа Саргсяна на армяно-иранские отношения? Какой вы видите перспективу развития между двумя государствами при новом руководстве Армении?

— Никак. Тегеран свой выбор сделал — обременения партнерства с Ереваном на порядок превышают те выгоды, которые из него можно извлечь. Микропроекты, микрозаймы, реэкспорт и аккуратные серые схемы — это тот круг вопросов, которые будут в ближайшие годы темой «официальных и дружественных» взаимных визитов, встреч на высшем уровне, переговоров ответственных и не очень лиц.

Знаете, когда товарооборот между двумя странами «танцует» вокруг цифры в 250-300 миллионов долларов, говорить о чем-то более серьезном не приходится. У некоторых провинций Ирана оборот о внешнеторговой деятельности больше. И вопрос здесь совершенно не в том, кто будет главным в Ереване — просто у Тегерана нет в этой стране серьезных, минимумна три-пять миллиардов долларов в перспективе, экономических интересов. Точнее так — что-то на эту сумму насобирать можно, но нет средств для инвестиций в подобные проекты.

— Если в Армении придут к власти прозападные элиты, как будет реагировать на это Москва и Тегеран?

— Позвольте встречный вопрос — а чем это Москве или Тегерану грозит? Как уже говорилось выше, в силу целого ряда причин Армения является моноориентированным государством. Там хоть кто может к власти прийти, хоть каждое утро флаги США и ЕС торжественно поднимать — география и экономика сурово расставят все на свои места.

Мне порой нравится читать высказывания отдельных местных деятелей в местной же прессе о том, что вот, дескать, уйдем от Москвы и будет всем счастье. Ну да, ну да, при том уровне зависимости от финансовой помощи и военно-технической поддержки России далеко они уйдут. А главное — к кому? Евросоюзу они особо не нужны, разве что в качестве некоей временной экзотики. Дональду Трампу? Очень сомневаюсь, что подавляющее большинство членов его команды вообще подозревает о существовании такой страны, не говоря уже о том, что конкретно сможет убедить Трампа в необходимости взять на себя такое обременение как содержание Еревана.

Осознание именно такого положения дел — моноориентированности Армении — кстати, и есть основная причина того спокойствия, с которым к происходящему там сейчас относится Москва. Фамилия главы Армении для Кремля — вопрос второй. Поскольку все одно ему придется демонстрировать максимальную лояльность России. За деньги, конечно, но ведь это те правила игры, которые существуют вне зависимости от того, что сейчас говорят на улицах Еревана.

Беседовал: Ниджат Гаджиев

www.yenicag.ru

830
UTRO.AZ
NOVOYE-VREMYA.COM