COVID-19: Новый поворот, что он нам несет?

Европа, 1346—1353 годы. В те годы, тогда еще неизвестная бактерия Yersinia pestis, названная по имени своего первооткрывателя — Александра Йерсена, стала причиной страшной эпидемии чумы. Медицине, являющейся тогда факультативной наукой, отводилось второстепенное место в излечении и без того смертного тела. Разумеется, такая наука не могла ничего сделать со страшной болезнью.

Конечно же там, где нет науки, всегда есть место религиозным сектам. В те годы появилось религиозное течение флагеллантов, которые самобичеванием пытались добиться милости у Бога. Это, по их мнению, вызывало жалость у Бога, и он должен был простить грешных, прекратить эпидемию. Увы! Как и всегда, религиозные догмы не смогли помочь миру. Только в Европе погибло не менее 30-40% населения.

Франсиско Гойя, Процессия флагеллантов, (Живопись, 1814)

Мир изменился и изменился во всем. Нехватка рабочей силы создала (по меркам тех лет) некий рынок труда, где рабочие могли потребовать определенные условия труда и его оплаты, сельское хозяйство начало меняться сокращением зерновых и развитием животноводства, так как для стада животных нужен один пастух, а для возделывания зерновых полей нужны десятки рабочих рук.

Появление механических часов, к которым мы привыкли, берет свое начало именно с эпидемии чумы 1346-1353г. Философия «время принадлежит Богу и замеряется днями и ночами» прекратила свое существование, так как когда смерть дышит в затылок, ценность и масштабы времени совсем иные.

Очки, весы и другие необходимые для развития науки и торговли приборы впервые были созданы после чумы.

Самым же важным революционным поворотом стало появление в 1439 году книгопечатной машины. Ее изобрел немецкий изобретатель Иоганн Гутенберг. Ранее переписыванием книг занимались монахи в монастырях, но во время эпидемии многие из них погибли. В условиях нехватки рабочих рук нужны были новые технологии и механизмы, заменявшие человеческий труд и ускорявшие процесс производства. Но технологический прорыв не может произойти в обществе, где царит невежество. А книги — это грамотность, знания, наука. Вот так эпидемия чумы изменила мир.

Китай, провинция Хубэй, 31 декабря 2019 г., официальная регистрация новой эпидемии COVID-19. Привычный мир начинает меняться: непонятным «трудом» приобретенные и сданные в аренду торговые и офисные центры, магазины пустуют и навряд ли вернутся в прежнее положение, ибо массовые скопления народа отныне считаются дурным тоном; футбол, вокруг которого криминала больше, чем в азартных играх, где запасному игроку с несколькими классами образования платили в 1000 раз больше, чем профессору Института имени Роберта Коха, уходит в режим достойный для него — «без зрителей»; нефть и газ продаются дешевле, чем вода «Сираб»….

Слава Богу, почти нет флагеллантов, увлеченных самобичеванием, чтобы добиться милости у Бога, хотя есть другие странности – пишущие (вернее, подписывающие) письма благодарности властям за «феноменальную» борьбу с коронавирусом, хотя власть всего на всего выполняет свои конституционные обязанности, не нуждается в этих письмах.
Появится ли реформаторы в религии, как Мартин Лютер в 1517 году с 95 тезисами, не знаю, не моя сфера. Однако, многие религиозные обряды, с участием миллионов человек, полагаю, должны быть пересмотрены.

Во всяком случае, наука и религия стоят на другом уровне взаимоотношений, ведь, в конце концов, коронавирус исчезнет не благодаря пишущим письма благодарности, а труду настоящих ученых, инженеров, медиков. Как с часами, очками, книгопечатным устройством в годы чумы, так и сегодняшние реалии COVID-19 закладывают основы социального поведения на десятилетия вперед, меняют мир через цифровую индустрию.

В самом ближайшем будущем наши взгляды на покупки потерпят кардинальные изменения. 3D технологии в ближайшее время изменят весь облик ритейла, дистрибуции. Социальное дистанцирование, экономия времени и средств станут не лозунгом пандемического периода, а новым образом жизни в новых технологических реалиях. Виртуализация и цифровая трансформация промышленности, экономики начались за долго до COVID-19, но пандемия придала этому процессу импульс развития.

За несколько лет до COVID-19 Бет Эспоннетт из Университета штата Орегон и Уолден Лэм из Стэнфордского университета, объединившиеся с инженером-механиком Кевином Мартином заложили основу компании Unspun в городе Сан-Франциско (США), получив венчурное финансирование от фонда НАХ, находящегося в городе Шэньчжэне (Китай) и начали развиваться.

Уолден Лэм, Бет Эспоннетт и Кевин Мартин

В начале своей деятельности Unspun использовал стационарные 3D сканеры, где человек стоит на вращающейся платформе, а инфракрасные датчики регистрируют 100 000 точек данных на теле менее чем за минуту. Затем эти данные используются для определения размеров человека так же, как если бы замеры делал портной.

С появлением телефонов с 3D камерой для замера используется смартфон iPhone7, Pixel3, Galaxy S10 и модели выше. 3D замеры передаются в ателье компании Unspun, где происходит пошив джинс с идеальным облеганием тела и отправка заказа клиенту. Нет ни гектарных торговых центров, создающих пробки и вероятность распространение инфекции, ни возвратов онлайн-заказов по причине несоразмерности.

По опросам каждый пятый покупатель (20%) из Великобритании заявляет, что в будущем они вообще не будут покупать одежду, выбирая покупки онлайн, две трети (67%) британских потребителей заявляют, что вернутся в стационарные магазины одежды, только если будут внесены значительные изменения в планировку торгового зала, гигиену, меры предосторожности и т.д.

Созданная командой Швейцарской высшей технической школой Цюриха (ETH Zürich) компания Meepl пошла дальше — она создала программные продукты по 3D сканированию с помощью смартфона, виртуальную примерочную и программное решение для дизайнеров одежды. Интегрировала все эти программные решения в единую API (Application Programming Interface) и предлагает готовое решение для ритейлеров, домов моды.

3D сканирование с помощью смартфона и приложения Meepl

Глобальное агентство RWRC Всемирного розничного конгресса в номинации «Global Retail Tech Startups» 2020 наградила Meepl номинацией «Лучший выбор розничных технологических стартапов».

API Javascript от Meepl с возможностью измерения тела с 45 параметрами, с решением пользовательской трехмерной модели тела, с подсказками по размеру для конкретного пользователя и с виртуальной гардеробной сегодня доступно для всех, кто готов к новым технологиям в области индустрии моды, онлайн заказам, пошиву и реализации одежды строго по индивидуальным размерам. Такие гиганты розничных продаж одежды, как Debenhams, Cath Kidston & Oasis, уже начали внедрять технологические решения Meepl.

Цифровая трансформация, получившая невиданный скачок востребованности и развития в индустрии моды и ритейла, разумеется за долго до этого повсеместно внедрялась в высокотехнологических отраслях промышленности. В компаниях ПАО «ТМК» и «Синара-Транспортные Машины» все новые разработки имеют цифровые прототипы, как называемые цифровые двойники.

Выставочный зал в научно-техническом центре «Трубной металлургической компании» в Сколково

Неважно что это — высокотехнологическое соединение труб OCTG или перспективный двигатель внутреннего сгорания, любое изделие должно сопрягаться с изделиями других производителей. Например, трубы с премиальным соединением с пакерами, двигатели с выхлопной системой… и т.д. Теперь интеграция таких высокотехнологических решений с другими изделиями занимает считанные дни с представлением компании-лицензиату цифрового двойника соединения или узла двигателя внутреннего сгорания. Уже нет необходимости передавать изделия в натуре или десяток чертежей на бумажном носителе, хотя чертежи в любом случае не смогут заменить прототип.

Изменения в образе нашей жизни, вносимые COVID-19, надолго, если не навсегда. И это будет вызывать не только технологические изменения, но и законодательные. Примером служит то, что 23 июня 2020 года в ходе телеобращения к гражданам России президент Владимир Путин предложил снизить ставку страховых взносов для ИТ-компаний с 14% до 7,6%, а ставку налога на прибыль – с 20% до 3%. В моей памяти, в России еще не было такого масштаба снижения налогов для какой-либо одной отрасли – в семь раз! Ибо власть понимает, что приоритет материальных активов над нематериальными уходит безвозвратно.

Автандил Мамедов, эксперт по энергетике и военно-техническим вопросам

www.yenicag.ru

895
NOVOYE-VREMYA.COM
www.newsroom.kz