Что ждет Ближний Восток в 2018 году?

«Долгоиграющая» Сирия

Поскольку военный конфликт в Сирии безуспешно продолжается уже семь лет, надеяться на то, что ситуация в этом регионе внезапно нормализуется в 2018 году, не приходится. Политическая судьба нынешнего сирийского лидера Башара Асада всецело зависит от развития данного военного кризиса. В ходе переговорного процесса в формате «Женева-2» представители сирийской оппозиции категорически настаивали на том, чтобы Башар Асад был отстранён от участия в деятельности переходного правительства. Данное требование, несмотря на то, что такое требование выглядит более или менее обоснованным, было проигнорировано большинством участников переговорного процесса. В свою очередь, это вынуждает противников Башара Асада дистанцироваться от Женевских переговоров, формат которых они считают неэффективным.

И если даже лидеры сирийской оппозиции пересмотрят свое мнение по отношению к Башару Асаду, вряд ли их мнение будет услышано. И дело тут в том, что позиции России и США в Сирии всецело зависят от длительности нахождения алавитского режима у власти. Поэтому не стоит надеяться на то, что переходное правительство в Сирии в целях организации подлинно демократических реформ вообще когда-либо может быть сформировано, поскольку это никому не выгодно, кроме сирийской оппозиции.

Таким образом, Москва, Вашингтон и Тегеран в 2018 году по-прежнему будут искать повод для того, чтобы продолжить свои военные кампании в Сирии.

Военное участие Тегерана, безусловно, вызовет ответную реакцию со стороны Эр-Рияда и Тель-Авива, которые активизируют инициированные обстрелы сирийской территории.

В целом, вероятность того, что переговорный процесс в 2018 году сможет прийти на смену вооруженному противостоянию, практически равен нулю. Военные действия в Сирии будут набирать обороты в созданных «зонах деэскалации», следствие чего сама инициатива создания данных зон будет подвержена сомнению.

«Лихой» Ирак

Военные операции в Керкуке и Мосуле значительно укрепили позиции иракского руководства, которое анонсировало проведение парламентских выборов в мае 2018 года. Тем не менее, с эфемерной победой над «ИГИЛ» и курдами в Ираке наступают «лихие времена», поскольку Багдад рискует столкнуться с серьезным сопротивлением со стороны этнических и политических групп внутри страны, которые начнут борьбу за власть.

Багдад и Эрбиль по-прежнему будут «играть в переговоры», держа указательные пальцы на спусковых механизмах своих автоматов. Никто из данных сторон не заинтересован в открытом конфликте, но и уступать свои позиции никто не намерен. К тому же, новому премьер-министру Курдистана Начирвану Барзани крайне важно «сохранить лицо» после потери Керкука и блокирования результатов курдского референдума. И для этого он, скорее всего, будет стремиться заигрывать с официальным Багдадом, стремясь посредством дипломатического торга получить гарантии сохранения курдской автономии. Не исключено, что такое поведение курдов может спровоцировать случайные военные столкновения с иракской армией. Однако, в любом случае, к большим потерям такие столкновения не приведут.

Накануне избирательной кампании в Ираке премьер-министру Хейдару Аль-Абади крайне важно сохранить относительную видимость политической стабильности. Поэтому он может, в некоторой степени, подыгрывать курдам, не позволяя им вновь радикализироваться.

«Казни египетские»

В 2017 году Египет охватила серия террористических атак со стороны исламистских боевых групп, в результате чего сотни гражданских лиц было убито. Эпицентром радикальной активности стал Синайский полуостров. Однако теракты были организованы по всей стране на фоне ужесточения политики президента Египта Абделя Фаттаха Ас-Сиси. Растущая террористическая активность, по всей видимости, сможет найти свое продолжение и в 2018 году. Особым обстоятельством в этом является стремительное сближение Каира с Москвой и предстоящее возобновление прямого авиационного сообщения между ними, что является дополнительным источником раздражения как для стран Запада, так и для внутренней египетской оппозиции. Не исключено, что российско-египетские договоренности могут вызвать всплеск гражданского протеста, сопровождаемого вооруженным насилием.

«Иерусалимская кампания»

2018 год сулит для Израиля и Палестины значительные трудности, особенно после заявления президента США Дональда Трампа о признании Иерусалима столицей страны Давида и Соломона. Тем не менее, несмотря на то, что стихийные арабо-израильские конфликты все же будут иметь место, начало «Третьей интифады» против Тель-Авива в 2018 году маловероятно. Проблема в том, что лидер Палестины Махмуд Аббас сейчас крайне заинтересован не столько в военном противостоянии с Израилем, сколько в том, чтобы консолидировать палестинцев. Сейчас у него другая головная боль (примирение «Фатх» и «ХАМАС», восстановление контроля над Газой), на фоне которой организация «Третьей интифады» уходит на второй план. Вместе с тем, случайные события вполне могут вызвать рост арабского возмущения, в связи с чем, нельзя исключать вероятности новой эскалации арабо-израильского конфликта.

«Страсти» саудитов

Вне зависимости от длительного военного присутствия Саудовской Аравии в Йемене, Сирии, Ираке и Ливии, крон-принц Мухаммед ибн Салман стремительно пытается укрепить свою политику по отношению к иранскому влиянию.

Вопреки давлению саудитов и администрации Вашингтона, Тегеран смог добиться значительных побед на геополитическом поле в Сирии, Ливане, Ираке, Ливии. Подобное стечение обстоятельств крайне тяготит Эр-Рияд, который предпринимает активные попытки «приструнить» Иран посредством задействования своих союзников за рубежом и суннитских политических групп, что в 2018 году будет особенно очевидно в Сирии и Ираке, где, вероятно, начнется крупномасштабное противостояние между шиитским группировками, занимающими традиционные суннитские районы, и суннитами, которые в результате борьбы с «Исламским государством» подверглись значительным притеснениям и превратились в маргиналов.

В свою очередь, для реализации этих планов наследный принц Мухаммед ибн Салман по-прежнему будет искать поддержку в администрации Дональда Трампа, не намеренной уступать свои позиции в исламском мире. Это свидетельствует о том, что и давление на Иран, и Катарский кризис в 2018 году будут продолжены.

Также будет продолжен конфликт в Йемене, поскольку Эр-Рияд получает определенные политические преференции в связи с продолжением военной кампании. Отныне же регулярные «ракетные обмены» КСА и хуситов представляют собой яркую демонстрацию «тяготения» Саны к Эр-Рияду.

Политолог Денис Коркодинов, специально для «Yenicag.Ru — Новая Эпоха»

www.yenicag.ru

3143
UTRO.AZ
NOVOYE-VREMYA.COM