Бороться с китайскими танками будет нечем

Несмотря на все многочисленные революции в военном деле, уже 100 лет как проблема борьбы с танками является одной из главных для всех основных армий мира.

Долгое время считалось, что лучшим средством борьбы с танками являются танки. То есть танковые пушки с их бронебойными подкалиберными снарядами (БПС), способными «проткнуть» почти любую броню. Однако последние крупномасштабные танковые бои имели место в начале 80-х годов на Ближнем Востоке, причем в них участвовали почти исключительно танки 1-го и 2-го послевоенных поколений. Танки 3-го поколения между собой в бою практически не встречались, поэтому их так сложно сравнивать между собой («Почему невозможно отказаться от танков», «НВО», 04.08.17). При этом танковую пушку ни на что, кроме танка, не поставишь.

Уже 40 лет основные потери танкисты несут не от действий своих коллег и тем более не от артиллерии, а от мин и фугасов, авиационных ракет и разнообразных кумулятивных боеприпасов. Принцип действия последних состоит в формировании (путем подрыва заряда взрывчатки вокруг металлической воронки) кумулятивной струи, состоящей из расплавленного металла, движущегося со скоростью до 10 км/с. Струя пробивает броню путем создания избыточного давления, а внутри танка создает очаги возгорания за счет расплавленной брони самого танка.

Противотанковые ракетные комплексы (ПТРК) и ручные противотанковые гранатометы (РПГ) с кумулятивными зарядами стали, по сути, «ручной артиллерией», придав пехоте совершенно новые возможности. Кроме того, ПТРК можно устанавливать на самые различные транспортные средства, включая бронетранспортеры и автомобили (вплоть до джипов). В 70–80-е годы именно это породило разговоры об отмене танка. В октябре 1973 года арабские пехотинцы из советских РПГ-7 и ПТРК «Малютка» нанесли Израилю до 90% его потерь в танках. В 1982 году большую часть сирийских танков в Ливане подбили израильские спецназовцы на джипах, оснащенных американскими ПТРК «Тоу», а не танкисты и не летчики. Аналогично ЦАХАЛ (Армия обороны Израиля) по-прежнему абсолютное большинство потерь в танках несла и несет от различных советских и российских ПТРК. От них же, а также от «Тоу» гибнут танки сирийской армии и всех ее противников в ходе нынешней гражданской войны в этой стране. И в других современных войнах ситуация точно такая же.

У РПГ и ПТРК множество недостатков, но главный – дозвуковая скорость полета. Из-за низкой скорости полета ПТУР и реактивных гранат и из-за того, что кумулятивная струя может быть разрушена или значительно ослаблена различными способами, их поражающая способность против современной бронетехники оказывается ограниченной. В частности, неожиданно простым и эффективным решением стало создание решетчатых бортовых экранов, которые обеспечивают защиту не только танков, но и легкой бронетехники.

Новейшие танки имеют активную (пакеты со взрывчаткой, разрушающей кумулятивную струю), разнесенную (с воздушным промежутком) и многослойную (чем больше скачков плотности на пути струи, тем сильнее она разрушается) броню, что создает проблемы даже для ПТУР с тандемными БЧ (то есть с двумя БЧ, расположенными друг за другом). Еще более снижают возможности «ручной артиллерии» разнообразные средства активной защиты танков (типа «Шторы» или «Арены»), уничтожающие ракеты и гранаты на подлете к танку. Тем не менее абсолютной панацеей никакое из этих средств не является. До сего дня самые современные танки (например, иракские и саудовские «Абрамсы», турецкие «Леопарды-2») горят и взрываются от далеко не новых ПТУРов («Корнетов», «Метисов» и даже «Фаготов»). А уж более легкую бронетехнику и почти любые наземные сооружения ПТРК уничтожают, как правило, вообще без проблем.

В СССР за прославившейся в 1973 году «Малюткой» последовали «Фагот», «Корнет», «Метис». Все эти ПТРК являются переносными, последние два в значительных количествах состоят на вооружении ВС РФ. На базе «Фагота» был создан самоходный ПТРК «Конкурс» в нескольких вариантах, основной – на шасси БРДМ-2. Затем появился самоходный ПТРК «Штурм-С» на шасси МТЛБ (в походном состоянии он практически ничем не отличается от обычного МТЛБ, что само по себе является отличным средством маскировки). Наконец, уже в России в ХХI веке поступил на вооружение самоходный ПТРК «Хризантема-С» на шасси БМП-3. Ракета этого ПТРК имеет сверхзвуковую скорость, что крайне редко для данного класса оружия.

Несмотря на столь активное развитие ПТРК, Россия остается практически единственной страной мира, сохраняющей на вооружении противотанковую артиллерию. Ее единственным же представителем является 100-мм противотанковое орудие (ПТО) МТ-12, способное стрелять как обычными снарядами (БПС, осколочно-фугасными), так и ПТРК «Кастет». Кроме того, специально для ВДВ создана противотанковая самоходная артустановка (САУ) 2С25 «Спрут» со 125-мм пушкой (аналогичной пушкам советских/российских танков).

Поскольку танки должны сами справляться с танками, в танковых соединениях Сухопутных войск ВС РФ ПТО и самоходных ПТРК нет. В мотострелковых, десантных и артиллерийских частях и соединениях имеются противотанковые дивизионы, включающие 12–18 самоходных ПТРК и 6–12 МТ-12.

На вооружении Сухопутных войск до сих пор остались самоходные ПТРК «Конкурс» (на БРДМ-2) общим количеством примерно 100 единиц. Они имеются на 102-й военной базе Южного военного округа (ЮВО) в Армении) и в бригадах Восточного ВО (ВВО). Видимо, считается, что против китайских танков этого достаточно, что является глубочайшим заблуждением.

Гораздо больше (до 350 единиц) имеется в войсках всех округов и Объединенного стратегического командования (ОСК) «Север» самоходных ПТРК «Штурм-С». Что касается «Хризантемы-С», то примерно 60 таких машин состоят на вооружении 2-й мотострелковой (Таманской) дивизии Западного ВО (ЗВО), 8-го артполка ЮВО (дислоцирован в Крыму) и двух артбригад: 291-й ЮВО (Ингушетия) и 120-й Центрального ВО (Юрга Кемеровской области).

Примерно 25 САУ 2С25 состоит на вооружении 76-й десантно-штурмовой дивизии и 98-й воздушно-десантной дивизии. ПТО МТ-12 в частях имеется примерно 250 единиц.

На складах и базах хранения находится предположительно около 100 «Конкурсов» (опять же все в ВВО), до 400 «Штурмов-С», до 150 орудий МТ-12.

Количество переносных ПТРК и тем более РПГ неизвестно даже приблизительно.

Насколько достаточным является такое количество противотанковых средств – вопрос достаточно риторический, учитывая, что при необходимости с танками противника будут бороться не только ПТРК, но также танки и авиация. Но один «нюанс» отметить необходимо.

Автор данной статьи уже многократно отмечал существенный перекос в поставках современной техники в ЗВО и ЮВО в ущерб ЦВО и ВВО. Применительно к противотанковым средствам этот перекос особенно заметен и особенно неприемлем.

Хотя бы теоретически можно представить себе массированный авиационно-ракетный удар по России со стороны НАТО, что хоть как-то объясняет соответствующий перекос по отношению к зенитным ракетным войскам ВС РФ . Но вот обсуждать бросок на Россию натовских танков можно только в стенах психиатрической клиники. Бои с украинскими танками даже более реальны , но против них уже имеющихся противотанковых средств в ЗВО и ЮВО более чем достаточно.

Единственное место, где российская армия может встретиться с большими массами современных танков, – это «высокие берега Амура» и «дикие степи Забайкалья». Танки эти будут китайскими, причем Туре 96 и тем более Туре 99 ничем не хуже «Абрамсов», «Челленджеров-2» и «Леопардов-2». Только их будет в разы больше. И сидеть в них будут не европейские игрушечные «профессионалы» и не украинские «аватары», а настоящие бойцы. Соответственно, когда новейшие «Хризантемы» едут на запад, а на востоке остаются древние «Конкурсы» – это не просто странно. Это полная неадекватность планирования, пусть и применительно к одному классу боевой техники.

Александр Анатольевич Храмчихин

www.yenicag.ru

446
UTRO.AZ
NOVOYE-VREMYA.COM