Борислав Береза: «В ПАСЕ мы координируем свои действия с друзьями из Азербайджана»

Чем ближе к выборам, тем чаще звучат обещания от депутатов и потенциальных кандидатов о снятии депутатской неприкосновенности. Так было и в 2014 году, когда этот вопрос был одним ли не из ключевых. Но. Уже ровно через год заканчивается каденция депутатов Верховной Рады восьмого созыва, а депутаты как были неприкосновенными, так ими и остаются. Хотя сейчас подобные лозунги снова начинают все больше возникать на повестке дня.

Зачем депутатам нужен иммунитет и почему они не выполняют обещания, данные своим избирателям – об этом мы спросили у народного депутата Украины, члена украинской делегации в ПАСЕ Борислава Березы.

— Борислав, так почему же депутаты так держатся за свой иммунитет и не голосуют за снятие депутатской неприкосновенности, хотя постоянно обещают это сделать?

— Наверное, об этом нужно спрашивать у тех, кто обещал. С самого первого дня и еще до выборов я четко озвучивал, что нельзя с депутатов снимать депутатскую неприкосновенность. И тут моя позиция полностью совпадает с выводами Венецианской комиссии, которая четко озвучивает, что в странах молодой демократии, к которым относится и Украина, снятие депутатской неприкосновенности приведет к узурпации власти и фактически возможности восстановления тоталитарного режима. Это не допустимо . На сегодняшний день давление на парламентариев идет огромное. При снятии депутатской неприкосновенности на многих из них будет оказываться даже не давление, а просто прямое ими управление. И тогда мы увидим парламент, управляемый не депутатами, а теми людьми, у которых есть на них либо компромат, либо возможность давления. Я поддерживаю Венецианскую комиссию, которая говорит: ограничивать надо, снимать нельзя.

— Что имеется в виду «ограничивать»?

— Это изменение снятия процедуры депутатской неприкосновенности, это полная ответственность за все уголовные преступления, это ускорение самой процедуры, потому что на сегодняшний день у нас очень часто бывают ситуации, когда депутат, зная, что с него могут снять неприкосновенность, просто покидает страну. И таких примеров у нас несколько. При том уровне не справедливости судебных действий, при том уровне коррупции в правоохранительных органах, доверие к ним тоже не очень высокое. Поэтому не всегда то, что они говорят, является действительностью. Гораздо проще сделать так, как в Германии и в США. Но для этого нужно как минимум изменить ситуацию с правоохранительными органами и судебной системой. Сами же депутаты не очень активно спешат это менять.

— Есть примеры, когда с депутатов снимали депутатскую неприкосновенность. Тем не менее, никто из них до сих пор не понес ответственность. И нет соответствующих судебных решений. Тогда зачем вообще в парламенте поднимают этот вопрос и Генеральный прокурор делает соответственные внесения на того или иного депутата в парламент?

— Это не дело депутатов. К нам обращаются за снятием депутатского иммунитета, и мы его снимаем, если считаем, что доказательства, предоставленные прокуратурой, достаточные. Более того, несколько раз в зале парламента было снятие с нарушением процедуры. Например, это было с депутатом от Радикальной партии Ляшка Игорем Мосейчуком. Кроме того, нужно также упомянуть, что на сегодняшний день в судах лежат несколько дел, которые до сих пор никем не рассмотрены. Но это уже вопрос не к депутатам, а к правоохранительным органам и судам, которые не могут быстро разобраться с этим делом, либо же по каким-то причинам затягивают процесс.

— Несколько недель назад Генеральный прокурор Юрий Луценко пришел в парламент с внесением постановления о снятии депутатской неприкосновенности на парламентариев от оппозиционного блока Вилкула и Колесникова. За снятие с них иммунитета проголосовало меньшинство и уже заведомо было известно, что голосов для позитивного голосования не будет. Тогда зачем вообще поднимать этот вопрос, или это своеобразный само пиар Генпрокурора?

— Всегда существует определенный пиар в таких вещах. Людям нравиться, когда с депутатов снимают прикосновенность. На сегодняшний день депутат – это практически эталонный образ человека, которого не любят в обществе. Это тот человек, тот образ, которого принято обвинять во всех грехах. Иногда это справедливо, иногда не справедливо, но никто особенно не хочет в этом разбираться. И когда происходит момент снятия, избиратель ждет возмездия. Потому что возмездие после 2014 года, когда на Майдане была убита «Небесная сотня», так и не пришло, так же как и после 2004 года, когда обещали «бандитам тюрьмы». Так никаких бандитов ни в какие тюрьмы и не посадили. Люди хотят видеть, чтобы депутаты, которые долгие годы разворовывали бюджет, те, которые виноваты в том, что сейчас происходят, были наказаны. И не только депутаты, а все, кто принимал в этом участие. Но мы видим, что это не происходит. Именно этот запрос на справедливость, который не удовлетворен до сегодняшнего дня и мотивирует зачастую людей к негативным ожиданиям от власти.

— Может, когда депутаты не голосуют за снятие неприкосновенности со своих коллег, даже если они из противоборствующего лагеря – эта такая себе мушкетерская круговая порука «один за всех, и все за одного»? Мол, ведь и на меня же могут что-то «нарыть», и за мной могут прийти…

— Каждый раз, когда были подобные внесения, я лично голосовал не зависимо от того, на кого его подавали. Другое дело, что даже если с депутата снимают в зале парламента неприкосновенность, это совсем не значит, что он будет наказан. И практика, к сожалению, показывает, что практически никогда первый шаг не заканчивается вторым — осуждением.

— По-моему единственный, кто по-настоящему «пострадал» от снятия депутатской неприкосновенности — это депутат Ефремов, который уже несколько лет находится в СИЗО…

— В СИЗО сидит еще и Савченко, если Вы не помните.

— О ней, честно говоря, уже и забыли все как-то…

— Почему? Я помню. Я недавно мониторил отношение людей по этому вопросу. Их интересовала не столько справедливость по какому-либо депутату, а чтобы наказали. Хоть кого-то. Это примерно из той же серии, почему люди берут деньги на выборах. У них такая мотивация: мы от депутатов все равно ничего не получим, так хоть что-то. Отсутствие веры в торжество справедливости приводит к такой мотивации.

— Вы не допускаете, что все эти внесения со стороны Генеральной прокуратуры – это ни что иное, как желание отвлечь людей от более глобальных, животрепещущих проблем. Например, чтобы меньше говорили о том, что подняли цену на газ для населения, или от того, что собираются поднимать цену на коммуналку…

— Я такого не вижу. Одни работают для того, чтобы заниматься управленческой деятельностью, другие – чтобы пресекать преступления, третьи – для того чтобы производить судебные действия. А если у человека сознание, как у аквариумной рыбки, что его можно отвлечь от проблемы, которая важна для него, тогда это проблема самого человека.

— Хотелось бы еще поговорить о депутатской этике. Парламентарий, выбранный народом, должен быть для него примером во всем. А наши депутаты зачастую устраивают такие побоища или словесные перепалки, что порой становиться за них стыдно. Кроме того, таким образом они создают настолько чудесную картинку для рос-тв, что тем и выдумывать всяких безумных бандеровцев не приходиться. Куда же смотрит регламентный комитет и почему не пресекает подобные проявления на корню?

— Кстати, у нас в парламенте, к чести депутатов, давно уже не было драк. Драки происходят все больше на телевидении между депутатами. Каждый должен отвечать за себя. Я, например, не дерусь. Те, кто распускает руки – они несут ответственность не только перед собой, но и перед своими избирателями. Значит, такого депутата хотели избрать избиратели. Это грустно, но это правда. Парламент – это полное отображение общества. Какое количество в парламенте людей с моральными стандартами – такое количество и в обществе, какое количество алкоголиков и наркоманов – такое количество и в обществе. Какое количество умных и дураков – такое же пропорционально и в обществе. Парламент – это не кривое, а прямое зеркало, отображающее запросы общества. Когда мы это осознаем, может быть поменяются запросы и, соответственно, качество парламента. Когда-то в парламенте сидели моральные авторитеты, люди, которые были государственниками. На сегодняшний день большинство в парламенте – это чистые бизнесмены, которые попадают туда, купив свое место, или же по договоренностям с кем-то на каких–то условиях, чтобы лоббировать интересы. Когда это измениться, когда интересы будут лоббировать граждане Украины – тогда будет проще. А у регламентного комитета действительно есть полномочия – они могут отстранить на определенное количество заседаний депутата за тот или иной поступок. И такие прецеденты бывали и не раз. Но ведь не только драка является нарушением депутатской этики. Например, не персональное голосование, или кода депутат посылает журналиста прямым текстом, используя не нормативную лексику–это все нарушение депутатской этики. Но я вам могу сказать главное — это все можно пресекать. Например, мой закон об уголовной ответственности за не персональное голосование лежит в парламенте с февраля 2015 года. Его даже не рассматривают. По какой причине? Потому что на сегодняшний день коалиции, которая де-факто практически отсутствует, хотя де-юре есть выгодно, чтобы было не персональное голосование, потому что таким образом они «протягивают» нужное им решение. Те люди, которые еще в прошлом созыве так сильно боролись с не персональным голосованием, сегодня возглавили этот процесс.

— Борислав, Вы являетесь членом межпарламентской депутатской группы Украина-Азербайджан. Как происходит взаимодействие с вашими азербайджанскими коллегами и какие вопросы чаще всего возникают на повестке дня?

— У нас достаточно плотная коммуникация. Мы общаемся в плане подготовки тех или иных визитов, также депутаты азербайджанского парламента обращаются к нам в случае каких-то определенных проблемных моментов. Например, ко мне несколько раз обращался посол Азербайджана и у нас с ним прекрасные взаимоотношения, также азербайджанская диаспора несколько разобращалась и мы помогали им в той проблематике, которая возникала. Чаще всего это вопросы, связанные с бизнесом и, как правило, мы успешно находим решение. Чтобы азербайджанцы не страдали в Украине. Мы к азербайджанским коллегам реже обращаемся за помощью и чаще всего с целью получить доступ к какой-то информации, или, чтобы получить помощь при заходе украинского бизнеса в Азербайджан. Потому, что при заходе бизнеса необходимо в том числе и документальное сопровождение, нужно помочь разобраться в законодательстве. У нас партнерские дружеские отношение с азербайджанскими коллегами, более того у нас прекрасные отношение в ПАСЕ, где мы, как правило, координируем свои действия и сообща принимаем решения по тому или иному вопросу.

Ярина Лазько, специально для «Yenicag.Ru — Новая Эпоха» из Киева

www.yenicag.ru

810
UTRO.AZ
NOVOYE-VREMYA.COM